Главная / Газета 17 Ноября 2014 г. 00:00 / Экономика

«Никому не советовал бы сейчас заниматься покупкой валюты»

Экс-председатель Центробанка РФ Сергей Дубинин

Эля Григорьева

В последние месяцы в стране происходит быстрая девальвация рубля. Банк России предпринимает определенные действия, но не может остановить ослабление национальной валюты. В этой связи интересно прислушаться к мнению экспертов о возможных методах «лечения» отечественного валютного рынка. Ситуацию с падением рубля и меры ЦБ по его стабилизации корреспонденту «НИ» прокомментировал председатель Наблюдательного совета банка ВТБ, председатель ЦБ РФ в 1995–1998 годах Сергей ДУБИНИН.

ФОТО VTB.RU
ФОТО VTB.RU
shadow
– Насколько оправданы последние меры ЦБ по отказу от бивалютной корзины и ограничению ликвидности для банков?

– Эти меры вызваны жесткой необходимостью. Они должны были прервать шоковое обесценение рубля. Мы надеемся, что это стабилизует ситуацию и сделает валютную спекуляцию крайне рискованной. А те, кто формировал крупные резервы в валюте и ждал изменения курса, будут вынуждены продавать валюту. При этом новые покупки валюты превращаются в очень рискованное дело. Я бы никому не советовал сейчас этим заниматься. С другой стороны, это необходимо было делать гораздо раньше. Год назад, когда Центробанк объявил ориентацию на курс свободного плавания рубля в рамках политики таргетирования инфляции. Тогда и надо было переходить быстро к режиму свободного курсообразования. Но, к сожалению, вопрос затянулся, и девальвация приняла неуправляемый характер.

– То есть вы считаете, что меры ЦБ запоздалые?

– Да, именно так. Дело в том, что есть фундаментальные причины снижения курса рубля, которые очень серьезны. В экономике есть такое понятие как эффективный реальный курс валюты – это оценка, связанная с сопоставлением внутренней инфляции и курса. В России после выхода из кризиса 2008 года сложилась ситуация, когда курс рубля почти не менялся по отношению к доллару и евро, а инфляция была высокой. В результате, как остроумно подметил один экономист, кружка пива в Москве в евро стала стоить в два раза дороже, чем в Мюнхене. Накопление таких диспропорций связано было с устойчивым платежным балансом и одновременно высокой инфляцией. Соответственно, переход к плавающему курсу год назад не дал бы таких сильных скачков. Он прошел бы почти безболезненно. К сожалению, в текущем году на валютный рынок давят сразу несколько проблем, главные из которых санкции и снижение цены нефти. Факторы крайне неблагоприятные для рубля, поэтому такая резкая динамика падения. За год рубль обесценился на 40%, из которых 20% пришлось на октябрь–ноябрь. С другой стороны, инвесторы повышают оценку риска вложений в Россию, что провоцирует отток капитала и вызывает спрос на валюту для вывода ее из российской экономики. Таким образом, нащупывается общий баланс, и нормальный диапазон курса, на мой взгляд, – это 40–45 рублей за доллар. Впрочем, если макроэкономические факторы не улучшатся – сохранится высокая инфляция и низкая производительность труда, то потоки капитала не изменятся, и мы столкнемся с дальнейшим ослаблением рубля. Однако ситуация будет развиваться постепенно, и такого шока, как в октябре–ноябре, мы вряд ли увидим.

– Является ли нынешнее состояние рубля «свободным плаванием» или еще нет?

– Во всяком случае, рубль близок к этому состоянию. До ноября валютные интервенции происходили постоянно, и это было управляемое плавание. Сейчас ЦБ не прибегает к интервенциям, и если их не будет совсем или они сведутся к минимуму, то тогда можно говорить о свободном плавании.

– С учетом общего падения курса можно ли считать, что ЦБ не справился со своей конституционной миссией – обеспечением стабильности национальной валюты?

– Я против подобных оценок, потому что фетишизировать административную власть какого-либо органа, включая ЦБ, просто неразумно. Экономическая ситуация, сложившаяся в нашей стране, не позволила регулятору по-другому действовать. Единственное, что можно было предпринять, – это еще летом переходить к свободному плаванию, предвидя, что осенью закупки валюты на рынке будут мощными.

– А это можно было предвидеть?

– После того как были объявлены санкции, стало очевидно, что российским компаниям и банкам перекредитоваться даже под повышенные проценты будет невозможно. А в текущем году нужно было отдать иностранным кредиторам порядка 60 миллиардов долларов корпоративной и банковской задолженности, в следующем – больше 100 миллиардов долларов. Формировать резервы под это пришлось, забирая доллары с рынка, и это было очевидно заранее, ведь если мы не можем перекредитоваться за рубежом, то спрос на валюту резко возрастает в России. ЦБ это понимал, но продолжал двигаться в бивалютном коридоре, и этот процесс несколько затянулся. Что же, рискнули – и не выиграли от этой политики! Пришлось расстаться со значительным объемом резервов, который можно было бы сэкономить. Но это не критическая ошибка ЦБ, так как резервы у нас по-прежнему велики. А вот когда в игру против рубля к валютным спекулянтам подключилось население (которое сначала рублевые вклады меняло на валютные, а потом стало забирать валюту из банков), тогда ЦБ пришлось действовать активнее. Надо понимать, что против панических настроений населения ни один ЦБ ни в одной стране мира не выстоит. Это невозможно, исходя из объемов ресурсов. Поэтому требовать от ЦБ стабильности курса без стабилизации инфляции вообще неразумно.

– Какая связь между инфляцией и курсом?

– Есть три цены денег – внутренняя, то есть сколько вы можете купить товаров на единицу валюты, внешняя – это то, на какое количество валюты другой страны вы можете поменять свою денежную единицу, и цена кредита или процентные ставки, которые не могут быть ниже инфляции, иначе банки не будут выдавать кредит. Зачем им это делать, если обратно они получат меньшую сумму денег? Цена кредита – это всегда инфляция плюс еще какая-то дельта в пользу банка. Таким образом, с высокой инфляцией нельзя долго держать курс валюты.

– Получается замкнутый круг – ослабление рубля разгоняет инфляцию, которая в свою очередь двигает курс вниз?

– Действительно, существует такая зависимость, когда падение курса валюты вызывает подорожание импорта и увеличивает инфляцию. Но в этом случае должен включаться процесс импортозамещения, при котором импортные товары становятся существенно дороже и открывается ниша на рынке для отечественной продукции.

– Каков ваш прогноз на изменение курса в ближайшей и среднесрочной перспективе?

– Я думаю, что в ближайшей перспективе нас ждет стабилизация вокруг отметки 45 рублей за доллар, а более длительная перспектива зависит от макроэкономических показателей и конкурентоспособности отечественных товаров. Надо еще брать в расчет политические барьеры и санкции.

– Что делать в нынешних условиях обычным гражданам, обладающим некоторым запасом наличности – как ее спасти от обесценения?

– Совет простой – разложите деньги на три кучки и храните их на банковском вкладе в рублях и в валюте – в долларах и евро. Причем речь идет о сбережениях, которые вы не будете трогать как минимум год, тогда вы сумеете заработать. Можно, конечно, если хватит накоплений, еще купить недвижимость, но она менее ликвидна и может обесцениться.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 ноября 2014 г.


Актуально


Новости дня


Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: