Главная / Газета 29 Февраля 2016 г. 00:00 / Экономика

«Успех определяет только движение вперед»

Президент ТПП РФ Сергей Катырин

Вячеслав Ширяев

Завтра в Москве состоится VII съезд Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ – крупнейшей негосударственной некоммерческой организации, которая является, пожалуй, наиболее активным в стране независимым проводником интересов бизнеса, в первую очередь малого и среднего. Сегодня ТПП РФ объединяет более 180 территориальных торгово-промышленных палат, в которые входит свыше 53 тыс. компаний и индивидуальных предпринимателей. О том, с какими результатами подошла Торгово-промышленная палата к своему съезду, что сейчас волнует предпринимателей и каковы перспективы российской экономики, «Новым Известиям» рассказал президент ТПП РФ Сергей КАТЫРИН.

shadow
– Сергей Николаевич, с последнего, VI съезда ТПП РФ прошло пять лет. Каким оказался этот период для вашей организации, представляющей интересы российских предпринимателей?

– Это была пятилетка напряженной работы по всем направлениям, которые так или иначе имели отношение к отечественным предпринимателям. Так, например, мы проводили оценку регулирующего воздействия законопроектов (ОРВ) на деятельность бизнеса, старались не допускать принятия законопроектов, которые могли бы существенно ухудшить его жизнь. Вот несколько примеров. Был законопроект о повсеместном введении торгового сбора, но в итоге документ приняли в сильно урезанном, компромиссном варианте, хотя, признаюсь, это нас устроило лишь частично. Предлагалось увеличить единый налог на вмененный доход (ЕНВД), однако в итоге Минэкономики отказалось от повышения ЕНВД. Мы принимали участие в разработке всех значимых для предпринимательства и экономики федеральных законов.

– А какие из них, на ваш взгляд, наиболее важные?

– Было принято два ключевых для нас закона, в работе над которыми ТПП РФ и территориальные палаты принимали самое активное участие. Первый – новый закон об арбитраже в Российской Федерации, направленный на создание в стране современного правового регулирования института третейского разбирательства. Второй – изменения в закон о ТПП РФ, которые позволили привести прежний закон 1993 года в соответствие с сегодняшним законодательством и нынешними экономическими реалиями. Отмечу, что новая редакция закона позволит торгово-промышленным палатам эффективнее выполнять свои функции в целях модернизации российской экономики и развития бизнеса. Словом, на всех уровнях и во всех сферах все наши усилия были подчинены решению главной задачи – облегчению условий ведения бизнеса в интересах как предпринимателей, так и российской экономики в целом.

– Вы возглавили ТПП в марте 2011 года, сменив на этом посту Евгения Примакова, которого называли политическим тяжеловесом. Сложно было после него взяться за штурвал?

– При Евгении Примакове я достаточно долго работал вице-президентом палаты, так что, можно сказать, получил определенную закалку. Но, конечно, пост главы ТПП предполагает больший масштаб, груз здесь тяжелее и проблемы крупнее. Я многому учился у Евгения Максимовича, например, его сверхответственному отношению к делу, полной самоотдаче. И мне это очень помогло и помогает, особенно тогда, когда возникают трудные ситуации. Поэтому я благодарен Евгению Максимовичу за школу. Мы стараемся продолжать заложенные им традиции. Знаете, до сих пор бывают случаи, когда при принятии сложного решения ловлю себя на мысли, что сейчас очень понадобился бы совет Евгения Максимовича.

На встрече с президентом РФ Владимиром Путиным.
shadow – Головной офис ТПП расположен на Ильинке, до Белого дома и Кремля – рукой подать. Насколько близка ТПП к власти?

– Торгово-промышленная палата – негосударственная и некоммерческая организация. Вот в этом и заключается ее ценность, причем не только для бизнеса, но и, как это парадоксально ни звучит, для власти. Ведь благодаря такому статусу мы доводим до государственных и правительственных структур реальную информацию, а не ту, которую хочется услышать. А такая информация позволяет принимать взвешенные решения в интересах всей экономики и общества. Сегодня ТПП РФ объединяет 181 территориальную торгово-промышленную палату: 83 в субъектах РФ и 98 в муниципальных образованиях. В палаты входят более 53 тыс. компаний и индивидуальных предпринимателей. Члены ТПП РФ – более 200 союзов, ассоциаций и других объединений предпринимателей: хлебопеков, молочников, строителей, аграриев, ювелиров, металлургов, машиностроителей, текстильщиков... При территориальных ТПП действуют более 100 третейских судов, при федеральной палате – известные в мире Международный коммерческий арбитражный суд и Морская арбитражная комиссия. Развитием внешнеэкономической деятельности занимаются 72 деловых совета по сотрудничеству с зарубежными странами, а деятельность загранпредставительств ТПП РФ охватывает свыше 40 стран. Интересы важнейших сфер производства и предпринимательства представляют 35 комитетов ТПП РФ и шесть советов, а также более 1200 общественных экспертных формирований, созданных территориальными палатами. У нас представлен малый, средний и крупный бизнес, но при этом нужно отметить, что доминирует малый и средний.

– Какие проблемы сейчас наиболее актуальны для бизнеса?

– Недавно ТПП РФ провела опрос большой группы российских предпринимателей, чтобы выяснить, что нужно для более динамичного развития экономики. Вот ответы: обеспечить доступ к длинным дешевым деньгам, снизить налоговую нагрузку, сократить количество проверок, повысить эффективность и доступность господдержки, усилить борьбу с коррупцией, уменьшить количество электронных площадок для облегчения доступа малого и среднего бизнеса к закупкам крупных компаний с госучастием.

– Желание предпринимателей меньше платить налогов – понятно. Но как это совместить с кризисом, когда государство нуждается в дополнительных поступлениях в бюджет?

– Здесь никакого противоречия нет. Именно в кризис государство обязано поддержать бизнес, иначе экономика может остановиться. Эффективность таких мер со стороны государства подтверждена опытом других стран. Льготные кредиты и сниженные ставки налогообложения привлекают инвестиции – на это сделала ставку Япония, принимая в конце 50-х годов закон об электронной промышленности. К началу 80-х страна вышла в мировые лидеры в микроэлектронике. По похожему пути пошел Китай, где для местных разработчиков и производителей полупроводниковых компонентов уменьшили ставку НДС с 17% до 3%, а в 2005 году отменили НДС полностью. Результат, как говорится, налицо. Еще одним действенным инструментом является снижение ставки налогообложения доходов компаний, полученных в результате реализации запатентованной продукции. Такую практику уже ввели ряд стран ЕС и Китай. В некоторых странах компании вычитают из налогооблагаемой базы более 100% средств, потраченных на научные исследования и разработки (в Австралии, например, 150%). А Ирландия, Индия, Китай, Израиль, Тайвань решились в свое время на огромные налоговые льготы для компаний, работающих в инновационной сфере. Это привело к экономическому росту и быстрой переориентации экономик этих стран на высокотехнологичные отрасли. Нам следует также подумать о возможности снижения наполовину ставки налога на прибыль, полученную от реализации высокотехнологичных товаров и услуг. Кстати, такая норма уже работает у наших белорусских соседей. Понятно, что антикризисные меры дадут эффект, если их применять комплексно, последовательно и решительно.

– В последнее время ТПП РФ активно поднимает тему неналоговых платежей. Какое место они занимают в общей финансовой нагрузке на бизнес?

– Это весьма болезненная для бизнеса тема. Минфин РФ утверждает, что уровень налоговой нагрузки на российский бизнес составляет порядка 34,4%. Однако в действительности предприниматели платят намного больше. Помимо обязательных налогов и сборов есть еще самые разные платежи, не относящиеся к таковым. Это, например, платежи «за экологию», утилизационный сбор и т.д. Последний яркий пример – недавнее введение обязательного сбора за проезд большегрузных автомобилей по федеральным автодорогам. Эти платежи не включаются в общий уровень налоговой нагрузки на бизнес, но являются обязательными. И таких квазиналогов, не предусмотренных Налоговым кодексом, а вводимых отдельными законами, приказами министерств, уже несколько десятков. В 2014 году они «потянули» на 700 млрд. рублей, что соответствует 0,99% ВВП. С учетом этого ТПП РФ предложила провести ревизию неналоговых платежей, отменить или скорректировать значительную их часть. На наш взгляд, целесообразно создать контролируемый Минфином РФ реестр неналоговых сборов, чтобы бизнес оплачивал только те из них, которые будут внесены в реестр. Особо отмечу, что глава государства поддержал позицию палаты в этом вопросе. Работу продолжаем.

– А что реально может дать сокращение количества электронных площадок, о чем ратуют предприниматели?

– Дело в том, что таких площадок у нас переизбыток. Каждая из них работает по своим правилам. Вокруг них часто собираются «свои» компании, что снижает конкуренцию и повышает цены. «Чужой» бизнес имеет минимальные шансы прорваться к торгам, да к тому же должен каждый раз изучать новые правила, заплатив за это деньги. Поэтому надо серьезно уменьшить количество площадок и разработать общие для всех правила. Скажем, везде и всегда должна быть действительна только одна электронная подпись.

Сергей Катырин и Евгений Примаков (справа).
shadow – Почему не удается облегчить доступ малых и средних предприятий к закупкам крупных компаний с госучастием?

– Госзакупки – это многомиллиардный ресурс, своего рода государственные инвестиции, жизненно важные для малого и среднего бизнеса. Но результаты нашего опроса показывают, что более 40% малых компаний отказываются бороться за госзаказ. Причина в том, что государственные компании медленно разворачиваются в сторону малого и среднего бизнеса. Отсюда у «малых» сформировался такой стереотип: компании с госучастием ориентируются на прикормленные и зависимые фирмы. Болезненной для малого бизнеса остается и широкая практика отказа от авансовой предоплаты по договорам с крупным бизнесом и практика требовать обеспечения исполнения договора – до 30% от начальной цены. Но мы стараемся исправить ситуацию. Сейчас ТПП РФ совместно с АО «Корпорация МСП» формирует реестр предпринимателей, готовых выступать поставщиками продукции и услуг для крупнейших российских компаний с госучастием. О такой возможности мы проинформировали малые предприятия. За одну только последнюю неделю января 2016 года было получено около тысячи откликов. Эту работу будем разворачивать в первую очередь на местах.

– Какой из законов, принятых в минувшее пятилетие, можно считать по-настоящему важным и нужным для бизнеса, для экономики?

– Из последних я бы назвал закон о промышленной политике. Почти десять лет мы занималась этим вопросом, и многое из того, что было разработано экспертами палаты, вошло в итоговый вариант. До появления этого документа промышленность напоминала, образно говоря, корабль без штурвала – проблемы решались по мере их появления, а четкая стратегия развития промышленности отсутствовала. Благодаря принятию закона стало возможным создание Фонда развития промышленности (ФРП), самого, по моему мнению, востребованного и эффективного на сегодняшний день института развития. ТПП РФ активно работает с ФРП, который в прошлом году одобрил финансирование 74 проектов в 38 регионах России. Фонд поддерживает проекты, ориентированные на импортозамещение, но при этом обязательно учитывает и их экспортный потенциал. Объем выданных займов – 24,6 млрд. рублей. Займы выдаются по ставке 5% годовых на семь лет, о чем бизнес раньше мог только мечтать. Считаю, что средства фонда надо увеличить многократно: кредитных заявок было почти на 450 млрд. рублей. Тем более, на мой взгляд, такая возможность есть. В стране очень много различных институтов развития, и далеко не все из них стали рычагом развития бизнеса. Поэтому без них вполне можно обойтись, а сэкономленные средства направить на докапитализацию ФРП.

– Поддержка предприятий, ориентированных на импортозамещение, дает какие-то реальные результаты?

– Да, в некоторых отраслях, например, в сельском хозяйстве, импортозамещение начинает приносить первые плоды. Но нужно, конечно, понимать, что это работа на годы. Верю, что мы добьемся импортной независимости, поскольку без этого велики риски и для экономики, и для страны в целом. Разумеется, все и вся замещать – затратно и бессмысленно, но по основным позициям просто необходимо. То, что взятый курс правильный, подтверждает изменение структуры внешней торговли. В 2014 году во внешнеторговом обороте удельный вес товаров сырьевого характера составил 75%, а в 2015 году – 68%. То есть начался процесс снижения экспортной топливно-энергетической зависимости. Мы в ТПП РФ считаем, что нужно создать механизм перехода средств из ТЭК в обрабатывающие отрасли; это станет серьезным шагом от сырьевой зависимости в сторону развития реальной экономики.

– Когда, на ваш взгляд, мы выйдем из кризиса?

– Могу сказать одно: мы, безусловно, выстоим, но понадобится какое-то время, чтобы выйти, что называется, на оперативный простор. Мы и сегодня, несмотря на все проблемы, держимся сравнительно неплохо, кто бы что там ни говорил. Но чтобы быть в «форме», необходимо добиваться высокой производственной и технологической конкурентоспособности. Успех определяет только движение вперед. Других вариантов нет.


СПРАВКА «НИ»
Сергей Николаевич КАТЫРИН родился 2 октября 1954 года в Москве. Окончил Московский автомобильно-дорожный институт и Школу международного бизнеса МГИМО МИД России. С 1979 года – на комсомольской работе в Московском автомобильно-дорожном институте, затем в Московском городском комитете ВЛКСМ, возглавлял Московский городской студенческий отряд. Принимал активное участие в создании и становлении Торгово-промышленной палаты России, где в 1991–1992 гг. работал начальником Главного управления, а с 1992 года – вице-президентом. В марте 2011 года избран президентом Торгово-промышленной палаты Российской Федерации.
С 2006 по 2012 гг. входил в состав Общественной палаты Российской Федерации в качестве заместителя секретаря. Является председателем российской части Делового совета БРИКС и председателем национальной части Делового совета ШОС от РФ.
Награжден орденами «За заслуги перед Отечеством» IV степени, «Дружбы», «Почета», медалью «За трудовую доблесть» и другими наградами.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 февраля 2016 г.


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: