Главная / Газета 29 Апреля 2013 г. 00:00 / Экономика

Потеря кормильцев

В стране резко сокращается число регионов-доноров – в 2013 году их осталось всего десять

ЮЛИЯ ЗАБАВИНА

В России стремительно растет число регионов, которым требуются дотации из федерального бюджета. Еще в прошлом году страну на себе фактически «тащили» 11 регионов, сегодня таких уже 10. При существующей системе межбюджетных отношений «передовикам» невыгодно развиваться и инвестировать бюджетные деньги в новые проекты. Им гораздо удобнее стать донорами и просто получать средства из центра. Вместе с тем расходная часть бюджета у регионов растет, а денег не становится больше. Такая ситуация ставит под сомнение выполнение социальных обязательств, зафиксированных в предвыборной программе Владимира Путина.

Город Торжок мог бы обеспечить себя за счет туризма, но, как и вся Тверская область, он живет за счет других регионов.<BR>Фото: ОЛЬГА ШВЕЙЦЕР
Город Торжок мог бы обеспечить себя за счет туризма, но, как и вся Тверская область, он живет за счет других регионов.
Фото: ОЛЬГА ШВЕЙЦЕР
shadow
В 2007 году к числу доноров, то есть регионов, которые не получают дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности, относилось 19 субъектов РФ. В 2012 году их стало уже 11. «Это Татарстан, Москва, Санкт-Петербург, Московская, Ленинградская, Сахалинская, Самарская, Тюменская области, Ненецкий, Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа», – заявлял в прошлом году министр регионального развития Николай Слюняев. Прошло несколько месяцев, и вот уже список регионов-доноров сократился до 10 – из него оказалась вычеркнута Самарская область, в которой находится ряд крупных предприятий, теоретически способных обеспечить ее необходимыми средствами к существованию.

Эксперты утверждают, что существующая система искусственного перехода регионов в статус дотационных связана с реформой межбюджетных отношений, которая произошла в 2004–2005 годах. Напомним, что в результате реформы поток финансов (налоговых сборов), которые направлялись из регионов в центр, существенно вырос. Если ранее, в 2001–2002 годах, соотношение налоговых поступлений, распределяемых между федеральной казной и бюджетом регионов, составляло примерно 50/50, то к 2006 году на территории субъекта оставалось чуть более 30% от собранных налогов. В результате лишь небольшая часть регионов сумела остаться «на плаву» и еще финансировать других, менее удачных соседей. Но такое положение их явно не устраивает.

Взять, к примеру, ту же Самарскую область. «Есть несколько версий того, почему она стала дотационным регионом, – сообщил «НИ» депутат Самарской губернской думы Михаил Матвеев. – Многие связывают это с деятельностью предыдущего губернатора Владимира Артякова, которая закончилась отставкой. В период его губернаторства из Самарской области просто выкачивали деньги. Вторая версия связана с тем, что это техническая схема, которую реализует команда нового губернатора Николая Меркушкина, потому что он так привык работать. Ранее он был губернатором дотационного региона (Мордовии) и получал средства от федерального бюджета. Потому что региону, который является донором, значительно труднее обосновывать необходимость получения средств из федерального бюджета». Действительно, новый губернатор публично заявлял, что дотационному региону легче получать деньги на различные проекты, в то время как доноры могут рассчитывать только на деньги в рамках госпрограмм. Например, г-н Меркушин рассчитывает на поток денег, который «польется» на область в рамках подготовки к ЧМ-2018.

Аналогичные истории происходят и с другими крупными регионами. Например, Свердловская область, которая долгие годы была донорским регионом, теперь тоже будет получать больше дотаций, чем платить в федеральный бюджет. Купить детскую одежду Reima в Екатеринбурге «Большинство денег уходит в Москву, – констатирует уральский политолог, член центрального совета партии «Народный альянс» Федор Крашенинников. – Если раньше на местах были губернаторы, которые были заинтересованы в развитии бизнеса, привлечении каких-то компаний на свою территорию, то сейчас все решения, даже очень мелкие, принимаются в Москве».

По словам нашего собеседника, «все крупные компании стремятся юридически «переехать» в Москву, новые также регистрируются в Москве и Петербурге, соответственно, весь крупный бизнес платит налоги там. Малый и средний бизнес находится в полуобморочном состоянии. Свердловская область, которая далеко не бедный регион, – теперь не регион-донор. Тут часто меняются губернаторы, которые заинтересованы в выполнении приказов столицы. А у нее приказ только один – как можно больше денег отправить в федеральный бюджет, что, собственно, и происходит».

Отметим, что налоги, которые Москва забирает себе, – это наиболее «доходные» и хорошо собираемые налоги. К ним относятся: налог на добавленную стоимость (НДС), акцизы, налог на доходы физических лиц, налог на прибыль организаций, налог на добычу полезных ископаемых и некоторые другие. В то же время региональные бюджеты пополняются налогом на имущество организаций, налогом на игорный бизнес, транспортным налогом. В итоге даже у регионов, богатых природными ресурсами, оказалось недостаточно средств, чтобы покрывать собственные бюджетные обязательства. У местных политиков не остается возможностей, стимулов и желания работать более эффективно, а главное – проблемой становится недостаток инициативы в субъектах. Чем больше налогов забирает федеральный центр, тем меньше стимулов у регионов для эффективной работы. В самом невыгодном положении оказываются регионы-доноры.

Изначально реформа межбюджетных отношений была призвана помочь выжить менее успешным регионам – дать им средства на строительство дорог, исполнение социальных обязательств и т.д. «С одной стороны, это правильная концентрация ресурсов. Если половина бюджета страны формируется за счет нефтяных доходов, то тем, кто нефть не добывает, нужно помочь, потому что денег у них намного меньше, – сказал в разговоре с «НИ» директор Центра развития регионов Игорь Меламед. – Но перераспределение должно быть стимулирующим для развития всех. Регионы, которые у себя развивают производство, должны с этого что-то получать».

Эксперты отмечают, что вместе с долей доходов, которые центр отбирает у регионов, растет и объем обязательств, которые накладываются на региональные бюджеты. Достаточно сказать, что и исполнение предвыборных обещаний Владимира Путина опять-таки возложено на регионы. Например, президент пообещал довести уже в нынешнем году зарплату учителей до средней по региону. Но в федеральный бюджет эти расходы включены не были. Министр Слюняев не так давно признал, что с каждым годом в региональных бюджетах увеличивается доля текущих расходов и сокращаются расходы на инфраструктуру. Если в 2007 году на расходы приходилось 77%, а на капитальные вложения 23%, то в 2012 году это соотношение составило 87% на 13%. В ряде регионов – Владимирской, Курганской, Мурманской, Тульской областях, а также в Карелии – расходы на текущие обязательства превысили 93%. «Вместе с тем финансово-экономическое положение субъектов сегодня не может не вызывать беспокойства, – сказал министр. – Средний уровень их бюджетной обеспеченности до распределения межбюджетных трансфертов поступательно сокращается – с 88% в 2007 году до 77% в 2012 году».

Даже наличие такого крупного предприятия, как «АвтоВАЗ», не гарантирует региону финансовой самостоятельности.
shadow «Существующая система такова, что региону передают очень много полномочий, а денег на исполнение этих полномочий почему-то не дают, – поясняет г-н Меламед. – Нагрузка на регионы растет год от года. А в городах вообще ничего не остается. Если кто-то хочет построить в городе завод, то это хорошо, но город со всех этих денег от завода получит 10%. А городу для того, чтобы завод работал, надо провести дорогу, прочие коммуникации, рабочих где-то расселить. Город для этого завода должен сделать несколько миллионов инвестиций, чтобы потом получать в казну несколько тысяч. При существующей системе, чем ниже «уровень» территории, тем меньше руководители заинтересованы в том, чтобы у них на территории что-то развивалось».

Даже с теми налогами, которые сегодня возвращаются в бюджеты субъектов, дела обстоят не так гладко, как хотелось бы. Например, доходы от налоговых поступлений на имущество физических лиц, которые возвращаются в 100%-ном объеме, не покрывают даже затраты на сбор этого типа налогов. Кроме того, существуют даже опасения, что в условиях ухудшающейся экономической ситуации крупные налогоплательщики могут потребовать обратно уплаченные ранее налоги на прибыль в качестве авансов. Еще одна проблема, связанная с налогом на прибыль, – это укрупнение налогоплательщиков, создание ими холдингов, которые позволяют получать послабления. В результате в Санкт-Петербурге, например, на 1 декабря прошлого года поступления по налогу на прибыль сократились по сравнению с аналогичным периодом 2011-го на 17,3% – с 99,6 до 82,3 млрд. руб. В 2013 году планы по сбору этого налога также скромны – 94,9 против 99,3 млрд. руб., которые закладывались в бюджет-2012.

В обсуждении бюджетной политики России чиновники обычно обходят стороной тему межбюджетных отношений. Единственный, кто настаивает на ее пересмотре, – это глава Счетной палаты Сергей Степашин. Например, после переизбрания Владимира Путина в ходе своего выступления в Совете Федерации Сергей Степашин предложил вернуть к системе 50/50. «Надо оставлять 50% налогов в бюджетах регионов, в том числе доноров. Прошло время, когда нужно было управлять из центра налогами и бюджетами в силу политической ситуации. У нас уже другая страна, нам не надо ни с кем бороться в регионах, не давая им денег», – заявил Степашин.

Независимые экономисты и политологи в свою очередь считают, что менять нужно не только процентное соотношение, но всю систему управления страной. Пресловутая «вертикаль власти», строительство которой происходило в стране последние годы, несомненно, усилилась с помощью построения «финансовой вертикали», когда все потоки аккумулировал Минфин. «Систему надо перестраивать кардинально, не только налоговую систему, но и систему управления, – уверен Федор Крашенинников. – Россия – слишком большая страна, и наивно думать, что ею можно управлять из центра. Нужно федеративное управление. Граждане должны сами выбирать себе губернаторов. До тех пор, пока губернаторов будут командировать, ничего хорошего не будет. Даже если отдать им деньги в руки, не факт, что они будут тратить эти средства на пользу региона. Они могут потратить деньги на федеральные программы, чтобы в Москве их похвалили, дескать, как хорошо, что ничего не просят, а только отдают».


Россия – на третьем месте по региональному неравенству
Эксперты американского Национального бюро экономических исследований проанализировали 1503 региона в 82 странах мира, чтобы понять, насколько однородно региональное развитие стран. В среднем самый богатый регион одной страны оказался в 5,2 раза состоятельнее самого бедного. Но это лишь среднее значение. А к примеру, ВВП на душу населения в Кампече, самом богатом штате Мексики, в 16,4 раза выше, чем в самом бедном штате Чьяпасе. Примерно такая же разница между США и Пакистаном. Другой ярчайший пример неравенства регионов – Россия, доходы населения в самом богатом регионе в 25 раз выше, чем в самом бедном. Разрыв больше оказался только в Венесуэле и Таиланде.

Не все регионы потянут чемпионат мира по футболу
Аналитическое агентство Standard & Poor’s выяснило, что у 7 из 11 российских городов, в которых пройдут матчи чемпионата мира по футболу 2018 года, недостаточно средств для проведения соревнований. Аналитики считают, что только Москва, Санкт-Петербург, Казань и Сочи самостоятельно справятся с расходами на проведение чемпионата. Остальным городам придется либо занимать деньги, либо добиваться больших вливаний из федерального бюджета. Проведение соревнований обойдется России в 1,258 трлн. руб. Больше всего на проведение соревнований просит Самара – 340 млрд. руб. Калининград – 200 млрд. руб., Екатеринбург – 160 млрд., Нижний Новгород и Москва – по 100 млрд.; Ростову-на-Дону и Санкт-Петербургу понадобится 91 и 86 млрд. соответственно. Саранск и Казань оценили расходы в 60 и 50 млрд., Волгоград и Сочи – в 40 и 30 млрд. руб. соответственно. Согласно официальным данным, только 13% заявленных регионами потребностей связаны со строительством спортивных объектов. Оставшаяся часть приходится на расходы, связанные со строительством новых станций метрополитена, модернизацией объектов коммунальной и дорожной инфраструктуры, строительством аэропортов. При этом всего четыре региона смогут профинансировать все необходимые расходы. В большинстве из остальных семи регионов расходы на проведение чемпионата превышают годовой объем расходов их консолидированных бюджетов. Столь серьезное изменение приоритетов расходной политики регионов связано с рядом проблем.

По материалам Regnum

Опубликовано в номере «НИ» от 29 апреля 2013 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: