Главная / Газета 3 Марта 2014 г. 00:00 / Экономика

Большие проблемы «малышей»

В России идет катастрофическое сокращение бизнес-предприятий

ЭЛЯ ГРИГОРЬЕВА

В прошлом году, по подсчетам правительства РФ, сразу 500 тысяч российских предпринимателей приняли решение о закрытии своего бизнеса. Общее количество индивидуальных предпринимателей и юрлиц в сегменте малого и среднего бизнеса снизилось до 3,5 млн. человек. Таким образом, весь рост, произошедший в сегменте за последние пять лет, сошел на нет. Причин создавшейся ситуации много. Это и повышение страховых взносов для ИП в прошлом году, и в целом чрезмерно высокая налоговая нагрузка на «малышей», и проблемы с госзаказом, куда малый бизнес фактически не пускают. Да и силовые ведомства все чаще пытаются на них надавить и выжить их с рынка. Государство регулярно заявляет о всемерной поддержке малого бизнеса, однако эффекта от этих заявлений мало.

Налоговый гнет на малый бизнес в России составляет 47 процентов от фонда заработной платы.<br>Фото: ОЛЬГА ШВЕЙЦЕР
Налоговый гнет на малый бизнес в России составляет 47 процентов от фонда заработной платы.
Фото: ОЛЬГА ШВЕЙЦЕР
shadow
По данным вице-премьера Игоря Шувалова, в 2013 году количество ИП и юрлиц в сегменте малого и среднего бизнеса (МСБ) снизилось сразу на 13% – с 4 до 3,5 млн. человек. Многие предприниматели решили, что нет смысла продолжать деятельность, если с каждого сотрудника приходится отчислять по 35 тыс. рублей (вместо 17 тыс. рублей в 2012 году) страховых взносов государству, – это слишком накладно. В текущем году правительство уменьшило размер взносов в социальные фонды в два раза, но, что называется, «осадочек остался»: по итогам января 2014 года количество предпринимателей сократилось на 10 тыс. по сравнению с январем 2013 года.

Очевидно, что главной причиной закрытия предприятий в России является финансовая – малым бизнесом заниматься попросту нерентабельно из-за слишком высокой налоговой нагрузки. По словам директора юридической фирмы «Центр правового обслуживания» Анны Коняевой, предприниматели все еще надеются, что государство повернется лицом к «малышам» и создаст для них комфортные условия для работы, без финансового давления. Но пока налоговый гнет вынуждает бизнес уходить в тень. «На сегодняшний день с учетом оплаты НДФЛ (13%) общий размер налогов и сборов в сегменте малого бизнеса составляет 47% от фонда заработной платы. Это приводит только к тому, что часть зарплаты выдается в конвертах. Появилась даже соответствующая терминология – «черная зарплата» (все в конверте), «серая зарплата» (часть выдается официально), – рассказала она «НИ». – Послабление налоговой нагрузки позволило бы большинству предпринимателей выйти из тени и платить белые зарплаты. Это положительно бы сказалось и на бюджете, и на самих работодателях, и на их работниках».

По мнению эксперта, снижение отчислений в пенсионный фонд для ИП можно было бы начать с отдельных регионов. «Правительству стоит набраться мужества на запуск такого эксперимента, для того чтобы потом провести анализ эффективности и сравнить, как сокращение страховых отчислений повлияет на работу предпринимателей», – пояснила г-жа Коняева.

Напомним, что Минфин в феврале разместил на едином портале раскрытия информации поправки в Налоговый кодекс, предусматривающие предоставление двухлетних налоговых каникул вновь созданным малым предприятиям по решению региональных властей. Сейчас проходит публичное обсуждение документа. Возможно, уже в ближайшие годы у предпринимателей появится реальный шанс встать на ноги и раскрутить свое дело.

Однако пока помимо неприлично высокой налоговой нагрузки предприятия МСБ в своей практике все чаще сталкиваются с «наездами» со стороны силовых структур. Поводом, как правило, служат все те же налоги, а точнее, их неуплата. Пока такой повод не может послужить официальной причиной для открытия уголовного дела, но в ближайшее время законодатели могут наделить силовиков дополнительными полномочиями. В Госдуме в первом чтении уже принят законопроект, возвращающий следователям право самостоятельно возбуждать дела по налоговым преступлениям. Эксперты оценивают этот факт крайне негативно. Так, по словам управляющего партнера аудиторско-консалтинговой группы Сергея Елина, если говорить именно о статьях, связанных с уклонением от уплаты налогов или сокрытии доходов, то правоохранительные органы не обладают достаточными знаниями и инструментами для определения суммы неоплаченных налогов и причин их возникновения. «Разбираться в тонкостях налогового и бухгалтерского учета – это прерогатива налоговых органов. И даже по претензиям тех же налоговых органов больше половины дел предприниматели не безуспешно отстаивают в суде», – говорит собеседник «НИ».

Сейчас действуют регламенты совместных проверок правоохранительных и налоговых органов, их взаимодействия друг с другом. Также недавно были созданы совместные комиссии при региональных налоговых инспекциях, где полиция, Следственный комитет и налоговики совместно решают вопросы для оперативного выявления нарушений и привлечения к ответственности. «Представляется, что это и есть верное решение», – говорит г-н Елин.

Как уже сообщали «НИ», большинство малых предприятий в России выживают на рынке не более 3 лет. Помимо запредельных налоговых отчислений и давления силовиков в ежедневной практике они сталкиваются с постоянной дискриминацией из-за своего размера. Особенно это заметно при проведении гостендеров, куда «малышам» вход де-факто запрещен.

Большинство малых предприятий в России закрываются, не дожив до трехлетия.
shadow Член президиума ОПОРы России Юрий Савелов рассказал «НИ», что вопросы поддержки и защиты малого и среднего бизнеса в сфере проведения государственного заказа сегодня актуальны как никогда. «Сейчас власти изъявили реальное желание защищать интересы МСБ в этом направлении, например, премьер-министр Дмитрий Медведев одобрил идею о том, чтобы к началу 2018 года установить обязательную минимальную долю государственного заказа для МСБ в размере 25%, тогда как в настоящее время она составляет от 10 до 20%», – пояснил он.

Вместе с тем, по словам эксперта, мало кто обращает внимание на подводные камни, к которым относятся обязательные требования осуществления госконтракта. «Ну откуда малым предпринимателям найти средства для обеспечения заявки на участие в торгах или исполнениее контракта по госзаказу, которые порой доходят до 30% от многомиллионных сумм контракта? Собственных средств в таких размерах у большинства предпринимателей просто нет, а банковская гарантия тоже выдается не просто так – большинству банков потребуется залог хотя бы в виде депозита», – говорит г-н Савелов.

Таким образом, соблюдение условий участия в госконтрактах само по себе является главным административным барьером для малого бизнеса и лишает возможности работать на госзаказ значительное число небольших предприятий. «Получается, что правительственная оптимизация участия МСБ в госзаказе пока идет голословно, по верхам», – констатирует собеседник «НИ».

Впрочем, повысить количество небольших предприятий в госзакупках не так уж и сложно. Для этого, по словам г-на Савелова, необходимо снизить стоимость обеспечения заявки на участие в государственном конкурсе (аукционе) до 1% от суммы контракта. Кроме того, нужно обязать заказчиков выплачивать аванс в размере 30% от суммы его обеспечения, а также сократить сроки приемки и оплаты заказчиком выполненных работ до 10–15 рабочих дней. «Сейчас дело доходит до того, что в некоторых госконтрактах сроки платежа растягиваются до 90 рабочих дней от момента выполнения работ. Ни одна фирма не может так долго ждать свою выручку», – говорит эксперт.

Но самое главное, что нужно предпринять как можно быстрее, – это снизить проценты кредитования малого бизнеса для участия в госзакупках до 10% годовых (сейчас они превышают 20%) с учетом отсутствия у малого бизнеса собственных оборотных средств. «Единственным залогом для кредитных учреждений при выдаче кредита или банковской гарантии должен стать сам госконтракт», – считает Юрий Савелов.

Стоит признать, что требование МСБ повысить доступность кредитных ресурсов услышано правительством. Как рассказывали «НИ», Минфин разработал законопроект о создании агентства кредитных гарантий, которое будет покрывать риски банков при их работе с малым бизнесом. Документ уже поступил на рассмотрение в Госдуму.

Начальник главного управления рынка микрофинансирования и методологии финансовой доступности Центробанка РФ Михаил Мамута заявил «НИ», что после запуска агентства стоимость кредитных ресурсов для малого бизнеса снизится, а интерес банков к кредитованию рискованных проектов МСБ, напротив, возрастет. «Наличие гарантии от агентства кредитных гарантий для банка свидетельствует о том, что предоставлять кредит можно, так как в случае проблем у предпринимателя гарантийный фонд агентства возвращает банку до 70% выданных средств», – пояснил собеседник «НИ».

Возможно, доступ к кредитным деньгам поможет небольшим фирмам закрепиться на российском рынке и составить конкуренцию глобальным монополиям и крупным сырьевым корпорациям. Но пока в России доля МСБ в ВВП страны – одна из самых низких в мире. У нас она составляет лишь около 10%. Для сравнения: в США эта цифра составляет 50%, в Китае – 55%, а в странах ЕС – порядка 60%.


МАЛЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ В ШВЕЦИИ – ЭТО «КУРИЦА, НЕСУЩАЯ ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА»
Основу шведской экономики составляют малые и средние предприятия (от 3 до 199 сотрудников), обеспечивающие около 60% ВВП страны. Кроме того, на них создаются все новые рабочие места в стране. По статистике, за последние 10 лет в десятимиллионной Швеции количество сотрудников в больших компаниях, благодаря ужесточению мировой конъюнктуры и проведенной рационализации, уменьшилось на 100 тысяч человек. Вместе с тем «малыши» за тот же период создали 300 тысяч рабочих мест. Ясно, что страна как может заботится об этих «курицах, несущих золотые яйца». Общенациональная программа поддержки, затрагивающая всех предпринимателей, существует только в единственной форме. Это полугодовая оплата труда безработного, решившего открыть собственную компанию. Минимальная сумма поддержки составляет 223 кроны в день (около 30 евро). Прочих видов помощи – десятки как национальных, так и региональных, их оказывают несколько государственных организаций, и все они индивидуальны. Так, компании с числом сотрудников от 2 до 49 могут получить для усовершенствования своей продукции, направленной на экспорт, от 50 тысяч до 500 тысяч крон. В ряде регионов при приеме на работу человека, которому грозит безработица или уже являющемуся безработным, компания получает до 198 тысяч крон в год. Есть и региональные инвестиционные программы, по которым предприятию возмещают до 50% вложений в новые здания и оборудование. Наконец, существует национальная и общеевропейская программа поддержки сельского хозяйства, по которой фермер, имеющий от четырех гектаров земли, может рассчитывать на субсидии, достигающие 60% его собственных вложений. Краеугольный камень в деятельности любой компании – возможность получения доступных банковских ссуд. В среднем шведские предприятия могут позаимствовать деньги под 2,84% годовых. Однако малые предприятия здесь ущемлены: часто «малыши» вынуждены платить банку в два, а то и в три раза больше, чем крупные и считающиеся более надежными компании.
Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

РЕПАТРИАНТЫ УХОДЯТ В БИЗНЕС, ЧТОБЫ ЛУЧШЕ АДАПТИРОВАТЬСЯ В ИЗРАИЛЕ
На сегодняшний день малый бизнес в Израиле – это 65% всего ВВП страны. В нем занято около 400 тысяч человек, которые создают до 80% новых рабочих мест. Во главе системы стоит Управление по делам малого и среднего бизнеса (УМСБ), действующее при министерстве промышленности. В его структуру входят 25 центров деловой инициативы (ивритская аббревиатура – МАТИ), открытых во всех более или менее крупных городах. Малое предпринимательство считается привлекательным для бывших военнослужащих, «новых израильтян» и национальных меньшинств. По мнению бизнес-консультантов МАТИ, «русские», то есть наши бывшие соотечественники, завоевывают малый и средний бизнес «своими семейными кланами и налаживаемыми производственными связями». На сегодняшний день более трети потребителей «русского бизнеса» составляют не репатрианты, а коренные израильтяне. В сфере же компьютерных услуг этот показатель достигает 90%. МАТИ предлагает курсы и семинары для желающих начать предпринимательскую деятельность. Особые программы предлагаются для русскоязычных израильтян. Разумеется, вновь прибывшие принимают решение открыть свое дело далеко не всегда потому, что страстно хотели быть бизнесменами. Чаще всего в этом они видят возможность решения проблемы трудоустройства на рынке, где и без них есть избыток рабочей силы. Иначе говоря, открытие собственного дела – это реальный путь адаптации в новой стране.
Валентин БОЙНИК, Иерусалим

Опубликовано в номере «НИ» от 3 марта 2014 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: