Главная / Газета 22 Апреля 2014 г. 00:00 / Экономика

Кто перекрывает кислород «малышам»

Малые нефтепроизводители все активнее отодвигаются от экспорта

Павел СОШИН

В настоящее время российскому правительству приходится не только учитывать новые риски от возможных санкций западных стран из-за присоединения Крыма к России, но и одновременно просчитывать варианты действий в случае дальнейшего замедления общего экономического развития. Но совершенно очевидно, что при любом развитии ситуации возрастает значение отечественного нефтегазового комплекса, обеспечивающего стабильный приток в бюджет экспортных валютных поступлений. На этом фоне крайне странной выглядит ситуация с малыми и средними нефтепроизводителями, которых стараются отодвинуть от экспорта и использовать в собственных интересах заинтересованные чиновники и представители крупных компаний.

Приоритетом для производителей углеводородов является экспорт своего сырья за рубеж, что объясняется разницей цен на внутреннем и внешнем рынках. Однако малые производители не могут себе позволить продавать большие объемы нефти на экспорт, поэтому порядка 70% полученного сырья остается на внутреннем рынке. Главная причина такого положения вещей – отсутствие преимуществ доступа к магистральным нефтепроводам у малых производителей в ситуации, когда попадание той или иной компании в график прокачки нефти становится зачастую результатом особых договоренностей и лоббистского влияния.

То что «труба» многие годы является важным политическим орудием, ни для кого не секрет, однако лишь недавно широкой аудитории стали известны некоторые подробности закулисных «игр» российских энергетиков. В 2012 году в польской газете Dziennik Gazeta Prawna было опубликовано расследование, согласно которому на формирование графиков прокачки нефти по трубопроводам оказывал влияние бывший вице-президент «Транс­нефти» Михаил Арустамов. Он якобы передавал соответствующие инструкции «своему» человеку в департаменте переработки нефти и газа Минэнерго РФ, отвечающем за составление таких графиков, в результате чего доступ к экспорту сырья могли получать лишь «нужные» трейдеры. Если это предположение польских журналистов верно, то, как говорят участники рынка, главный персонаж этой истории не мог не обращаться за содействием в структуры, которые обеспечивают решения по так называемым дополнительным графикам для всей цепочки транспортировки нефти. Речь, видимо, так или иначе идет об отделе оформления поставок нефти, которым уже много лет руководит Наиля Батырова, а также о возглавляемом Игорем Кацалом департаменте транспорта, учета и качества нефти и, наконец, о Максиме Гришанине, являющемся председателем совета директоров Ново­российского морского торгового порта. Ведь график прокачки нефти – это, как говорят эксперты отрасли, важнейший политический документ. И если в него попадает какая-либо компания, то это всегда результат непростых переговоров и согласований с указанными лицами по ключевым элементам цепочки нефтяного трафика – от организации маршрута и его диспетчеризации до конечного места назначения в морском порту.

Скандал с Арустамовым, не исключено, обретет в ближайшее время «второе дыхание». Если судить по недавним публикациям в российских СМИ, то вполне возможно, что Арустамов и его приближенные продолжают зарабатывать на экспорте нефти, причем за счет малых производителей.

Речь идет о деятельности нескольких офшорных трейдеров, упоминаемых в связке с Арустамовым и получавших преимущественный доступ к экспорту сырья малых компаний. Так, к примеру, кипрский трейдер Flontrano Trading Limited «прославился» тем, что смог перекрыть доступ к нефти независимых производителей для таких крупных игроков, как Vitol и Gunvor. Летом 2011 года компания «Зарубежнефть» получила отдельную позицию в Приморске и приостановила свои отгрузки через Vitol, передав право на реализацию позиции Flontrano. Кипрский трейдер впоследствии разделил объемы «Зарубежнефти» для создания еще двух позиций и привлек к этому нефть малых компаний, на которую претендовали Vitol и Gunvor. Круп­ным нефтетрейдерам пришлось закупать сырье у «Роснефти» для заполнения танкера.

Примечательно, что в польском расследовании упоминалась еще одна офшорная фирма – гонконгская Concept Oil Services, которая тем же летом 2011 года скупала в порту Козьмино нефть малых компаний, а затем, расширив свою деятельность, поставляла сырье татарских независимых производителей в Германию, перепродавая его трейдеру Sunimex. Как отмечала «Независимая газета» в публикации от 16.04.2014 г., к созданию и коммерческому успеху кипрского Flontrano и гонконгского Concept Oil могут иметь отношение нынешние чиновники из Минэнерго РФ. Случайно или нет, но первые контракты по закупке нефти малых производителей Flontrano получила в то же время, когда с поста директора Центрального диспетчерского управления ТЭК, подконтрольного Минэнерго, на должность и.о. руководителя департамента переработки нефти и газа перешел Михаил Грязнов. В это же время коллега Грязнова – нынешний советник министра энергетики Михаил Сто­ляров, который предоставлял Flontrano услуги консультанта по коммерческим вопросам. В качестве же создателя Flontrano называется предшественник Михаила Грязнова на посту директора ЦДУ ТЭК Николай Буханцов.

Если изложенные факты подтвердятся, то представить ловко выстроенную схему с офшорами довольно просто. Пытаясь получить доступ к экспорту на внешний рынок, малые производители нефти вынуждены идти на «компромисс»: по всей видимости, за включение их в график прокачки нефти чиновники Минэнерго требуют, чтобы малые компании продавали большую часть сырья по внутренней цене малоизвестным офшорным трейдерам, которые затем ее и перепродают. Учитывая разницу между внутренней ценой на нефть и ценой экспортируемой нефти, можно подсчитать, что в офшорах «оседает» порядка 7–8 долларов с каждого барреля прокаченного сырья. Если лишь за октябрь 2012 года, согласно польской прессе, Flontrano, Concept Oil и трейдер Normeston Traiding Limited (также входящий в сферу интересов Арустамова) экспортировали в Венгрию и Словакию порядка 600 тыс. тонн нефти, то очевидно, что на счетах офшорных трейдеров остаются десятки миллионов долларов.

Выходит, что и российские чиновники, и сотрудники крупных компаний заинтересованы в существовании малых производителей нефти лишь в той части, в какой их можно использовать для собственного обогащения. Другие интересы, например государства, их, похоже, не волнуют.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 апреля 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: