Главная / Газета 7 Октября 2014 г. 00:00 / Экономика

Рост как на дрожжах

Инфляция под давлением внешних и внутренних факторов будет еще долго увеличиваться

Арина Раксина

На минувшей неделе Росстат опубликовал свежие данные по росту цен на товары и услуги первой необходимости. В соответствии с ними в сентябре показатель потребительской инфляции в годовом выражении достиг 8%. И сегодня уже не только независимые эксперты, но и официальные ведомства признают, что инфляция в 2014 году выйдет далеко за пределы первоначально прогнозировавшихся 5–5,5%. В конце минувшей недели Минэкономразвития (МЭР) повысил свой официальный прогноз до уровня 7,5%. Хотя глава ведомства Алексей Улюкаев 2 октября озвучил цифру ожиданий в 8,1%. Руководитель Банка России Эльвира Набиуллина также признает, что по итогам года инфляция составит не меньше 8%. На этом фоне планы мегарегулятора в период 2015–2017 годов снизить этот показатель до 4,5–5% выглядят совершенно нереалистичными, поскольку факторы, как внешние, так и внутренние, определяющие рост цен, сохраняются и никаких предпосылок для изменения ситуации в лучшую сторону не наблюдается.

Центральный банк обещает в 2015 году сдержать инфляцию на уровне 5%. Эксперты в это не верят.<br>Фото: RBK
Центральный банк обещает в 2015 году сдержать инфляцию на уровне 5%. Эксперты в это не верят.
Фото: RBK
shadow
Рост уровня потребительских цен в сентябре составил 0,4% – с 7,6% в августе до 8%. И одним из основных факторов разгона инфляции является вклад роста цен в продовольственном сегменте. По итогам сентября цены на продукты питания прибавили в стоимости 11,4% после показателя 10,3% месяцем раньше. Под давлением таких внешних факторов даже МЭР, традиционно предпочитающее позитивные прогнозы, было вынуждено повысить ожидания продовольственной инфляции в 2014 году почти в два раза – с 7,2–7,4% ранее до 12–13%.

Быстрее всего, естественно, дорожал весь список товаров, импорт которых из стран Запада попал под ответные санкции, введенные Россией в отношении США, ЕС, Канады, Австралии и Норвегии с 1 августа 2014 года. Речь идет о мясе, рыбе, фруктах и овощах. Ускорение инфляции в этом августе – сентябре в среднем в 2,5 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года, отмечают специалисты. При этом, по оценкам все того же МЭРа, доля импорта, попавшего под ограничения, в объеме продовольственного импорта во втором полугодии 2014 года составила 25%, а в продовольственном товарообороте – 15%.

Непродовольственные же цены в первый месяц осени росли теми же темпами, что и в августе, – 5,5% в годовом выражении. Замедление продемонстрировал только рост цен на платные услуги – с 6,9 до 6,7% соответственно.

При этом Росстат обращает внимание на нарастающее сокращение покупок населением продовольствия при том, что на товары длительного пользования динамика сохраняется довольно стабильной. Помимо инфляции и дешевеющего рубля это может быть объяснено стремлением людей сохранить свои сбережения. Но так как закупки продовольствия население всегда сокращает в последнюю очередь, это свидетельствует о фундаментальном ухудшении покупательной способности на фоне очень низких темпов роста реальных доходов.

Как отметил в беседе с «НИ» ведущий эксперт Центра развития Высшей школы экономики Николай Кондрашов, в дальнейшем продовольственная инфляция будет только нарастать и своих пиковых значений достигнет в первом квартале 2015 года. Тогда при совокупном влиянии санкционного и сезонного факторов ее показатели могут составить все 14–15%.

Падение курса рубля – один из главных факторов ускорения инфляции.
shadow Вторым основным фактором все ускоряющегося роста цен эксперты называют усиливающуюся на фоне обострения геополитической ситуации и падения цен на нефть девальвацию рубля. Только в сентябре рубль упал на 6,3% по отношению к доллару. На прошедшем в начале октября инвестиционном форуме «Россия зовет» главы двух крупнейших российских госбанков ВТБ и Сбербанка – Андрей Костин и Герман Греф соответственно констатировали удорожание стоимости денег и высказались за дальнейшее повышение их дороговизны. И они оказались правы – уже в понедельник, 6 октября, в начале биржевых торгов курс национальной валюты упал, преодолев психологически значимые отметки – 40 рублей за доллар и 50 рублей за евро. В отношении доллара это стало рекордным падением в истории.

Директор Института экономики РАН Руслан Гринберг пояснил, что у ЦБ не так уж и много возможностей как-то повлиять на ситуацию. «Они реагируют очень стандартно – каждый раз повышают ставку», – сказал он «НИ». Но директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев отмечает, что тот механизм, который ЦБ нащупал в нынешнем году, уже не может переломить тренд. И возможности влияния Банка России на курс рубля на самом деле ограничивают дополнительные факторы помимо геополитической напряженности: это общая слабость российской экономики и все то же падение цен на нефть. «Кроме того, все забывают, что в этом году была реализована заморозка тарифов естественных монополий (для промышленных потребителей. – «НИ»), а в следующем они будут разморожены, а это еще один инфляционный фактор», – сказал эксперт.

«Да и некуда уже повышать ключевую ставку – ее понижать давно пора, – подчеркнул в беседе с «НИ» доцент кафедры государственного регулирования экономики ИОН РАНХиГС Максим Сафонов. – Дискуссии на эту тему уже ведутся». Но ожидать, что ЦБ примет такое решение, не приходится, так как регулятор ясно дал понять, что его основная цель – это ценовая стабильность. А между тем высокая ключевая ставка удорожает кредиты для банков, и они в свою очередь, чтобы компенсировать возросшие риски, увеличивают ставки по своим кредитам. Что опять-таки тормозит рост экономики.

По мнению Алексея Улюкаева, проблемы инфляции – структурные. То есть большая доля продовольствия в потребительской корзине, администрирование тарифов, сильная зависимость роста цен от колебания курса – все это не лечится монетарными методами: простым вбрасыванием денег в экономику. А потому необходимы структурные реформы, подчеркнул министр финансов Антон Силуанов. Ведь монетарный стимул может дать эффект только как дополнительная по отношению к этим реформах мера, иначе дело закончится девальвацией, оттоком капитала и ростом инфляции, согласилась с позицией своих коллег из правительства Эльвира Набиуллина.

Она признала, что в этом году регулятору не удалось удержать инфляцию в рамках ожиданий, но все равно озвучила планы своего ведомства на 2015–2017 годы снизить ее до показателя 4,5–5%. Эксперты отмечают, что эти цифры совершенно нереалистичные. «В лучшем случае цены на будущий год повторят судьбу этого года. Но с большой вероятностью нас ждет официальная инфляция примерно в 10%, а неофициальная – и того выше. В любом случае она будет двухзначная», – говорит Руслан Гринберг.

Максим Сафонов настроен более оптимистично, но говорит о необходимости дождаться какого-нибудь значимого события, которое бы внесло ясность в непредсказуемое влияние геополитической ситуации. Игорь Николаев отмечает, что резоны ЦБ ясны – таким образом мегарегулятор стремится уменьшить инфляционные ожидания. «Когда дается заведомо нереалистичный и неправдоподобно позитивный прогноз, это нивелирует весь эффект, поскольку субъекты рынка в него просто не верят», – говорит он. А Николай Кондрашов пояснил «НИ», что сейчас все зависит от того, сохранятся ли двухсторонние санкции или нет. По его мнению, лишь в случае их отмены возможно замедление инфляции до желаемых Центробанком 5%.


Годовая инфляция в России, %
2006 год – 09,0
2007 год – 11,9
2008 год – 13,6
2009 год – 08,3
2010 год – 08,8
2011 год – 06,1
2012 год – 05,7
2013 год – 06,5
2014 год – 07,5*
*прогноз
Источник: ЦБ РФ, МЭР

Власти Украины обещают сдержать цены
Национальный банк Украины обещает до конца года удержать инфляцию в пределах 19%. Сделать это будет нелегко: сегодня она уже достигла 14%. Министр финансов Александр Шлапак считает, что к концу декабря инфляция вырастет до 19–20%, а кабинет министров в обновленном государственном бюджете прогнозирует годовую инфляцию на уровне 19,5%.
Главный экономист Dragon Capital Елена Белан объясняет ускорение инфляции дальнейшим падением курса гривны, в результате чего выросли цены на топливо и другие импортные товары, включая продукты питания, компенсировав сезонное снижение цен на овощи. Цены на алкогольные напитки и табачные изделия повысились в среднем на 4%. Рост жилищно-коммунальных тарифов произошел главным образом за счет повышения платы за водоснабжение на 7,4% и канализацию – на 7,1%.
Сильнее других подорожание товаров и услуг почувствуют на себе бедные украинцы. Для них инфляция будет в этом году на уровне 40–50%. Такой прогноз дал финансовый эксперт Эрик Найман. «Для богатых она будет в районе 10%, для среднего класса, наверное, 20%. Больше всего страдают бедные люди, потому что их основная потребительская корзина – это коммунальные услуги, транспорт, продукты питания: как раз то, на что цены взлетели сильнее всего», – утверждает он.
Яна СТАДИЛЬНАЯ, Киев

Швеция страдает от дефляции
Казалось бы, что может быть плохого в том, что средняя потребительская корзина в стране дешевеет, а покупательная способность имеющихся у населения денег растет? Однако для Швеции, переживающей дефляцию уже третий год, это стало главной экономической проблемой. Цены на основные потребительские товары по сравнению с началом года упали на 0,1%, и тенденция сохраняется.
«Дефляция связана прежде всего с уменьшением выплат по кредитам, падением цен на электроэнергию и бытовую электронику. Кошелек среднего шведа «тяжелеет», для семьи с работой и постоянным доходом нынешняя ситуация, казалось бы, должна была привести к празднику потребления. Но это не так», – комментирует газета Svenska Dagbladet.
Люди, видя, что деньги дорожают, не спешат их тратить. Они думают, что завтра купить что-либо будет выгоднее, чем сегодня, а послезавтра – выгоднее, чем завтра. Шведы держатся за кошельки, и количество наличности в обороте постоянно падает. Дефляция набирает темпы. Государственный банк, стремясь подбросить дровишек в затухающий костер экономики, снизил кредитную ставку до рекордных 0,25%. Коммерческие банки в свою очередь также понижают ставки по кредитам. В среднем они составляют 3–4%. Шведы охотно пользуются легкими деньгами, беря ссуды прежде всего на покупку квартир. Мина замедленного действия, заложенная под экономику страны, по мнению многих экспертов, вот-вот взорвется.
МВФ в своем докладе, опубликованном несколько месяцев назад, предупредил, что долги шведов – одни из самых высоких в мире. Средний житель страны должен банкам 175% своего годового дохода. Это в два раза выше, чем десять лет назад. Подавляющая доля этих средств – жилищные займы. Банки дают ссуду в размере 85% стоимости жилья, предъявляя крайне либеральные требования к возвращению займов. Часто достаточно выплачивать лишь проценты. Финансовым учреждениям выгоднее иметь многолетних «дойных коров», чем быстро возвращать наличные, которые они не знают, куда вложить.
Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

Опубликовано в номере «НИ» от 7 октября 2014 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: