Главная / Газета 26 Марта 2013 г. 00:00 / Экономика

Цель номер один

Сохранение старой политики ЦБ будет по-прежнему мешать экономическому росту, не гарантируя при этом ограничения инфляции

ЮЛИЯ ЗАБАВИНА

Политика Центробанка РФ в ближайшее время останется неизменной. Об этом многие эксперты и чиновники заявили после того, как стало известно, что место Сергея Игнатьева, возглавлявшего ЦБ в течение 11 лет, этим летом займет Эльвира Набиуллина. Впрочем, ряд экономистов и политиков не считают сохранение действующей политики ЦБ благом. Они надеются, что ведомство наконец-то смягчит монетарную политику, понизив процентные ставки, чтобы стимулировать экономический рост, который в последнее время заметно замедлился. Оппоненты такого подхода утверждают, что смягчение монетарной политики приведет лишь к росту цен. Слово – за Эльвирой Набиуллиной.

От Эльвиры Набиуллиной настойчиво ждут ответа относительно монетарной политики Центробанка.<br>Фото: EPA. SERGEI KARPUKHIN
От Эльвиры Набиуллиной настойчиво ждут ответа относительно монетарной политики Центробанка.
Фото: EPA. SERGEI KARPUKHIN
shadow
Сегодня Центробанк сосредоточился в основном на одной проблеме российской экономики – инфляции. В течение нескольких лет Сергей Игнатьев последовательно делал ставку на «таргетирование инфляции» или попросту – удержании ее на определенном уровне. Делалось это путем высоких учетных ставок, по которым ЦБ выдавал кредиты коммерческим банкам, а те в свою очередь – бизнесу. В Центробанке полагали, что благодаря дороговизне и недоступности кредитов денег на рынке станет меньше, что будет сдерживать рост цен. В итоге кредитная ставка для предприятий в России в среднем превышает инфляцию на 6–7%, а не на 1–2%, как в благополучных европейских странах, однако за все 11 лет добиться низкой инфляции в России так и не удалось.

Между тем борьба только с одной бедой нехарактерна для большинства центробанков других стран. Например, в США аналог российского ЦБ – Федеральная резервная система (ФРС) – помимо стандартной цели поддержания стабильных цен имеет еще и задачу стимулирования роста ВВП, а также снижения безработицы. Такое совмещение обязанностей возникло в 1977 году после того, как в 1970-х провалилась попытка простой накачки экономики деньгами, что привело к резкому всплеску инфляции. С одной стороны, после такого провала политики должны были бы поручить ФРС еще упорнее следить за стабильностью цен. Однако американские конгрессмены пришли к выводу, что фокусировка только на инфляции приведет в итоге к ее долгосрочному росту, и включили в задачи ФРС также занятость и выпуск продукции.

Различия в политике российского «кредитора последней инстанции» и его зарубежных аналогов проявлялись и во время кризиса 2008 года. Так, действия ФРС касались не только поддержания стабильности цен, но и стимулирования экономического роста. Базовая учетная ставка процента была снижена почти до нуля (до 0,25%), а ФРС публично заявила о том, что не будет повышать ее до 2014 года. Помимо этого ФРС осуществляла прямые вливания денег в экономику – за кризисный период было выкуплено ценных бумаг более чем на 2 трлн. долларов. В итоге экономический спад в США был болезненным, но совсем не таким, как мог бы быть. С января 2008 года по июнь 2009 года рецессия в Америке составила всего 5% против 11% у России. А вот в России ЦБ наоборот повышал ставки рефинансирования, делая кредиты еще более дорогими, уменьшая количество денег в экономике. В период кризиса с 1 декабря 2008 года ставка процента достигла 13%. В итоге в США рецессия сменилась заметным ростом, чего нельзя сказать о России, где рост экономики замедлился почти до нуля.

Именно поэтому некоторые экономисты, взгляды которых озвучивает советник президента Сергей Глазьев, и надеются на изменение монетарной политики с приходом в ЦБ г-жи Набиуллиной. Они рассчитывают, что ЦБ наконец-то будет преследовать иные цели, отличные от поддержания стабильных цен. «Я рассчитываю, что политика будет более разумной, – заявил г-н Глазьев после того, как стала известна кандидатура нового главы Банка России. – ЦБ в настоящее время пытается ставить перед собой цели, средства достижения которых он не контролирует. Например, если у нас инфляция носит в основном немонетарный характер, то пытаться уменьшить ее методами денежной политики достаточно наивно». В пользу смягчения денежной политики также высказывался замминистра экономического развития Андрей Клепач. По его оценкам, этот процесс возможно начать в апреле–мае по мере снижения инфляции. «Условия для этого есть», – заявил чиновник.

Чтобы смягчить денежную политику, ЦБ придется кардинально пересмотреть методы, которыми он действует сегодня. Большая часть доходов бюджета сейчас поступает в виде налогов, примерно половина из которых деньги от продажи нефти и газа.

После того как деньги доходят до бюджета, значительная их часть направляется в международные резервы ЦБ РФ, которые занимают третье место в мире (500 млрд. долларов), а третья часть выводится из страны. Напомним, что оттока капитала из страны не наблюдалось только в 2006 и 2007 годах. «Политика требует изменений, при этом действия ЦБ и правительства должны занимать одну линию, – считает депутат Госдумы Оксана Дмитриева. – Они и сейчас занимают одну линию, только абсолютно неправильную. Идут одновременно и заемы, и свои собственные доходы складываются в Стабфонд (Резервный фонд и Фонд национального благосостояния. – «НИ»), а это полный абсурд. Политика Стабфонда – это организованный вывоз капитала, с другой стороны, идет огромный прирост внешнего частного долга».

Противники смягчения монетарной политики и снижения ставок утверждают, что сейчас пойти по этому пути невозможно. Главную причину они видят в специфике российской финансово-банковской структуры. Сейчас около 50% всех финансовых активов принадлежат пяти крупнейшим банкам страны. В последнее время наряду с замедлением экономического роста уменьшается и количество финансовых посредников и институтов. В частности, по данным доклада Института мировой экономики и международных отношений, в 2012 году на 10% сократилось количество негосударственных пенсионных фондов (НПФ), а также закрылось 4% банков. Вместо этого растет число «микроростовщиков», которые предлагают «кредиты без залога и поручительства» под высокие проценты до следующей зарплаты. Общая неразвитость финансового и банковского сектора – серьезная проблема для ЦБ, которому во время финансового кризиса 2008 года пришлось спасать крупнейшие банки.

Именно неразвитость банковской системы и ее монополизация и служат главными аргументами в пользу сохранения преемственности политики Центрального банка. По крайней мере до того момента, когда монополия будет разрушена, а методы денежно-кредитной политики станут более эффективными. Пока же, уверены эксперты, снижение учетной ставки приведет только к неконтролируемому росту цен, который ударит непосредственно по кошелькам всех россиян и «съест» все накопления, в том числе те немногие остатки пенсий, на которые россияне все еще надеются. Снижения же кредитных ставок для бизнеса не произойдет по причине отсутствия конкуренции и господства на рынке 2–3 финансовых «монстров».

«Стимулирование экономики процентными ставками вряд ли вызовет какое-то долгосрочное ускорение, – считает заведующий лабораторией денежно-кредитной политики ИЭП им. Гайдара Павел Трунин. – В случае снижения ставок мы скорее увидим ускорение инфляции». С ним согласна и ведущий эксперт Центра экономических и финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР) Наталья Волчкова, которая считает, что изменение политики ЦБ не будет иметь особого влияния на экономику, в то время как другие методы окажутся более эффективными. «Таргетировать инфляцию необходимо, это условие развития финансового рынка, которого сегодня не хватает в России, – считает г-жа Волчкова. – Параллельно с этим нужно создавать новые системные инструменты регулирования рынка, чтобы иметь больше гибкости и возможность параллельно следить за инфляцией и развивать экономику». В российских условиях снижение учетных ставок даст эффект только вместе с разрушением монополии нескольких крупных банков, в частности Сбербанка, который аккумулирует в себе до четверти финансовых ресурсов, приходящихся на все российские банки. «Основная проблема российской экономики заключается не столько в нехватке ликвидности, сколько в высоких административных издержках, плохом инвестиционном климате», – добавила Наталья Волчкова.

Опубликовано в номере «НИ» от 26 марта 2013 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: