Главная / Газета 1 Мая 2004 г. 00:00 / Тематические приложения

Артистам стареть не рекомендуется

Почему пожилые театральные актеры стремятся попасть в Дом ветеранов сцены имени Яблочкиной?

Марина БАЗЫЛЮК, Мария КИНЦУРАШВИЛИ

Тут никогда не происходит ничего экстренного. Каждый день одно и то же – подъем, завтрак, прогулка, обед, ужин, отбой. Хорошая библиотека, цветной телевизор в каждой палате, своя церквушка, свое крошечное кладбище. И тишина. Здесь живут состарившиеся кумиры толпы – актеры, актрисы, режиссеры.

Антонина Лалова проработала на сцене полвека.
Антонина Лалова проработала на сцене полвека.
shadow
Странные люди – актеры. Подумать только – по своей воле выбрать жизнь, в которой все неподвластно тебе, где к зависимости от режиссеров приплюсовывается симпатия или ненависть публики, снисходительное внимание критики, а еще взлеты и падения, наслаждение от своей роли и депрессия от того, что не нашел себя. Страшна актерская молодость: заметят – не заметят? Страшна зрелость: не стать бы актером одной роли. Но всего страшнее – старость. Нет былой славы и работы, публика забыла, цветы и овации в лучшем случае – на юбилей, в худшем – ими проводят в последний путь. Наверное, поэтому старость актерам нельзя встречать в одиночестве, им она особенно противопоказана.

Постаревшие кумиры

Дом ветеранов сцены имени А.А. Яблочкиной (шоссе Энтузиастов, 88), пансионат, где живут на полном обеспечении престарелые театральные деятели. Создан в районе Измайловского парка в 1907 году как «Убежище для призрения престарелых и лишенных возможности к труду артистов» – это строчка из энциклопедии. Не правда ли – сухо и без сантиментов... И это все про него – последний приют тех, кто когда-то срывал аплодисменты на сцене, был всеобщим кумиром и любимцем. Всего пятнадцать минут на троллейбусе от станции метро «Шоссе Энтузиастов», и шумная и пыльная Москва как будто остается далеко позади. Возможно, так кажется потому, что вокруг огромный парк, и нет жилых домов поблизости.

Остановка так и называется «Дом ветеранов сцены имени Яблочкиной». За кованым железным забором виднеются корпуса Дома-интерната. Здесь очень тихо и на удивление чистый воздух – ни звуков с шоссе, ни копоти. Дом ветеранов сейчас – это шесть корпусов, соединенных между собой красивой стеклянной галереей. Вокруг зданий – красивый парк. При доме есть свое кладбище. Оно находится в парке, но скрыто от посторонних глаз. А когда-то все начиналось с крошечного домика в Измайлово. В 1907 году Обществом для призрения престарелых и лишенных возможности к труду артистов в районе Измайловского парка был выстроен флигель, который назвали «Убежищем для престарелых артистов Московских Императорских театров». После революции убежище решили не закрывать. Здание передавали из рук в руки, пока, наконец, в 1935 году оно не было отдано Всероссийскому театральному обществу. Один-единственный дом в Измайлове и стал именоваться Домом ветеранов сцены имени А.А. Яблочкиной (ДВС). В начале прошлого века в нем обитали около 40 человек. Здесь жила и первая исполнительница роли Нины Заречной из «Чайки» Чехова в Художественном театре – Мария Роксанова, и первая исполнительница роли Франчески ( Франческа да Римини С. Рахманинова) в Большом театре Наталья Салина. А еще Вероника Витольдовна Полонская. Та самая, которая была чуть ли не свидетельницей самоубийства Маяковского. Она еще не отпустила ручку двери номера Маяковского, откуда только что вышла, как раздался выстрел. И Полонская вбежала в комнату обратно.

В новое здание, что расположилось в березовой роще на шоссе Энтузиастов, ветераны сцены переехали в 1965 году. Сейчас в ДВС проживают 69 человек. Большая часть – одинокие женщины, есть семейные пары, но их очень мало. Самой пожилой жительнице 94 года.



Одиночество и беллетристика

Здесь нет таких, кого бросили дети, по крайней мере в этом нас уверяли сами обитатели дома. Конечно, все нынешние жильцы попадали сюда по разным причинам: один остался без близких, которые могли бы присмотреть, другая не захотела превращаться из примы в бабушку, которая должна вязать носки, варить кашу и гулять с внуками. Но большинство просто не захотели уходить навсегда от театральной жизни. В ДВС престарелые актеры в какой-то степени чувствуют себя, как на сцене, они как бы продолжают принадлежать театральному сообществу – такому родному по духу и такому, увы, безразличному к ним. «Им надо месяца три-четыре, чтобы привыкнуть, ведь эти люди когда-то были очень активными, занимались общественной работой. А вообще наши обитатели проводят концерты, литературные вечера, капустники Наши пенсионеры имеют право раз в год на три месяца уехать в любом направлении. Они могут принимать гостей и, когда захотят, ездить в город, для этого у нас даже есть специальный автобус. Несмотря на почтенный возраст, они ведут весьма активную жизнь» , – говорит директор дома Виктор Красильников.

Да, жизнь тут активная. Здесь даже случаются свадьбы и венчания. Пару лет назад обвенчались супруги Боголюбские, прожившие до этого душа в душу полвека. Владимиру Александровичу и Наталье Александровне уже по 80. Он – в прошлом актер и режиссер, она – актриса. В дом чета переехала 12 лет назад. Единственная дочка, которой уже 60, живет в Москве.«Дочь долго отговаривала нас от этого шага, просила не уходить, но мы настояли на своем, – говорит Наталья Александровна. – И не жалеем нисколько! Здесь хорошо – все свои, великолепное обслуживание, еда В каждом номере ванна, туалет, кухонька. Распорядок дня свободный. Как проснулся, так можно и позавтракать. Мы с мужем и обвенчаться здесь решили. Я вообще раньше неверующей была. А потом заболела сильно, дочь меня долго уговаривала крестик надеть. Я ни в какую! А потом надела, и полегчало мне. А как церковь открыли, так мы сразу и обвенчались!». Боголюбский слушает жену, снисходительно улыбаясь. В отличие от супруги настроен не так оптимистично. «Ровесников нет, скучно бывает. Да и вообще – все прошло, все прошло». В крошечной комнате Боголюбских все заставлено своей, не казенной мебелью. Оказывается, каждому при желании могут привезти мебель из его дома.

Здесь много моментов, которые удивляют и делают дом совершенно не похожим на другие дома престарелых, а, скорее, на какой-то пансионат. Правда, и попасть сюда может далеко не каждый, и дело даже не в принадлежности к театральному сообществу, а в том, что единый взнос за право поселиться в ДВС с 1998 года составляет 11 тысяч долларов. Либо за это право надо отдать свою квартиру. Кроме того, приблизительно половина пенсии каждого обитателя забирается на содержание дома, а половина выдается на карманные расходы самому пенсионеру. Причем даже эта половина зачастую бывает больше, чем зарплата обслуживающего персонала. Кроме пенсионных ДВС помогает Союз театральных деятелей. Постоянного спонсора у убежища для престарелых актеров нет уже года три. Столичный мэр, правда, не забывает. Не так давно он внес приют для престарелых актеров в список специальных объектов, и теперь Московское правительство ежемесячно выделает дому определенную сумму на содержание. Решение о приеме или не приеме в дом принимает секретариат СТД. При приеме учитывается возраст – женщин разрешено принимать с 55, мужчин – с 65 лет.

«Раньше, когда мы жили в Советском Союзе, наш дом соответственно был Всесоюзным, и желающие попасть сюда выстраивались в огромную очередь. Теперь, когда дом стал Всероссийским, очередь исчезла, наоборот, появились свободные места, – говорит Виктор Матвеевич. – Сейчас у нас тут в основном бывшие актеры и актрисы и еще один-единственный режиссер».

Живет бабушка Маши Мироновой (мать Екатерины Градовой – радистки Кэт). Кстати, бывшая теща Андрея Миронова недавно получила официальный статус монахини. Теперь она ходит только в черной рясе и специальном головном уборе. Старушка

старается не пропускать ни одной службы. Правда, в местной церквушке они бывают нечасто, потому что проводит их приезжий протоиерей. Как правило, раз в две недели он причащает, исповедует, крестит, венчает и отпевает. Тех, кто не может прийти в церковь, протоиерей навещает в палатах. Церковь при доме была открыта пять лет назад. Недавно Алексий II присвоил ей статус патриаршего подворья.



Я была как Пугачева!

Антонина Лалова (Прокопенко) в церковь не ходит. Уже несколько лет 89-летняя актриса передвигается на коляске – отказали ноги. Антонина Александровна 35 лет отработала в Сочинском театре, потом – в филармонии. «Я эстрадная актриса, как Пугачева, как жена Петросяна, только танцевала больше», – улыбается старушка. У нее поразительная память. – На сцене проработала полвека! Сюда приехала 11 лет назад. Дочка моя – актриса Малого театра, живет в Москве, ей уже 68 лет, она на пенсии. Старший внук сейчас работает в Малом театре. А всего у меня два внука и восемь правнуков! Приезжают ко мне каждую неделю, не забывают. И поклонники меня помнят – на каждый праздник телеграммы поздравительные шлют» .

В коридорах пусто – все сидят по номерам, в которых чистенько и уютно. Да, тут есть и парк, и обеды, и праздники, и театральное окружение И все-таки артистам стареть не рекомендуется.


Опубликовано в номере «НИ» от 1 мая 2004 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: