Главная / Газета 4 Июня 2004 г. 00:00 / Тематические приложения

Юлия Началова

«После Панамы мне ничего не страшно»

Сергей Ткачук

На вопрос «Что значит хорошо петь?» молодая певица и актриса Юля Началова всегда отвечает: «От души и не мимо тональности». Должно быть, этим принципом она руководствуется не только на музыкальных площадках, но и в жизни вообще. Даже путешествует она от души, потому что интересно и красиво провести время на отдыхе – тоже большое искусство. Читателей «Пилигрима» Юля согласилась провести по своим любимым маршрутам.

shadow
– Юля, в светских кругах тебя знают не только как оригинальную певицу, но и как заядлую путешественницу. Какая поездка запомнилась больше всего?

– Два года назад я отправилась в масштабный тур по Европе. За три недели повидала много стран. Мне очень понравился испанский курорт Малага. Там есть один очень красивый замок на горе, в который мы поднимались… на карете, запряженной лошадьми! Дорога была такой красивой, что до сих пор тянет вернуться туда и совершить повторное восхождение. Но самое удивительно ожидало нас внутри. Когда попадаешь в замок постройки XVI – XVII веков, то осознаешь, насколько отличались люди того времени от современных. Судя по размерам ванн, потолков, кроватей, стульев, они были гораздо меньших размеров. Абсолютно точно, что сейчас люди изменились – прямо акселераты какие-то стали!

Еще из программы того тура мне запомнилась Португалия. В этой стране я наслаждалась визуально-архитектурными достопримечательностями, передающими дух старины. Вообще, я большая поклонница архитектурного разнообразия – именно поэтому мне, наверное, нравятся и Париж и Лондон.

– Кстати о Франции. Многие из тех, кто бывал там неоднократно, утверждают, что французская глубинка куда краше, чем столица. Ты с ними согласишься?

– Французскую провинцию я не изучала, а в Париже была много раз, и у меня сложилось просто исчерпывающее представление об этом городе. Он уникален. Вообще мне ближе всего по душе, конечно, Европа: и температура, и погода, да все. Даже странно. Наверное, большинству россиян нравятся жаркие места, а я – поклонница лондонской непогоды. Можно и в маечке ходить, и курточку надеть. Разнообразие опять же!

– Лондон, несмотря на английский консерватизм, известен еще и как одна из столиц андеграунда…

– Нет, исследовать лондонские клубы мне, к сожалению, не довелось: не потому, что не хотелось, а оттого, что была я там не одна, а с родителями. А вот уж где я ощутила дух свободы в полной мере, так это в Амстердаме! Я была в этом городе два раза и собираюсь поехать еще – скорее всего, этим летом. Амстердам – город очень маленький (его центр можно обойти за полчаса), но безумно интересный. Кажется, там не запрещено ничего!

– То есть как это – ничего?

– В разных странах существуют различные, если так можно выразиться, субкультурные стереотипы – скажем, «скинхед», «растаман», «металлист» и прочие. В большинстве известных нам стран разные субкультуры вступают в противоречия, что приводит к известным негативным последствиям. А в Амстердаме можно запросто увидеть, например, представителей цветных рас, разгуливающих в обнимку со скинхедами. При этом и те, и другие улыбаются! Можешь представить себе такое в Москве?! Это же неповторимый дух единения, дружбы.

– Может, такое происходит как раз потому, что в Голландии «все разрешено» и весьма широкие границы морали?

– Возможно. Когда много что разрешено, пропадает нездоровый ажиотаж вокруг этого разрешенного, и потому никто не злоупотребляет правами и свободами, поскольку осознают, чем может закончиться любое злоупотребление. Но не зря говорят: запретный плод сладок. Когда нам что-то запрещают, так и тянет попробовать то, что не надо. В результате получаются сплошные неприятности.

– А с тобой такие приключения за границей случались?

– Ну, эксцессов, слава богу, не было, но некоторые страшноватые инциденты, конечно, мне запомнились. Например, как я плыла на корабле в 9-балльный шторм – это было где-то в районе Гибралтарского пролива. Со стеллажей в каюте летели тарелки, все вещи были разбросаны. «Ничего себе круиз», – подумала я. Слава богу, мой вестибулярный аппарат позволил пережить это. Но от самого факта, что на верхней палубе тебя накрывает волнами и вода попадает в иллюминатор, становилось немного не по себе!

– У тебя, должно быть, нет морской болезни!

– Да она у всех есть. Когда сходишь с корабля, тебя немного пошатывает. И когда уже приезжаешь домой, это ощущение остается. Проходит только через пару дней.

Очень мне понравилось на Красном море в Израиле. Я была и в Иерусалиме, и в Эйлате, на границе с Египтом. Там первый раз в жизни попробовала дайвинг. Окунувшись в глубины, обнаружила себя в восхитительной рыбной галерее. Это незабываемое зрелище! Мне еще – наверное, потому что была новичок в этом деле, – очень повезло: ко мне вплотную подплыли дикие дельфины. Знающие люди говорят, что такое случается очень редко.

Первый раз я погрузилась в морскую пучину на 10 метров. До сих пор отчетливо помню первый момент. Дело в том, что до того 15 лет я не ныряла вообще – из-за здоровья врачи запретили. И даже когда запрет был снят, остался психологический барьер, от которого трудно избавиться. Но поскольку по натуре я борец, то в конечном счете преодолела эту боязнь и заставила себя спуститься на дно. Зато какое я получила удовлетворение! Когда находишься глубоко под водой, наступает полнейшая релаксация! При этом еще и наслаждаешься необычайными видами окружающего тебя мира, находишься как будто в другом измерении.

– После этого ты еще где-нибудь погружалась?

– Неоднократно, в Средиземном море. Даже видела мурен! На глубине 12–13 метров я обнаружила их гнездо. Кормила их рыбой, хлебом. При виде еды они открывали свои огромные пасти, из которых торчали острые зубы. Вообще, приближаться к этим существам довольно опасно, инструкторы не рекомендуют этого делать. Признаюсь, было не по себе, дрожала как осиновый лист. Но опять же – запретный плод!

– Скажи, чем отличается твое восприятие страны, когда ты находишься в ней на гастролях, от восприятия обычного путешествия?

– Конечно, разница очень большая. Когда я расслаблена, то сосредоточена полностью на отдыхе – хоть поедании мороженого! Но если знаю, что впереди ожидает выступление, то постоянно думаю о нем, и это мешает полноценно отдыхать.

– Без чего ты никогда не отправляешься в поездку за рубеж?

– Без зубной щетки! А если серьезно, то всегда стараюсь брать с собой минимум вещей. Ведь остальное можно купить уже на месте – что-нибудь новенькое, красивенькое… Вообще, меня многому научила поездка на необитаемый остров в Панаму – в рамках проекта «Последний герой». Я, как обычно, не взяла с собой практически ничего – а там не было ни крова, ни еды, только очищенная вода – и все, представляешь? После этого мне уже ничего не страшно! Теперь, выезжая на пикник, я точно знаю: даже если не окажется чего-то очень необходимого, я смогу найти дрова, развести огонь, в общем, организовать «культурный досуг». Кстати, после той поездки я стала очень чутко спать…

– Наверное, в ожидании того, что, откуда ни возьмись, появятся какие-нибудь экзотические гады и прочие неприятности?

– Да уж, сначала по возвращении было страшно. Но сейчас уже нормально, не переживаю.

– Думаю, что на необитаемый остров читатели «Пилигрима» вряд ли отправятся, а вот прочитать пару твоих советов относительно того, куда отправиться в столь любимом тобою Париже, им было бы интересно.

– Изволь. Во-первых, советую посетить в этом городе святые места. В парижских храмах просто необыкновенная энергетика! Например, во время последней поездки в Париж (это было в апреле) я в который раз отправилась в собор Парижской Богоматери и просидела там, возле статуи Девы Марии, целых полтора часа! Я сидела одна, и мне было так хорошо, спокойно, я прямо-таки отдохнула душой. Заодно и привела мысли в порядок. Может, кому-то такое времяпрепровождение покажется скучным, но уверяю вас, что это не так. Вообще, я люблю путешествовать одна: когда едешь с кем-то, ты скован, поскольку должен учитывать интересы этого человека. А когда путешествуешь наедине с самим собой, получаешь прекрасную возможность отдохнуть, а заодно и расширить собственный кругозор, поскольку посещаешь те места, которые тебе интересны, без оглядки на компанию.

– Например?

– Да возьмем даже хрестоматийные примеры – тот же Лувр! Смотришь на Венеру Милосскую и ловишь себя на мысли: сколько же поколений восхищались этой статуей! А Мона Лиза – в ней есть что-то мистическое, она словно как живая, завораживает, и не можешь отойти от нее. Шаг влево, шаг вправо, а она все равно смотрит прямо на тебя!

– А что для тебя является символом Парижа – Эйфелева башня?

– Да, пожалуй. Так же, как и Триумфальная арка, Мулен Руж, в конце концов. Я не пошла туда только потому, что уже не хотелось наблюдать за ничьей концертной деятельностью! Вообще, гуляя в этом городе, всегда можно наткнуться на что-то неожиданное и интересное. Один раз, например, я искала место, где можно сесть и съесть купленную корзиночку клубники. И нашла крохотный памятник Берлиозу!

– В общем, если характеризовать твои туристические предпочтения в целом, то ты – путешественница в Европу?

– Именно. И только в Европу. Наверное, Панама отбила все желание купаться ездить в экзотические страны!

Опубликовано в номере «НИ» от 4 июня 2004 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: