Главная / Газета 2 Декабря 2014 г. 00:00 / Экономика

«Спрос на реструктуризацию долгов населения быстро растет»

Финансовый омбудсмен РФ Павел Медведев

Эля Григорьева

Сложная экономическая ситуация в стране негативно отражается на вкладчиках банков. Закредитованность населения России растет угрожающими темпами, ведь низкие доходы не позволяют большинству граждан вести более-менее сносную жизнь, не влезая в долг. Как с этим бороться и что делать, если на семье уже «висит» несколько кредитов, которые она не в состоянии их обслуживать, «НИ» рассказал финансовый омбудсмен Павел МЕДВЕДЕВ.

Фото: GAZETA.RU
Фото: GAZETA.RU
shadow
– Пошатнулась ли устойчивость банковской системы в связи с падением рубля, массовым отзывом рублевых вкладов и конвертацией их в валюту?

– Конечно, пошатнулась. У клиентов банков экономическая ситуация ухудшается, значит, возврат кредитов нарушается, и банки снижают эффективность работы. Пока катастрофы нет, но тем не менее рисковать не стоит – необходимо улучшать инвестиционный климат в стране, и все делать для роста капиталовложений в российскую экономику.

– Поделитесь, пожалуйста, рецептами, как можно «вылечить» высокую долговую нагрузку населения?

– Высокую долговую нагрузку уже начал «лечить» Центробанк. Он делает сильно закредитованного заемщика невыгодным для банков. ЦБ считает такой кредит плохим и заставляет банк создавать резервы. Однако банки не хотят создавать резервы, поэтому темпы роста выдачи потребительских кредитов быстро падают. Но это все равно не поможет избежать роста долговой нагрузки населения, если экономика страны войдет в штопор. Уже сейчас реальные доходы граждан быстро падают из-за высокой инфляции, а обслуживать старые долги по-прежнему необходимо. Таким образом, спрос на реструктуризацию долгов в ближайшее время будет быстро расти.

– В скором времени Госдума должна принять закон о банкротстве физических лиц. Он поможет решить проблему закредитованности населения?

– Закон совершенно необходим по той причине, что в России, в отличие от других стран, должники физические лица передают банковские долги своим наследникам, а юридические лица прекращают задолженность после ликвидации компании. Это абсурд. Представьте, что человек стал инвалидом первой группы, он с постели не может встать, но все равно должен выплачивать кредит банку. Соответственно закон о банкротстве физических лиц должен разрешить сложившуюся коллизию между банками и их клиентами – физическими лицами, оказавшимися в сложной жизненной ситуации.

– Как именно может помочь таким заемщикам новый закон?

– Львиная доля статей в законе о банкротстве физических лиц посвящена реструктуризации задолженности, то есть изменению расписания обслуживания долга. Сейчас ко мне с просьбой помочь реструктурировать долг обращается в десять раз больше граждан, чем с какой-либо другой проблемой. Из четырех лет в должности омбудсмена первые два года мне удавалось успешно заниматься реструктуризацией. Я писал в банки, звонил, просил. Если человек не проходимец и не жулик, то мне удавалось ему помочь. Теперь же такую просьбу выполнить гораздо сложнее по причине того, что у человека кредиты сразу в нескольких банках. Так как финансовые организации друг с другом конкурируют, то они не заинтересованы в реструктуризации долга, потому что высвободившиеся у них средства могут поступить другому банку. Они не хотят помогать своим конкурентам. Если кредиторов два, то изредка с ними удается договориться, а если уже три – то шансов реструктуризировать долг практически нет. В случае принятия закона судья для этих целей будет применять алгоритм реструктуризации, который разработали в Ассоциации российских банков. То есть у судьи будет математический инструмент, с помощью которого выплаты долга для каждого банка будут считаться автоматически. Таким образом, суд становится гарантом того, что банки не обманут друг друга, подписав договоры реструктуризации. Однако судебная процедура станет возможной, только если сумма долга превышает 500 тысяч рублей. Если же она ниже, то должнику нужно будет обращаться к финансовому уполномоченному, который занимается реструктуризацией долгов размером менее 500 тысяч рублей. Но для этого также необходимо принять отдельный закон об институте финансового уполномоченного.

– С какими еще вопросами к вам как к финансовому омбудсмену обычно обращаются граждане?

– На первом месте, как я уже сказал, стоят просьбы о реструктуризации. Затем, в десять раз реже – просьба вернуть деньги, украденные с карточки. Приблизительно с такой же частотой поступают мольбы утихомирить коллекторские агентства или банки, которые звонят ночью с требованием вернуть деньги. Кроме того, поступают просьбы вернуть страховые выплаты по договору, если несчастный случай наступил, а компания страховку выплачивать не хочет.

– И насколько удается помочь людям?

– Кроме реструктуризации, практически все просьбы удовлетворяются. Так, вопрос с коллекторами удается снять быстро, благодаря тому, что шесть коллекторских фирм заключили со мной договоры, и звонок к ним решает проблему за час, а с фирмами без договора проблема снимается через коллекторские ассоциации за один день. Если украли деньги с карты, то времени требуется больше. Здесь банкам нужно логически доказать, что владелец карточки не сам устроил мошенничество. С возвратом страховых денег дела обстоят хуже всего, потому что зачастую заключаются заведомо неправильные договоры с тем, чтобы не выплачивать деньги клиенту. К примеру, в договоре страхования от несчастного случая опускается слово «болезнь», и в случае заболевания страховщик не выплачивает клиенту положенные средства.

– Оправдано ли то, что за последние полтора года закрылось больше сотни банков. Как решаются проблемы их клиентов?

– На мой взгляд, ЦБ можно упрекнуть в том, что он отзывает слишком мало лицензий и делает это нерасторопно, так как после вмешательства ЦБ у банка остается в среднем всего 11% активов, то есть 89% его собственности уже украдено. При этом до последнего времени МВД по непонятным причинам не возбуждало уголовных дел в отношении мошеннических действий банков. К счастью, меня назначили недавно председателем совета при Агентстве по страхованию вкладов (АСВ), которое должно бороться с такой пагубной практикой. Я уже поговорил по этому вопросу с главой МВД Владимиром Колокольцевым, который произвел на меня очень хорошее впечатление. Он по моей просьбе назначил рабочую группу под руководством замминистра и начальника следственного департамента МВД Александра Савенкова. Группа будет заниматься уголовными делами по факту мошенничества банков в соответствии с прошениями, поданными ЦБ и АСВ. Пока клиенты прекративших существование финансовых организаций не получили денег, так как с банкротов взять нечего. Однако против них возбуждены уголовные дела, ведется расследование, и, возможно, деньги для выплат клиентам найдутся. Конечно, все 100% средств вернуть не удастся. Здесь самое главное, что к уголовной ответственности будут привлечены мошенники, разграбившие банк, и другим будет неповадно воровать. За подобные правонарушения в тюрьму можно сесть на 10 лет.

– Как вы относитесь к инициативе, которую высказывает ряд депутатов Госдумы, поднять планку обязательного страхования вкладов физлиц с 700 тысяч до 1,5 миллионов рублей?

– Мне кажется, что это ненужный шаг. АСВ и так работает напряженно, а людям, имеющим накопления, исчисляемые миллионами рублей, вполне можно распределить их между несколькими банками таким образом, чтобы сумма каждого вклада не превышала 700 тысяч рублей. У нас на рынке свыше 850 банков – выбрать подходящие можно!

Опубликовано в номере «НИ» от 2 декабря 2014 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: