Главная / Газета 23 Октября 2014 г. 00:00 / Экономика

Лукавые цифры

Правительство заподозрили в занижении реального роста цен в стране

Эля Григорьева

Глава Минэкономразвития (МЭР) Алексей Улюкаев во вторник заявил, что инфляция в России по итогам 2014 года может превысить 8%. При этом уже сейчас Росстат определяет инфляцию в годовом выражении в 8,3%, и цены только идут вверх. Глава Центробанка Эльвира Набиуллина, несмотря на это, упорствует в том, что рост цен уже в следующем году начнет падать, а в среднесрочной перспективе и вовсе замедлится до 4%. Вместе с тем реальность с ценниками в российских магазинах далека от благостных прогнозов властей.

В статистических сводках цены растут медленно, а на прилавках – гораздо быстрее.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
В статистических сводках цены растут медленно, а на прилавках – гораздо быстрее.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
По данным Росстата, инфляция в годовом исчислении в середине октября составила 8,3%. Официальный темп роста цен – примерно 0,2% в неделю. Уже исходя из этого можно предположить, что годовой уровень инфляции превысит знаковую отметку в 10%. Однако у экономических властей совсем другие расчеты. По данным МЭР, рост цен по итогам 2014 года хоть и превысит 8%, но о двузначных значениях инфляции никто пока даже и думать не хочет.

По мнению руководителей Центробанка, инфляция в 2014 году будет на уровне 8%, при этом они видят предпосылки для ее снижения в ближайшие годы до 4%. «На наш взгляд, этот уровень адекватен состоянию российской экономики. Пересмотр индексации тарифов естественных монополий в сторону повышения пока дает невысокий прирост к уровню инфляции», – полагает председатель Банка России Эльвира Набиуллина. И это притом, что индексация тарифов на грузовые и пассажирские перевозки РЖД в 2015 году составит 10%, тарифы на электроэнергию для населения будут индексироваться примерно в таких же пределах, а платежи за коммунальные услуги в среднем вырастут на 8,7%.

Причем глава ЦБ осознает, что для большинства российского населения инфляция становится все более острой проблемой. «Высокая инфляция может съесть и заработную плату, и пенсии, и сбережения», – констатирует она. Видимо поэтому, чтобы хоть как-то успокоить сограждан, официальная статистика «немного» приукрашивает действительность.

Чтобы не быть голословными, возьмем для сравнения данные по ценам на отдельные группы продовольственных товаров Росстата и Института аграрного маркетинга, который отслеживает отпускные цены производителей продуктов питания. Итак, по данным статистического ведомства, молоко за год подорожало на 12%, вместе с тем цифры института свидетельствуют о росте цен на 27%. Яйца, утверждает Росстат, подешевели на 15%, институт свидетельствует о росте цен на 34%. Рыба мороженая прибавила в цене, по институтским данным, больше 25%, а Росстат зафиксировал только 11%. Сливочное масло подорожало также более чем на 25%, а официальные цифры говорят о 10%. Аналогичное несовпадение цифр имеет место и по многим другим позициям.

Дело тут, вероятно, не в чьих-то злых намерениях, а в несовершенстве методик подсчета. Как рассказал «НИ» преподаватель Института экономики естественных монополий РАНХиГС Владислав Гинько, официальный уровень инфляции, который объявляет правительство во многих странах мира, как правило, не устраивает значительные группы населения. Это связано с тем, что отслеживаемые государственным статистическим ведомством цены не берут во внимание самые высокие и самые низкие уровни, тем самым отсекая «случайные» факторы роста цен. «Цены должны отражать реальное состояние дел в определенном секторе экономики без влияния ценовых шоков», – пояснил он. При этом рост цен на продукты в отдельном регионе страны может не учитываться в общем индексе цен, так как он не специфичен для экономики в целом. Но жителям данного региона от этого явно не легче.

Напомним, что индекс потребительских цен (ИПЦ, или уровень инфляции) рассчитывается, исходя из опросов российского населения. В выборке Росстата находится порядка 50 тысяч домохозяйств, которые предоставляют сведения о своих тратах с периодичностью в одну неделю. По итогам года они заполняют специальные анкеты о структуре своего потребления. Домохозяйства предоставляют данные на основе своей потребительской корзины, куда входят продовольственные товары, непродовольственные товары и услуги примерно в равных пропорциях. Как Росстат выбирает домохозяйства по регионам и социальным слоям населения и что именно попадает в выборку, известно только специалистам ведомства.

Впрочем, претензии к определению уровня инфляции характерны не только для России. В США и ЕС в расчет инфляции вообще не включают изменения продовольственных цен. «В США ключевая инфляция составляет 1,5%, это уровень без учета изменений продовольственных цен и топлива. В ЕС в ключевую инфляцию, помимо этого, не включаются также цены на объекты недвижимости. В итоге получается, что реальный рост цен всегда выше, чем официально заявленный», – пояснил Гинько.

«В России происходит похожее явление – «средняя температура по больнице», предлагаемая Росстатом, никак не отражает ситуацию, происходящую в кошельках граждан», – отметил собеседник «НИ».

Опубликовано в номере «НИ» от 23 октября 2014 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: