Главная / Газета 3 Апреля 2014 г. 00:00 / Экономика

Скрытая угроза

Для экономической безопасности России опасны в первую очередь неформальные санкции Запада

АРИНА РАКСИНА

По данным последнего опроса ВЦИОМ, только 26% россиян считают, что экономические санкции со стороны США и ЕС в отношении России могут иметь серьезные последствия. А 57% опрошенных заявляют, что они не столь значимы, чтобы из-за их применения отказываться от включения Крыма в состав страны. Столь же радужные заявления продолжают звучать и на самом высоком государственном уровне. Эксперты считают, что эти «розовые очки» скорее демонстрируют глубину непонимания того, чем санкции Запада, в том числе «скрытые», в реальности могут грозить экономике России.

В настоящий момент США и ЕС применяют против РФ так называемый второй уровень санкций, то есть точечные ограничения в отношении отдельных физических и юридических лиц. Третий уровень подразумевает полномасштабные меры вроде тех, что применялись к Ирану, – ограничение товарооборота, запрет на покупку долговых облигаций США, запрет на межбанковскую деятельность, санкции в отношении ряда компаний.

Накануне в Москве прошла пресс-конференция, на которой обсуждались последствия введения западных санкций против России. Аналитик «Инвесткафе» Тимур Нигматуллин на конференции отметил, что введение третьего уровня санкций против РФ возможно в случае реализации негативного сценария развития событий, вероятность которого оценивается не очень высоко – всего в 10%. Такая цифра объясняется тем, что экономика ЕС в настоящий момент слишком зависима от российской: 40% нефти и 25–30% газа, потребляемых Европой, приходятся на российский экспорт. К тому же в отличие от Ирана на долю России приходится 3–4% всей мировой экономики, а значит, полная изоляция ощутимо ударит в том числе и по общемировой системе.

Также выступавший на конференции директор Института стратегического анализа «ФБК» Игорь Николаев не согласился, что Запад так уж сильно зависим от России. В российском ВВП за прошлый год доля экспорта на европейский рынок составила 13,5%. А аналогичный показатель экспорта из ЕС в Россию составил только 0,15%. Эксперт подчеркнул, что гораздо более значимыми сейчас являются последствия так называемых неформальных, «скрытых» санкций, о которых буквально на днях говорил первый вице-премьер Игорь Шувалов.

В частности, это снижение рейтингов. За последнее время агентства Standart&Poor’s, Fitch Raitings и Moody’s последовательно понизили прогнозы по рейтингам России, Москвы, Санкт-Петербурга, нескольких российских госкомпаний и банков со стабильного до негативного. Рейтинг Крыма во вторник был снижен до дефолтного. Это приводит к возрастанию стоимости внешних заимствований и стоимости обслуживания долгов. А с учетом того, что корпоративный долг в России, по разным оценкам, составляет порядка 700 млрд. долларов, это существенный удар.

Еще одна «скрытая» санкция – это простимулированный уход Европы от энергозависимости от России. Тут Россия, по словам экспертов, виновата сама. «Наша позиция начала-середины двухтысячных годов, что мы хотим стать энергетической сверхдержавой, напугала западных партнеров», – говорит Игорь Николаев. Конечно, это не быстрый процесс, и в одночасье от российских энергоресурсов Европа отказаться не сможет. Но тенденция видна, и потому уверенные заявления российских властей, что никуда ЕС не денется, несколько самонадеянны.

Опасной может быть и российская позиция, что в случае санкций со стороны Запада мы просто начнем сотрудничать с Азией – Китаем, Индией. В конце концов, говорит г-н Николаев, никто не спросил Китай, а нужны ли ему наши объемы. Тимур Нигматуллин в целом согласился, что у России на данный момент нет необходимой инфраструктуры для полной переориентации на азиатский рынок. Поэтому в случае полной изоляции от европейского рынка нас в любом случае ждет снижение ВВП. Тем более что Россия будет вынуждена предоставить Китаю скидку на нефть, газ, чтобы компенсировать возможные риски ухудшения отношений Пекина с США и ЕС.

Совершенно оторванными от реальности выглядят и заявления об отказе от доллара и создании собственной национальной платежной системы. Игорь Николаев оценивает эти заявления как краткосрочную тенденцию. Исходя из состояния российской экономики и объема оттока капитала (65 млрд. долларов в первом квартале, по оценке Минэкономразвития), среднегодовой курс он оценивает на уровне 36–37 рублей за доллар, а в случае пессимистического развития событий – 40 рублей за доллар.

По мнению специалистов, экономический спад в российской экономике начался задолго до обострения отношений с Украиной. И хотя геополитическая ситуация оказала дополнительное влияние, она не является ключевой, и говорить о каком-то целенаправленном ослаблении российской экономики со стороны Запада не имеет смысла. «Никто нас не подталкивал. Несвоевременная деофшоризация, увеличение налогового бремени, усиление роли правоохранительных органов в налоговых вопросах – все это наши собственные инициативы», – подчеркивает г-н Николаев. «Экономическая теория свидетельствует, что торговля выгоднее, чем ее отсутствие. И сильная соседняя экономика прибыльнее, чем слабая», – говорит Тимур Нигматуллин.

Опубликовано в номере «НИ» от 3 апреля 2014 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: