Главная / Газета 25 Марта 2013 г. 00:00 / Экономика

Не ваше дело

Российские власти фактически объявили войну малому бизнесу

ОЛЬГА ЧУРАКОВА

В стране ударными темпами сокращается количество малых предприятий, которые в западных государствах составляют костяк общества. Только за три последних месяца, после того как с 1 января страховые взносы для индивидуальных предпринимателей увеличились почти вдвое – до 36 тыс. руб., бизнес-сообщество не досчиталось 300 тыс. фирм. Вместе с тем чиновники чуть ли не еженедельно выступают с очередной инициативой, призванной покарать «неплательщиков», «уклонистов» и прочих экономических правонарушителей. Бизнесмены утверждают, что государство относится к ним как к врагу, и уже не исключают того, что в какой-то момент предпринимательство будет запрещено на законодательном уровне.

Экономисты утверждают, что без сильного малого бизнеса в стране не будет ни эффективной нефтедобычи, ни нормального рынка ЖКХ, ни инноваций.<br>Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
Экономисты утверждают, что без сильного малого бизнеса в стране не будет ни эффективной нефтедобычи, ни нормального рынка ЖКХ, ни инноваций.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow
Роман Коростелев – владелец фотоателье в поселке Лиман Астраханской области. После повышения страховых взносов его бизнес выстоял, но, как он утверждает, половина предпринимателей населенного пункта разорились. «Заходишь на рынок или в торговый центр – вокруг пустые павильоны, – рассказал «НИ» г-н Коростелев. – Я пока платить могу, но у меня нет никаких гарантий, что в будущем сумма взносов не будет расти. Нам все обещают стабильность, но где она? Законодательство меняется каждый год, из-за этого предприниматели не могут ничего планировать, расширять бизнес. Они просто не могут оценить, какие у них в ближайшее время будут доходы».

Выжать все до последней капли

Представители бизнеса не могут понять, чего своими действиями пытаются добиться власти. Финансовой выгоды от «выжимания» малого бизнеса они явно не имеют. Так, по данным сопредседателя «Деловой России» Александра Галушки, 300 тыс. компаний, которые были вынуждены закрыться из-за повышения страховых взносов, платили в бюджет страны 13,5 млрд. руб. налогов и взносов. Правительство же рассчитывало путем повышения взносов дополнительно получить от них еще 5,1 млрд., однако лишилось и того, и другого. «Есть миф, что все эти ИП – сплошь однодневки, зарегистрированные для каких-то схем, – сказал г-н Галушка. – Но это не так. Большая часть этих ИП – люди, которые не сидят на шее у государства, сами зарабатывают себе на жизнь и не испытывают иждивенческих настроений. Половина закрывшихся предприятий работали в сфере услуг, треть занимались торговлей, 7% – производством. Закрылся реальный бизнес». По словам представителя «Деловой России», в целом то, что происходит, – «отвратительно с точки зрения развития страны».

Повышение страховых выплат – лишь одна из немногих жестких мер, предпринятых государством в отношении мелкого предпринимательства за последние годы. В то время как на Западе малый бизнес создает костяк среднего класса и поддерживается правительством, в России данная прослойка рискует в ближайшее время если не полностью исчезнуть, то в лучшем случае уйти «в тень», прекратив с государством любые формы отношений. Напомним, что не так давно Минфин рекомендовал приравнять страховые взносы к налогам и за уклонение от их уплаты карать уголовной ответственностью и тюремными сроками. Налоговикам вскоре начнет помогать Следственный комитет России (СКР) – в ближайшее время там планируют создать отдел по борьбе с налоговыми преступлениями. Сам председатель СКР Александр Бастрыкин уже предложил ввести уголовную ответственность не только для бизнесменов, но и для компаний: меры наказания лежат в диапазоне от огромных штрафов до полной ликвидации фирм. Соответствующий проект уже направлен в администрацию президента.

В таких условиях некомфортно себя ощущает даже крупный бизнес. Согласно недавнему опросу, проведенному Российским союзом промышленников и предпринимателей, 60% респондентов заявили, что у них нет шансов защититься от налоговиков в суде, а каждый десятый предприниматель отметил общее снижение уровня защиты частной собственности. Что тогда говорить о малом бизнесе, чьи возможности несоизмеримо меньше.

Все началось в 2006 году…

Участники отрасли отмечают, что давление на них идет уже несколько лет подряд. «Идет передел рынка сбыта, а страдает малый бизнес», – поясняет Ольга Косец, президент Межрегиональной общественной организации «Деловые люди». По ее словам, все началось в 2006 году, именно тогда был принят 271-й Федеральный закон о деятельности рынков. «До этого момента законодательство нас особо не трогало, но именно в те годы было прописано то, что мы пожинаем сейчас, – продолжает эксперт. – Как вы знаете, до 2012 года в Москве и Московской области должны были закрыться все открытые торговые площадки, до конца 2013-го – на всей территории Российской Федерации». Первой ласточкой, по данным Ольги Косец, стало закрытие Черкизовского рынка. Принято считать, что там торговали одни китайцы, но, по словам собеседницы «НИ», там было много и отечественных производителей, которые реализовывали товар оптом.

С закрытием рынков по всей стране стали массово разоряться небольшие производства текстиля, обуви, бытовых товаров, и продавать свою продукцию им стало негде. В регионах на местах закрытия рынков строятся крупные торговые центры, но никаких льгот по аренде для прежних продавцов, работающих на открытых площадках по 15–20 лет, не предусмотрено. «Арендная плата там сумасшедшая – такую ставку способны вытягивать только крупные магазины, – констатирует г-жа Косец. – Никто не думает о том, что этим людям просто некуда будет пойти, вокруг не очень много успешно функционирующих предприятий и заводов – почти все закрыто».

О том, что положение малого бизнеса стало резко ухудшаться в 2005–2006 годы, говорит и Яна Яковлева, председатель организации защиты предприятий «Бизнес-солидарность». По ее словам, именно в этот период у законотворцев все чаще стало прослеживаться отсутствие смысла, а правовая система пошла «в разнос». «Чиновник всегда прав, а предприниматель вечно виноват, – пояснила эксперт. - Что касается именно малого бизнеса, то ему здесь места нет: все занято монополистами, рынок сбыта поделен и переделен, на полки магазинов не попасть».

В Москве ярким примером борьбы с малыми предпринимателями стало уничтожение киосков, которые в большинстве случаев были снесены без суда и следствия. «Должны были отвозить на штрафстоянку, но в итоге многое просто сносили бульдозером, – возмущается Ольга Косец. – Крупные игроки свои палатки отстояли, у мелких же нет денег на адвокатов и суд, не хватает сплоченности и веры в себя, настроения у людей сейчас очень пессимистические. У чиновников же нет никакой ответственности и спросить не с кого: мелких предпринимателей они давно воспринимают как «погрешность».

Не надо поддерживать – просто не мешайте

К 1 сентября 2013 года правительство должно разработать концепцию государственной программы «Территория бизнеса – территория жизни», которая рассчитана на поддержку микропредпринимательства. Однако все подобные существующие и анонсируемые программы представители бизнес-сообщества воспринимают уже исключительно как издевательство.

«Ни одного живого человека, воспользовавшегося программой государственных субсидий или кредитования, я не видела, – утверждает Яна Яковлева. – Зато знаю случаи, когда получение таких субсидий порождало коррупцию на местах: чиновники, помогающие реализовывать бизнесменам такие программы, потом сдирали с них вдвое больше». По словам эксперта, помимо раздачи денег государство должно выстраивать среду и инвестиционный климат, чтобы предпринимателю не должно было быть страшно вложить свои деньги в дело. «И не должны внезапно появляться чиновники, у которых брат или сын захотел вдруг заняться тем же бизнесом, что и у тебя, – отмечает г-жа Яковлева. – Бизнесменам нужна свобода, а не бюрократические препоны».

Член совета московского отделения «ОПОРЫ России» Алексей Каневский подтверждает, что, хотя контактов с представителями власти стало. на удивление, много, пользы они не приносят. «Ситуация стала лучше только на словах, – объясняет эксперт. – Чувствительных изменений никто не заметил. Мешают бесконечные проверки и, конечно, вечная бюрократия – огромное количество документации не дает работать. В кризис нужно вообще освобождать малый бизнес от налогов, чтобы он мог потом кредитовать государство, но у нас все делается наоборот. Что касается субсидий и кредитов – деньги стоят очень дорого, этим пользуются немногие».

«Запретить на законодательном уровне»

Сами бизнесмены отзываются о политике властей в отношении себя довольно резко. Они уже не сомневаются, что государство видит в них врага. Как сказал «НИ» владелец торговой сети Дмитрий Потапенко, страховые взносы добили так называемых «спящих» предпринимателей. «ИП ведь обычно регистрируют для разовых сделок, так было удобней изымать наличные деньги, - пояснил предприниматель. – Для таких историй приравнять ИП к ООО равносильно смерти, 30 тысяч за страховые взносы – это очень много для них, люди на это не пойдут. Действия властей последовательны, бизнес для них – враг. На их месте было бы честнее просто запретить любое предпринимательство на законодательном уровне».

В стране складывается очень неблагоприятный фон для бизнеса, соглашается генеральный директор частной компании Борис Паньков. По его словам, коррупционные скандалы порождают отсутствие понимания правил игры, в итоге никто ничего не планирует – неизвестно, что будет завтра. «Государство распалось на княжества: чтобы федеральному чиновнику уладить проблемы в регионе, ему нужно купить местного «князя». Реальность такова, что никто не хочет ввязываться в долгосрочные проекты, предпринимательство сегодня не выгодно», – констатирует г-н Паньков.

Звенья одной цепи

Эксперты отмечают, что ущемление малого бизнеса в государстве – это головная боль не только людей с предпринимательской жилкой. В конечном итоге этот процесс затрагивает большинство граждан. «Проблема с малым бизнесом в России заключается в том, что 70% предприятий приходится на сферу торговли, в то время как на Западе малый бизнес – это и реальное производство, и источник инноваций, – рассказал «НИ» научный сотрудник Института проблемы рынка РАН Константин Янкаускас. – Взять тот же ТЭК. В Европе, Штатах, Канаде существует огромное количество небольших компаний, которые живут за счет эффективной эксплуатации 1–2 небольших месторождений. Они максимально эффективно осваивают каждое месторождение, потому что от этого зависит их доступ к заемным ресурсам в банках и на фондовом рынке. Соответственно, если бы эти компании имели такой же коэффициент добычи полезных ископаемых, как отечественные нефтяные корпорации, то их акции бы обесценились, и они бы разорились». Точно так же малый бизнес на Западе является залогом современной системы ЖКХ, в то время как в РФ весь этот сектор состоит из локальных монополий, аффилированных с местными администрациями. В итоге – ни качества, ни экономии денег, резюмирует экономист.

«Самое трагичное в этой ситуации – то, что огромные деньги выводятся за рубеж, не облагаясь налогами, а малый бизнес доят по полной программе, – комментирует председатель Всероссийского движения «За честный рынок» Илья Хандриков. – Все отношение власти к бизнесу видно на примере Кипра – за эти деньги они реально борются, а малый бизнес никого не интересует. Фактически его просто убили».

Роман Коростелев из Астраханской области, так же, как и все, не понимает, чего именно хочет от него власть. «Ну, будут они сажать за неуплату, ну, разорят окончательно села, – рассуждает он. – Исчезнут фермеры, которые в том числе поставляют продукты в города. Может, хоть рост цен на мясо заставит тех же москвичей задуматься о том, что происходит».


ГРУЗИЯ: ЧЕМ МЕНЬШЕ ОБОРОТ – ТЕМ МЕНЬШЕ НАЛОГ
В Грузии действует специальный режим налогообложения малого и среднего бизнеса. Лицензированный микро-бизнес с годовым оборотом до 30 тыс. лари (540 тыс. руб.) освобожден от подоходного налога и необходимости использовать кассовые аппараты. Малый бизнес с оборотом до 100 тыс. лари (1 млн. 800 тыс. руб.) облагаются налогом от 3% до 5%. Средний бизнес, имеющий годовой оборот от 100 тыс. лари и более, должен платить 18%. Данные нормы Налогового кодекса были приняты в 2011 году. Тогда ведение бизнеса в стране было значительно упрощено, и малое предпринимательство Грузии, согласно статистическим данным, продемонстрировало довольно высокий рост. Что касается нынешней ситуации, то, по утверждению министра финансов страны Нодара Хадури, оборот малых и средних компаний регулярно увеличивается. Недавно стало известно, что швейцарский Фонд международной сети профессиональных бизнесменов планирует проведение учебных семинаров для владельцев малого бизнеса, а также готов выделить им льготные кредиты и помочь подыскать иностранных партнеров. Впрочем, внешнее благополучие нередко сочеталось с коррупцией и массовыми случаями незаконного лишения бизнеса, утверждали оппоненты президента Михаила Саакашвили. После победы на парламентских выборах 2012 года политической коалиции «Грузинская мечта» в Главную прокуратуру обратилось большое количество бизнесменов, добивающихся возвращения отнятого имущества. Часть их объединились в общественную организацию «Верни». Премьер-министр страны Бидзина Иванишвили уже дважды встречался с грузинскими предпринимателями. На одной из встреч он пообещал, что правительство будет вмешиваться в бизнес лишь для того, чтобы упростить и улучшить условия для его ведения.
Ирина АЛЕКСИДЗЕ, Тбилиси

ШВЕЦИЯ: МАЛЫЕ КОМПАНИИ ДАЮТ ПОЧТИ 40% ВВП СТРАНЫ
В шведском языке есть устойчивое понятие «Дух Гнушье», означающее предприимчивость, упорство и деловой оптимизм. Гнушье – регион в центральной Швеции с населением примерно 85 тыс. человек, в котором действуют 1500 компаний, главным образом малых. Львиная доля их основателей – люди, внедряющие в промышленность собственные изобретения или ноу-хау.В Гнушье явственно отразились две особенности Швеции, являющиеся движущей силой национальной экономики. Первая – это наибольшее количество сверхмалых и малых фирм (до 50 работников) в мире в расчете на душу населения. Вторая особенность – многолетний мировой рекорд по количеству ежегодно получаемых патентов на изобретения. Малые компании дают почти 40% ВВП страны, в них работает практически половина трудоспособного населения Швеции. Есть и еще одна особенность «малышей», заставляющая всю страну относиться к ним с особым уважением. В то время как неповоротливые гиганты бизнеса с трудом выдерживают удары кризиса, сокращают производство или даже объявляют о своем банкротстве, как это сделал недавно, например, автомобильный производитель Saab, малый бизнес развивается относительно успешно и даже принимает на работу новых сотрудников.
Условия для индивидуального предпринимательства в стране созданы исключительно благоприятные, хотя владельцы сверхмалых компаний и жалуются на ряд недостатков, главными из которых являются высокий налог на работодателя и сложности с получением кредитов в банках в условиях кризиса без предоставления солидных гарантий. Вот что говорит бывший киевлянин, владеющий небольшой гостиницей в Стокгольме, где он одновременно и хозяин, и единственный работник. «Открыть компанию – дело одного часа. Скачиваешь в Интернете бланк, заполняешь его и посылаешь на регистрацию. Через две недели приходит разрешение, заплатить за него надо порядка 900 крон (около 100 евро), – рассказывает собеседник «НИ». – Гостиницу ежегодно проверяет пожарная инспекция, все вопросы – по делу, о вымогательстве взятки даже речи нет. Правда, визит официально обходится в 300 евро. Других проверок нет». По словам предпринимателя, налоги в Швеции высоки, но при этом есть возможность списывать с прибыли многие необходимые траты – на служебный автомобиль, на бензин, на телефон. «Жить, в принципе, можно, власти бизнес не «кошмарят», – продолжает отельер. – Если дела пошли не важно, можно закрыть фирму и в течение года получать пособие в кассе по безработице. Его сумма составляет порядка 80% от зарплаты, но не должна превышать полутора тысяч евро в месяц».
Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

ГЕРМАНИЯ: ОБЪЕМ ГОСПОДДЕРЖКИ МАЛОГО БИЗНЕСА – 1,5 МИЛЛИАРДА ЕВРО В ГОД
Впервые Германия оказала поддержку малому и среднему бизнесу в самом начале 1960-х годов, создав специальную программу. С тех пор внимание государства к самочувствию и жизнеспособности «среднего сословия» неусыпно, какие бы партии ни находились у руля. Для малых и средних предпринимателей Минэкономики ФРГ создало пользующийся большой популярностью интернет-портал, на котором выкладывается разнообразная информация о ведении собственного дела и публикуются квалифицированные советы специалистов во всех областях малого и среднего бизнеса. К услугам начинающих предпринимателей – пакет программного обеспечения, помощь при составлении бизнес-плана, бухгалтерского учета, оформлении документации, налоговый ликбез. Создано и общефедеральное агентство, которое осуществляет помощь начинающим бизнес-леди. И что самое удивительное для эмансипированной Германии – женщины охотно прибегают к помощи этого агентства, не усматривая в самом факте его существования ущемления человеческого достоинства по гендерному признаку. Льготные кредиты для стартового капитала начинающим бизнесменам выдает государственный банк KfW. Ежегодная сумма этой дотации составляет более 1,5 млрд. евро. Ежегодно десятки тысяч новых фирм во всех землях ФРГ открываются исключительно благодаря возможности получения данного кредита. Потенциальный владелец малого бизнеса должен подать в банк заявку с подробным «бизнес-планом», где прописаны и обоснованы необходимые для функционирования фирмы затраты. После изучения заявки экономисты дают санкцию на выдачу кредита. В большинстве случаев ответ бывает положительный. Государство заинтересовано в развитии малого и среднего бизнеса, так как более 70% всех рабочих мест в стране обеспечивается именно за счет этой сферы экономики. Число предприятий, относящихся к малому и среднему бизнесу, давно перевалило в Германии за 3,5 миллиона.
Адель КАЛИНИЧЕНКО, Мюнхен

Опубликовано в номере «НИ» от 25 марта 2013 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: