Главная / Газета 31 Августа 2004 г. 00:00 / Тематические приложения

Татьяна Федотова

«Мне никогда не нравится, как я пою»

Евгения КРИВИЦКАЯ

Есть исполнители, обладающие особой артистической аурой. Их харизма одинаково воздействует как на взыскательных знатоков, так и на широкую слушательскую аудиторию. Молодая певица Татьяна Федотова – из их числа. «Красивейший природный тембр, «длинное» дыхание, отточенная техника, яркий драматический талант» – все это о ней. О себе Татьяна рассказывает так:

shadow
– У меня в жизни получается все спонтанно. Мои родители, сами не музыканты, заметив мою тягу к музыке, отдали в музыкальную школу. Там я проучилась на фортепиано, а потом поступила в училище имени Гнесиных на отделение «актер музыкального театра». Потом – Всероссийская академия хорового искусства Виктора Попова, где я встретила замечательных педагогов. Это – Светлана Ивановна Чумаченко, 30 лет проработавшая солисткой Музыкального театра имени К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко. Ну, и, конечно же, сам Виктор Сергеевич Попов, который сыграл в моем творческом становлении огромную роль. Он абсолютно гениальный Музыкант и потрясающий Человек.

– А как складывалась ваша сольная карьера?

– Собственно участвовать в концертах я начала еще со студенческой скамьи. Благодаря Виктору Попову у меня была возможность выступать как солистке с самыми лучшими российскими оркестрами и дирижерами. Я пела в «Реквиеме» Верди с Большим симфоническим оркестром имени Чайковского, в Мессе Шуберта с Российским национальным оркестром на фестивале Владимира Спивакова в Кольмаре (Франция). Был еще очень интересный проект – редкозвучащие кантаты Римского-Корсакова – совместно с Московским симфоническим оркестром и дирижером Владимиром Зивой.

– Здесь фигурируют композиторы совершенно разных эпох и стилей. А какую музыку вы бы пели «для души»?

– Думаю, старинную: Баха, Вивальди, Перселла, обязательно Моцарта. Сейчас у меня такой период в жизни, что я нацелена на этого композитора. Это связано с моей работой в Камерном театре Бориса Александровича Покровского, где я занята сразу в двух моцартовских операх: «Так поступают все» и «Директор театра».

– Однако я знаю, что и современная музыка вам не чужда.

– Да, правда. Мне довелось участвовать в исполнении сочинений Владимира Рубина, Валерия Кикты. Мне нравится Георгий Дмитриев, который много сотрудничает с хоровой Академией. Все это – прекрасная музыка, и я чувствую себя легко в ней.

– Вы поете много западной оперной классики. А ведь теперь русских певцов часто упрекают, что они поют Моцарта, итальянцев немного не в той манере – якобы слишком «большим» голосом. Как вы к этому относитесь?

– Не думаю, что мы обязательно должны кому-то подражать. Я лично пою своим голосом, как чувствую и понимаю. Ведь в самой музыке уже заложены все эмоции, есть определенная драматургия. Я лишь должна почувствовать все это и передать голосом слушателям.

– Творческие люди часто ищут источники вдохновения в разных видах искусства: это помогает глубже постичь суть художественного произведения. А как это происходит у вас?

– Считаю, что певцу необходимо много читать о той музыке, которую он поет. Если я занимаюсь, к примеру, Моцартом, то читаю все книги, какие возможно достать о нем, об его операх. Люблю также мемуарную литературу. О великих певцах, певицах, их размышления о своей «творческой кухне», что говорили знаменитые режиссеры и дирижеры, с которыми им доводилось работать. Для меня это своего рода школа, приобщение к секретам мастеров прошлого.

– А кто ваши кумиры среди певцов?

– Я очень люблю Кири Та Канаву. Правда, на ее недавний московский концерт в Доме музыки мне попасть не удалось. А многие записи ее я хорошо знаю.

– Вы упомянули Камерный театр. Почему пошли работать именно туда?

– Во-первых, «гипнотизировало» имя Бориса Александровича Покровского. Для любого вокалиста это имя – «культовое», с ним связана целая эпоха в российской оперной режиссуре. А, во-вторых, мне просто нравился этот театр.

– И насколько удается реализовать себя?

– Пока я проработала свой первый сезон и сразу получила три сольные партии. Фьордилиджи в «Так поступают все», мадам Херц в «Директоре театра» и Рахиль в «Ростовском действе». Считаю, что это прекрасный результат. В этом театре я ощущаю себя на своем месте, пою своим голосом. В следующем году намечается постановка моцартовской «Волшебной флейты», где буду петь Царицу ночи и первую Даму.

– Существует множество трактовок, видеозаписей этой оперы. Вам какая нравится?

– Мюнхенская постановка, где Царицу ночи поет Эдит Груберова. Она считается лучшей исполнительницей этой партии.

– Вы, готовя свою роль, ориентируетесь на нее?

– Нет, стараюсь делать по-своему. Потому что мне никогда ничего не нравится. И как я пою – не нравится. Наверное, потому, что от природы мне свойственно постоянно сомневаться. Вот когда начинает чуть-чуть устраивать то, что я делаю, значит, я на верном пути.


Опубликовано в номере «НИ» от 31 августа 2004 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: