Главная / Газета 9 Июня 2014 г. 00:00 / Экономика

Плавсредства

Отток капитала из России высок и стабилен, хотя темпы вывода денег начинают снижаться

Арина Раксина

По последним данным Минэкономразвития, годовой отток капитала из РФ может составить порядка 90 млрд. долларов. Еще в апреле МЭР вчетверо повысил свой первоначальный прогноз в 25 млрд. долларов на этот год – до 100 млрд. долларов. При этом замглавы ведомства Андрей Клепач тогда заявил, что при «шоковом» варианте развития событий с возможным введением санкций отток может достигнуть даже 150 млрд. долларов. Суммарный отток капитала из страны за первый квартал этого года, по данным МЭР, составил 63 млрд. долларов (50,6 млрд., по данным ЦБ). Напомним, что по итогам всего 2013 года отток составил 59,7 млрд. долларов. Теперь же на фоне некоторой стабилизации геополитической ситуации МЭР чуть улучшило свои прогнозы. В том числе и по причине замедления темпов оттока капитала до 8 млрд. рублей в апреле текущего года. Проблема в том, что у игроков на рынке все еще нет единого мнения, как будет развиваться дальнейшая ситуация на Украине, – геополитические риски закладываются в ожидания и влияют на движение денежных средств. Статданные по-прежнему свидетельствуют об ослаблении российской экономики, что влияет на объем инвестиций в страну.

Темпы вывода средств из РФ во втором квартале немного снизились, но специалисты не исключают оттока капитала по итогам года на уровне 120–150 млрд. долларов.
Темпы вывода средств из РФ во втором квартале немного снизились, но специалисты не исключают оттока капитала по итогам года на уровне 120–150 млрд. долларов.
shadow
Если верить мировой статистике, у России еще не самые худшие показатели оттока капитала. Так, в 2013 году 59,7 млрд. долларов оттока капитала составили 1,6% российского ВВП, в то время как, например, в Швеции он оценивался в 6%, в Германии в 7,5%, в Швейцарии – 9,6%, в Голландии и Норвегии – более 10% ВВП. При этом инвестиционный и деловой климат в этих странах очевидно гораздо лучше российского. Профессор Российской экономической школы (РЭШ) Олег Шибанов отмечает, что по большему счету отток капитала является естественным следствием положительного торгового баланса. Ведь структура платежного баланса по самой известной и часто применяемой методике Международного валютного фонда (МВФ) состоит из двух основных счетов – текущих операций и движения капиталов. И положительный показатель одного из них должен естественно компенсироваться отрицательным значением другого, ведь баланс по определению должен стремиться к нулю.

«Такая страна, как Россия, имеющая профицит торговли с остальным миром, должна иметь оттоки капитала, если курс рубля находится в равновесии. С учетом ослабления рубля отток капитала должен быть даже выше, чем раньше», – сказал «НИ» Олег Шибанов. Другое дело, что необходимо различать виды оттока капитала. Если российский бизнес инвестирует в компании за рубежом, при этом исправно уплачивая налоги, то это можно только приветствовать, потому что это означает, что российские компании выигрывают борьбу за российский рынок и становятся более диверсифицированными. С другой стороны, две трети российского оттока капитала в 2014 году, по данным Центрального банка, пришлись на внутреннюю конвертацию и покупку наличной валюты гражданами и компаниями из-за значительных колебаний курса рубля. Напомним, что, по статистике мегарегулятора, в марте спрос на валюту среди населения достиг максимума с 2009 года и составил 14,3 млрд. долларов, в полтора раза превысив показатель февраля текущего года. Это неудивительно с учетом того, что именно на март пришелся пик украинского кризиса, вызвавший ожидания мощных санкций со стороны Запада против РФ.

Ведущий эксперт Центра развития Высшей школы экономики Сергей Пухов сообщил «НИ», что есть множество стран, где наблюдается профицит и счета текущих операций, и движений капитала, например Китай. Просто в данном случае рост резервов компенсируется не за счет вывода капитала из частного сектора, а вложением этих резервов в Центральный банк, который аккумулирует избыточную валюту в качестве золотовалютных резервов. Здесь есть как свои плюсы, так и свои минусы, отмечает эксперт. В частности, фиксированный, управляемый курс валюты без возможности таргетирования инфляции.

«Утекающие из страны денежные средства – это однозначно отрицательный эффект для всей экономики, – сказал «НИ» директор Центра структурных исследований Института им. Е.Т. Гайдара Алексей Ведев. – Поскольку это те средства, которые могли быть инвестированы непосредственно в российский рынок». К сожалению, в настоящий момент инвестиционный климат в России оставляет желать лучшего. Конечно, существуют «дорожные карты», различные проекты, направленные на повышение привлекательности России в глазах инвесторов, но это дело не одного дня, отмечают эксперты. Это целый комплекс средне- и долгосрочных (в периоде 5–10 лет) мер, которые буксуют как из-за бюрократии, так и из-за плохой взаимосвязи между собой.

«Важно, что приток капитала должен базироваться на чистом притоке прямых инвестиций в экономику страны, – говорит Сергей Пухов. – Потому что если это будет происходить за счет долговых обязательств, то их рано или поздно надо возвращать. Но у нас пока нет таких примеров инвестиционных проектов, которые бы окупались в краткосрочном периоде времени, которые вообще бы окупались, чтобы доказать инвесторам привлекательность российской экономики».

Тем не менее, по словам директора департамента долгосрочного стратегического планирования Министерства финансов РФ Максима Орешкина, ведомство не исключает притока капитала в Россию уже в мае-июне этого года. По мнению г-на Орешкина, последние данные демонстрируют уверенный рост рублевых депозитов банковской системы и разворот динамики по иностранной наличной валюте в РФ. Еще одной причиной притока, по мнению ряда специалистов, может стать намерение олигархов вывезти свои средства из офшоров под угрозой точечных санкций и заморозки их счетов за рубежом.

Алексей Ведев соглашается, что ожидания Минфина вполне реалистичны. «Тренд сменился – рубль укрепился, и население перестанет панически скупать валюту, – говорит он. – Сейчас накопились факторы, которые позволяют ожидать притока капитала». Впрочем, Олег Шибанов считает, что эти предположения правительственных ведомств чисто теоретические и не имеют основания в последних трендах. «Даже если курс останется стабильным в течение года, население едва ли станет сразу и значительно перекладываться в рубли, с учетом рисков в экономике и низких темпов роста ВВП», – говорит г-н Шибанов.

Мнения опрошенных «НИ» экспертов в отношении прогноза по итоговому оттоку капитала из РФ в 2014 году разделились. Правительство у нас формирует прогноз по оттоку капитала остаточным образом по отношению к прогнозу поведения счета текущих операций. Если же делать это не остаточным образом, а прогнозировать как тенденцию именно финансовых операций, а не во взаимосвязи с торговыми, то отток капитала в этом году будет, скорее всего, выше – на уровне 120 млрд. долларов. Олег Шибанов отмечает, что точный прогноз дать сложно из-за тесной взаимосвязи показателя с текущей геополитической ситуацией, предсказать которую просто невозможно. А Алексей Ведев прогнозирует показатель оттока на уровне 70–80 млрд. долларов – даже ниже, чем МЭР.

В любом случае страшен не сам по себе отток капитала, а то, симптомом чего он является. В России снижаются инвестиции, без которых невозможно в длительной перспективе добиться устойчивых темпов роста ВВП. То есть бегство капитала свидетельствует об отсутствии идей в экономике, усилении отставания от Запада в производительности труда и как следствие отсутствии роста реальных доходов населения.


Порядка 6 миллиардов евро ежегодно не попадает в казну Швеции, оседая в офшорах
Шведская промышленность ориентирована на экспорт, более 70% ВВП страна получает благодаря продаже своих товаров и услуг за рубеж. Такая направленность экономики имеет и негативную сторону. По данным государственного налогового ведомства, ежегодно на зарубежных счетах, как правило, в офшорах, оседает около 46 млрд. крон (порядка 6 млрд. евро) потенциальных налоговых поступлений. Это примерно треть всех налогов, собираемых при международных расчетах. Однако в последние годы Швеция, как и другие страны-члены ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития), добилась значительных успехов в переговорах с «налоговыми раями», а также странами, привлекающими сомнительные зарубежные капиталы благодаря сохранению тайны вкладов (например Швейцария). На сегодняшний день соглашения об обмене банковской информацией заключены со всеми офшорами, за исключением Гонконга, Панамы, Дубая и Катара. «Надежных офшоров сегодня в мире не осталось, и это видно по статистике возврата капиталов на родину», – заявил в интервью деловой газете Dagens Industri генеральный директор налогового ведомства Ингемар Ханссон. За последние четыре года удалось вернуть «домой» около полутора миллиардов крон. Конечно, это капля в сравнении с общей суммой спрятанных на зарубежных счетах денег, но, по мнению налогового ведомства, важна тенденция. В этом году, к примеру, заявления на добровольное раскрытие своих капиталов подали на 21% больше шведов, чем в прошлом. Согласно закону, при самостоятельном обнародовании спрятанных за границей средств шведы должны только заплатить с них пятипроцентный налог. При разоблачении им грозят уголовное преследование и конфискация. Одна из причин стремления шведских богачей спрятать деньги за границей – высокие налоги. Шкала прогрессивная, поэтому очень обеспеченные люди отдают государству до 56% своих заработков. Однако для предприятий налоговая система куда более либеральна и продолжает облегчаться. Многие шведские бизнесмены пользуются этим обстоятельством, «назначив» себе низкую зарплату и переведя часть ее в графу «доход от капитала». Тогда общая сумма налога снижается до 25%. При этом на компанию можно «повесить» много личных расходов, не облагая их налогами, чем успешно пользуются сотни тысяч шведов. «Многие зарубежные миллиардеры даже переезжают в Швецию. На бумаге наши налоги высоки, но при правильном планировании можно вполне законно избежать больших выплат», – прокомментировал ситуацию в интервью общественной телерадиокомпании SVT один из ведущих налоговых экспертов Швеции Стаффан Андерссон.
Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

Опубликовано в номере «НИ» от 9 июня 2014 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: