Главная / Газета 22 Октября 2012 г. 00:00 / Экономика

«ВТО не заменяет, а дополняет интеграцию в странах СНГ»

Экономист Сергей Гуриев

АНДРЕЙ КАРЕВ

На прошлой неделе в Москве состоялась Вторая международная финансовая неделя «Мосинтерфин-2012». Первый день мероприятия был посвящен перспективам развития Евразийского экономического сообщества. Президент оргкомитета форума, бывший министр финансов Алексей Кудрин в своем выступлении заявил, что, хотя создание ЕврАзЭс планируется завершить к 2015 году, достижения реального единства можно ожидать лишь к 2020 году, когда будет образована система единой регистрации банков на всей территории Единого экономического пространства (ЕЭП). Председатель Госдумы РФ Сергей Нарышкин, выступавший после Кудрина, в свою очередь, отметил, что единство достигнуто уже сейчас, поскольку ЕЭП является реальностью сегодняшнего дня. О том, кто прав в этом споре, а также о перспективах развития ЕвраАзЭс «НИ» спросили ректора Российской экономической школы Сергея ГУРИЕВА.

shadow
– Сергей Маратович, Таможенный союз уже создан. По вашему мнению, зачем необходим еще и ЕврАзЭс?

– Россия пытается восстановить связи со странами бывшего СССР. Некоторые из них готовы идти лишь на определенную степень интеграции, поэтому с разными партнерами Россия сотрудничает по-разному.

– Многие считают, что процесс распада Советского Союза еще не до конца закончен, и воссоздание на этом же пространстве Евразийского союза – это противоестественно. Насколько такое объединение экономически выгодно для стран-партнеров?

– Россия не может принудить постсоветские страны к интеграции, поэтому такая интеграция может происходить только на взаимовыгодной основе. Одно из ключевых достоинств России – большой внутренний рынок с богатыми потребителями. С учетом того, что многие граждане постсоветских стран говорят по-русски, экономические выгоды интеграции очевидны.

– Какие препятствия возникают и будут возникать в процессе интеграции?

– Любая интеграция проходит болезненно, так как предполагает отказ от некоторой части суверенитета.

– Есть ли страны, которые реально заинтересованы в долгосрочном сотрудничестве с Россией, помимо Таджикистана и Узбекистана? А то Казахстан вроде с нами, но его лидер Нурсултан Назарбаев при этом заявляет, что ни одна национальная валюта не может стать единой в ЕврАзЭс.

– Нужно четкое определение взаимных выгод. Если пока интеграция буксует, значит, переговорщики еще не ответили на этот вопрос. Впрочем, Назарбаев прав в одном – единой валюты у этих стран не может быть просто потому, что у них очень не похожие экономики. Однако в различиях обычно и находят потенциал для взаимных выгод – в области торговли, переноса производства.

– Как можно, например, интегрировать белорусскую экономику с нашей, если в Белоруссии регулируются цены?

– Там действительно нет свободного ценообразования. Если цены занижены, то возникнет дефицит, если завышены, все будет ввозиться из России. Поэтому интеграция неизбежно приведет к построению в Белоруссии рыночной экономики.

– Почему желающих объединиться с Россией не так много? Почему та же Украина не хочет вступать в Таможенный союз?

– Для Украины, как, впрочем, и для России, гораздо важнее интеграция в Европу, например создание зоны свободной торговли с Европой.

– Как сочетаются ЕврАзЭс, Таможенный союз и Евразийский экономический союз с ВТО? Возможно, от вступления в эту международную организацию будет больше пользы, нежели от сотрудничества с соседями?

– ВТО не заменяет, а дополняет интеграцию в СНГ. Когда все эти страны вступят в ВТО, им будет легче использовать механизмы ВТО для решения торговых споров.

– Получится ли создать из ЕврАзЭс аналог Евросоюза?

– Пока непонятно: слишком разные требования у стран-партнеров.

– Можно ли сказать, что Евр-АзЭс – это своеобразный симулятор СССР?

– Возможно, но, безусловно, есть и реальные экономические выгоды от интеграции для всех участников.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 октября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: