Главная / Газета 1 Мая 2004 г. 00:00 / Тематические приложения

Глубины человеческого сердца

Леониду Хейфецу исполняется 70 лет

Алексей БАРТОШЕВИЧ

Постановку Леонида Хейфеца 1966 года «Смерть Иоанна Грозного» А.К.Толстого театральные люди моего поколения помнят как одно из главных событий своей молодости.

shadow
Дело заключалось не только в обжигающей актуальности спектакля ЦТСА, в котором речь велась о трагических закономерностях российской судьбы, о безжалостных механизмах политической истории, с пугающей и иронической неотвратимостью воспроизводившей ситуацию русской тирании и русского рабства. Не менее важна была безупречная строгость режиссерской конструкции, кристальная чистота и ясность формы. За холодноватым – в духе Брехта и тогдашнего Брука – геометризмом стуктуры скрывались не только публицистический азарт, но и глубокая сердечная боль. Эту боль, эту лирическую тоску несли в себе молодые актеры ЦТСА и Андрей Попов, сыгравший тогда едва ли не лучшую роль своей жизни.

К юному режиссеру сразу пришла известность. Искушение ранней славой он выдержал. Ему удалась и другая, не менее трудная задача. Леонид Хейфец сумел не остаться в исторической памяти театра как режиссер одного спектакля. При том что его театральная судьба оказалась извилистой, а то и драматической. С ним не раз поступали несправедливо – даже и в том театре, которому он много лет верно служил и в котором поставил «Смерть Иоанна Грозного». Он знал горечь поражений и полупровалов. И все же за «Грозным» последовали «Тайное общество», «Часовщик и курица», серия масштабных постановок классики в Малом театре с М. Царевым и Н. Вилькиной, «Павел Первый» с замечательным Олегом Борисовым. В этих спектаклях развивались отпущенный Хейфецу дар крупной формы, неотразимая логика сценических композиций.

Но не напрасно Хейфец был любимым учеником Алексея Дмитриевича Попова и Марии Иосифовны Кнебель. Он был и остается «актерским» режиссером. В наше время, когда подмостки все больше заполняют шумные и пустые зрелища, ублажающие – и умножающие – невзыскательную публику, Леонид Хейфец в театре и в театральной школе остается одним из последних могикан психологического театра. Теперешняя мода ему чужда и неинтересна. Он мог бы, да не хочет ставить нечто монументальное и громогласное. В стороне от театральной суеты он делает свой театр – тихий и тонкий, не бьющий на эффекты, но способный касаться затаенных глубин человеческого сердца. В его недавней постановке ибсеновского «Кукольного дома» сложнейшее сплетение человеческих судеб и человеческих отношений погружает зрительный зал Театра Маяковского в особую, завороженно-внимательную тишину, всегда сопутствующую искусству, которому есть что сказать о людях.


Опубликовано в номере «НИ» от 1 мая 2004 г.


Актуально


Регионы


Смотрите также

Лейла Намазова-Баранова

«Часто болеющие дети – это повод обратиться к генетику»

Анна Банщикова

«Мне все доставалось своим трудом»

Осенние игры

Как время года влияет на обострение заболеваний желудочно-кишечного тракта

Шкала здоровья

Ноябрь – время тюбажей и правильного сна

Новости


Все на сладкий фестиваль!

Что нужно, чтобы устроить настоящий шоколадный праздник

Кожа без полос

Как убрать растяжки

Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: