Главная / Газета 29 Августа 2013 г. 00:00 / Экономика

«От услуг Белоруссии мы могли бы отказаться, от услуг Украины – нет»

Экономист Сергей Жаворонков

АЛЕКСЕЙ АРОНОВ

На этой неделе серьезно накалились отношения между Россией и ее ближайшими соседями. Арест руководителя «Уралкалия» в Минске, заявления Москвы о намерениях ограничить импорт с Украины, если та откроет границу для Евросоюза – все это говорит о серьезных геополитических проблемах, решение которых наверняка будет весьма болезненным. Что стоит за этими громкими событиями и чем они в результате могут закончиться? Об этом обозреватель «НИ» поговорил с ведущим экспертом Института экономической политики им. Гайдара Сергеем ЖАВОРОНКОВЫМ.

shadow
– Сергей Владимирович, насколько неожиданным для вас был арест руководителя «Уралкалия» Владислава Баумгертнера? Это чисто экономический конфликт или есть основания полагать, что Александр Лукашенко снова начал шантажировать Кремль?

– Такое демонстративное задержание вполне укладывается в ту модель поведения, которой придерживается Лукашенко. Во время президентских выборов 2006 года были арестованы десятки оппозиционеров. Потом белорусские власти их потихоньку освободили в обмен на кредиты МВФ. Так что практика взятия заложников – она для Лукашенко не новая. Но поражает тот уровень, на котором он это сейчас делает. Крупнейший акционер «Уралкалия» – Сулейман Керимов – считается в России человеком очень могущественным.

– Поводом для задержания, по сути, стал отказ руководства «Уралкалия» от сотрудничества с государственным «Беларуськалием» в рамках единого трейдера – Белорусской калийной компании. Экспортные продажи обоих производителей должны осуществляться через единую товаропроводящую сеть, а белорусы начали торговать удобрениями в обход. Почему экономические договоренности между нами постоянно срываются?

– Лукашенко ведет себя, как Остап Бендер. Он рассчитывает на то, что Владимиру Путину будет очень болезненно сделать публичное признание, что Союзное государство оказалось фикцией. Поэтому делает, что хочет. Также Лукашенко играет и на имперских комплексах, существующих у части российской элиты. Дескать, главное, чтобы по соседству с нами не было военных баз НАТО, а в экономике пусть творится что угодно. И пока у Лукашенко все более-менее получается.

– Вместе с тем в нулевые годы Россия прикрутила «краник» дотаций, подняла цены на энергоносители, заткнула наиболее очевидные таможенные дыры. Белоруссия по сравнению с Россией имела более низкие ставки импортных и экспортных таможенных пошлин по сотням позиций. То есть Лукашенко долго и круто зарабатывал на реэкспорте российской нефти и нефтепродуктов.

– Действительно, можно вспомнить многочисленные срывы предыдущих соглашений с Белоруссией. Например, историю, когда планировалось создание совместного предприятия «МАЗа» и «КАМАЗа». А потом выяснилось, что Минск хочет руководить этим СП. Притом что масштабы «МАЗа» и «КАМАЗа» несопоставимы. Также можно вспомнить о неудавшейся попытке введения единой валюты в середине нулевых голов. Тогда выяснилось, что эта валюта Лукашенко нужна, но он хочет ее самостоятельно эмитировать. Это ни в какие рамки не укладывается. Так что нынешнее поведение Лукашенко вполне объяснимо. Пока в России обсуждают какие-то абстрактные геополитические ценности, он может выбивать под это дело из нас деньги.

– Чем, по-вашему, закончится нынешняя история?

– Думаю, рано или поздно Баумгертнера отпустят. Потому что у России имеется гораздо больше возможностей надавить на Белоруссию, чем наоборот. Экспорт в Россию – 40% от белорусского экспорта. Ведь тот же «льготный» реэкспорт нефти и нефтепродуктов под видом «разбавителей» и «растворителей» на пару миллиардов долларов в год – он хоть и в меньших объемах, но продолжается. Формально пошлины выровнены, но какие-то «серые» схемы остались. Также для Белоруссии было бы очень болезненным удорожание газа, который поставляется ей по ценам, весьма далеким от европейского уровня – самым низким на пространстве СНГ. Наконец, Россия является для Белоруссии основным источником сбыта продукции сельского хозяйства. И здесь санкции «в стиле Онищенко» (глава Роспотребнадзора РФ Геннадий Онищенко. – «НИ») были бы для Минска серьезным ударом. Потому что у белорусских крестьян нет хорошей альтернативы в виде европейского рынка. Их туда не пускают.

– Давайте теперь поговорим о ситуации, складывающейся между Москвой и Киевом. Россия собирается принять защитные меры по отношению к украинскому импорту в случае подписания соглашения Украина – ЕС. Таким образом, мы хотим склонить Украину к вступлению в Таможенный союз?

– Видимо, да. Но этого уже никогда не произойдет. Этап развилки уже пройден. Пару лет назад вступление Украины в ЕЭП, Таможенный союз еще было возможным. Но Киев настаивал на том, чтобы такой союз был без изъятий и ограничений, но Москва на это не согласилась. Сейчас в силу приближающихся на Украине президентских выборов поддаться на давление России будет для Януковича самоубийством. Да и ситуация с Украиной иная, чем с Белоруссией. У Киева есть чем ответить Москве. Украина является крупнейшим транзитером российского газа. Если от услуг Белоруссии мы могли бы в принципе отказаться, дозаправив «Северный поток» и «Голубой поток», то от услуг Украины мы отказаться не можем.

– Может быть, удастся зазвать в Таможенный союз Молдавию? Ведь в Евросоюз ее точно не пустят из-за низкого подушевого ВВП.

– Я согласен с тем, что у России есть огромные возможности для экономического давления на Молдавию. Она очень зависима от поставок российских энергоносителей. Но есть одно обстоятельство – Молдавия является небольшой страной. Поэтому если европейцы захотят ее «подкормить», то больших денег на это не понадобится. Да, в Евросоюз Молдавию не пустят, но она может получить ассоциированный статус при ЕС и рассчитывать на финансовую помощь.

– Есть ли надежда на оживление экономических контактов с Грузией?

– Пока никаких поводов для оптимизма я не вижу. У нас осталась масса неразрешенных вопросов. Например, грузинское вино до сих пор, по сути, не вернулось на наш рынок. К тому же грузинам практически невозможно попасть в Россию, если у них нет здесь родственников или приглашения от властей. Я хотел помочь коллеге из Грузии приехать в Москву, но ни в одном турагентстве не взялись оформить ему визу. Подобный режим не позволяет грузинам попадать на российский рынок труда. Что касается ситуации с Абхазией и Южной Осетией, то тут тупик. По внутриполитическим причинам Грузия никогда не согласится с независимостью этих территорий. Слишком много крови пролито, слишком она свежая. Для Москвы также было бы большим политическим унижением сдать назад. Кроме того, Абхазия и Южная Осетия – это «черные дыры», где основной бизнес заключается в расхищении российской помощи. На этом зарабатывают и местные чиновники, и российские. И всех это устраивает.

Опубликовано в номере «НИ» от 29 августа 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: