Главная / Газета 30 Июня 2015 г. 00:00 / Экономика

«Банковский сектор находится в депрессивном состоянии»

Первый вице-президент Ассоциации региональных банков России Александр Хандруев

Арина Раксина

Российские банки начинают активно снижать проценты по потребительским вкладам, опасаясь повышения отчислений в Фонд страхования вкладов, которые с 1 июля будут привязаны к размеру ставок. Россиян, уже владеющих депозитами, это, конечно, не затронет, но вот делать новые вклады гражданам придется на гораздо менее выгодных условиях. При этом потребительские кредиты из-за непомерно высоких ставок по ним становятся все более недоступными для физических лиц. О проблемах российских банков и их вкладчиков «НИ» побеседовали с профессором РАНХиГС, первым вице-президентом Ассоциации региональных банков и бывшим зампредом Банка России Александром ХАНДРУЕВЫМ.

shadow
– Александр Андреевич, как банковская сфера переживает экономический кризис, с которым столкнулась наша страна?

– Итоги первого полугодия 2015-го показывают, что российский банковский сектор сумел избежать системных сбоев и продолжает в полном объеме выполнять свои функции. В то же время впервые за всю свою новейшую историю темпы расширения масштабов банковской деятельности оказались в зоне нулевых и даже отрицательных значений. Исключение составили только вклады населения, которые выросли на 6,1%. Наряду с количественными ухудшаются качественные показатели банковской деятельности. В совокупном кредитном портфеле увеличивается удельный вес проблемной и просроченной задолженности. За январь – май текущего года кредитными организациями получена прибыль в размере всего лишь девяти миллиардов рублей, хотя за аналогичный период 2014-го прибыль достигала 338 миллиардов рублей, то есть была в 37 раз больше. Так что в целом российский банковский сектор находится в депрессивном состоянии, но сохраняет системную устойчивость.

– В последние месяцы ЦБ последовательно снижает ключевую ставку. Дает ли это какой-то эффект?

– Конечно, процентная политика Банка России оказывает влияние на динамику банковских операций, но ее эффект не следует переоценивать. С начала февраля 2015 года ЦБ РФ последовательно снижал свою ключевую ставку, доведя ее до 11,5%, то есть уменьшив почти на треть за истекшие полгода. Но в то же самое время не только темпы, но и абсолютные объемы кредитования предприятий и населения продолжали понижаться. Все это говорит о том, что более сильное воздействие пока оказывают другие факторы: дефицит первоклассных заемщиков и высокие риски кредитования, недостаточность капитала банков для создания необходимых резервов, высокая стоимость привлеченных ресурсов и другие.

– В какую сторону изменились объемы кредитования населения?

– В 2015 году впервые за последние 15 лет произошло не только падение темпов прироста кредитования населения, но и сокращение его объемов в абсолютном выражении. На начало января 2015 года эти объемы достигали 11,3 триллиона рублей, а к началу июня упали до 10,8 триллиона. Основные причины этого: падение реальных доходов населения и переключение спроса на товары первой необходимости, тяжесть бремени долговой нагрузки вследствие высоких процентных ставок и ужесточение требований регулятора к формированию резервов банками на возможные потери по ссудам населению. Кроме того, растет просроченная задолженность по кредитам и населению, и юридическим лицам как в рублях, так и в иностранной валюте.

– А как банки справляются с тем, что им в результате санкций закрыты рынки внешних заимствований?

– Согласно экспертным данным, к помощи внешних заимствований до введения секторальных санкций прибегало порядка 300 российских кредитных организаций, но основная часть этих объемов приходилась на банки с государственным участием. По состоянию на 1 апреля 2015 года внешняя задолженность российского банковского сектора составляет 154,1 миллиарда долларов. График погашения задолженности в 2015–2016 годах таков, что основные пики уже пройдены. К тому же рынки краткосрочного кредитования не закрыты. Банки имеют возможности рефинансироваться на внешнем межбанковском рынке, хотя стоимость заимствований стала более высокой. Но в целом можно ожидать, что банки все больше будут переключаться на привлечение средств внутри страны.

– Но внутри страны есть другие риски, связанные с нестабильностью валютного курса?

– Обменные курсы валют всех стран мира формируются под воздействием множества далеко не всегда поддающихся оценке факторов – политических, экономических, а главное, психологических. Прогнозирование валютных курсов только тем отличается от гадания на кофейной гуще, что последнее сбывается чаще. И в этой связи валютные риски всегда следует принимать в расчет. Страхование валютных рисков – это высшая финансовая математика, но для граждан вполне достаточно простой арифметики. Застраховать себя от валютных рисков можно только одним способом, а именно – сначала подумать, а потом действовать. Если брать валютный кредит, то только в том случае, если имеются источники доходов и достаточные сбережения в этой же иностранной валюте. Если нужно продать иностранную валюту, то делать это лучше в периоды ослабления рубля, а не наоборот.

– Но население сталкивается и с другими препятствиями со стороны банков. Вот, например, закон о банкротстве физлиц отложили до осени. С чем это связано?

– Законодательные акты о банкротстве физических лиц действуют во многих странах и служат защите, с одной стороны, интересов кредиторов, а с другой – добросовестных заемщиков, которые в силу ряда обстоятельств не в состоянии выполнять взятые на себя обязательства. Для реализации этой меры в России еще предстоит решить ряд принципиальных вопросов, без ответа на которые нельзя обеспечить баланс интересов кредиторов и заемщиков. Прежде всего, это касается возможного увеличения числа недобросовестных заемщиков. Кроме того, нет еще полной ясности относительно того, готова ли наша судебная система обеспечить эффективное исполнение закона о банкротстве физических лиц.

– А не слишком ли жесткое предложение, озвученное не так давно главой Сбербанка Германом Грефом, ограничить выплаты по застрахованным вкладам?

– Такого рода предложения можно считать либо завуалированным способом переманивая вкладчиков в банки с государственным участием, либо откровенной провокацией. Ни Банк России, ни правительство не только не разрабатывают, но даже не ставят на повестку дня вопрос об ограничении выплат по застрахованным вкладам, особенно в контексте нестабильности обменного курса рубля и кризисных процессов в экономике. Вклады российских граждан и без того слабо защищены. Достаточно сказать, что в странах Европейского союза страховым покрытием обеспечивается сумма до 100 тысяч евро, а в США – 250 тысяч долларов. В России же планка установлена на отметке 1,4 миллиона рублей, что равно примерно 22 тысячи евро или 26 тысяч долларов. Однако подходы к принципам пополнения фонда выплаты страхового покрытия вкладов, в который банки-участники системы страхования перечисляют средства, сейчас действительно меняются. Суть нововведений состоит в том, что банки, принимающие на себя повышенные риски, будут перечислять в этот фонд больше, чем остальные. И это будет способствовать повышению уровня защищенности вкладов граждан.

– ЦБ не прекращает чистку банковских рядов, регулярно лишая лицензий те или иные кредитные организации. Насколько верна такая политика в текущих условиях?

– Термин «чистка банковских рядов» получил широкое распространение, но его нельзя признать вполне удачным. Оздоровление банковской системы не относится к числу специальных операций. Проведение работы по удалению с рынка банковских услуг убыточных, недобросовестных, а тем более криминализированных участников – это вообще-то рутинная работа регуляторов во всем мире. На мой взгляд, задачи, которые ставит регулятор, заслуживают безусловной поддержки, но практикуемые методы их решения не всегда адекватны складывающейся ситуации. Вопросы вызывает то, что эта работа порой принимает форму кампании, характеризуется выборочным подходом и сопряжена с реализацией групповых интересов. Размытыми остаются критерии, по которым в отношении одних банков применяется процедура санирования, а у других банков отзываются лицензии, хотя объемы привлеченных средств у них не меньше, а больше. Нельзя пройти и мимо того, что статус системно значимых организаций делает целый ряд крупных банков «священными коровами», то есть при любом раскладе такие банки не потеряют лицензию и будут всегда первыми при получении государственной поддержки.

Опубликовано в номере «НИ» от 30 июня 2015 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: