Главная / Газета 3 Октября 2012 г. 00:00 / Экономика

Бизнес-план по выживанию

Чтобы удержаться на рынке, предприниматели часто готовы не просто дать взятку, но и «заказать» против конкурента уголовное дело

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

На прошлой неделе Минэкономразвития разработало законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за незаконные следственные действия и использование суда против партнеров по бизнесу. Документ призван покончить с повсеместно распространенной практикой устранения конкурентов путем отправки их за решетку. Экспертное сообщество идею, в принципе, поддерживает, сомневаясь, правда, в ее действенности. Сегодня бизнес вынужден выживать в условиях тотальной коррупции и судебно-правового произвола. В такой среде не работают никакие законы.

Доверчивый бизнесмен может и не догадываться, что ушлый компаньон уже написал на него заявление в прокуратуру.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Доверчивый бизнесмен может и не догадываться, что ушлый компаньон уже написал на него заявление в прокуратуру.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
Этой осенью правозащитная организация Transparency International проводила масштабное международное исследование среди 3 тыс. бизнесменов из 30 стран с целью выявить их отношение к коррупции. Выяснилось, что 39% российских предпринимателей теряли за последний год контракты из-за того, что их конкуренты давали взятки. В данном рейтинге Россия обладает одним из наихудших результатов – более «высокие» показатели только у Египта, Малайзии, Индонезии, Мексики и Пакистана. Лучшие результаты показали Япония и Сингапур – 2% и 9% положительных ответов соответственно. При рассмотрении отдельных секторов наиболее коррумпированными оказались строительство и госзаказ, а также коммунальные услуги и коммуникации. Предпринимателей спрашивали, имеется ли у их компаний этическая обязанность противодействовать коррупции. Более 80% респондентов из других стран считают, что в их компаниях она есть. В России же лишь 45% опрошенных бизнесменов полагают, что их компании обязаны противостоять коррупции. Для сравнения: в Великобритании положительный ответ дали 81% респондентов, в Венгрии – 92%, в Бразилии – 98%.

Как рассказал «НИ» заместитель директора Transparency International в России Иван Ниненко, закон, о котором шла речь выше, в целом положительный, но проблема в том, что сами правоохранительные органы, которые будут этим законом руководствоваться, крайне коррумпированы. «По большинству опросов общественного мнения они относятся к самым коррумпированным структурам, и в этой связи вполне резонно опасаться, что статьи будут применяться выборочно, – говорит эксперт. – В итоге проблемы будут создавать лишь тем следователям, которые возбудят дела против преступников, имеющих серьезную «крышу». По словам собеседника «НИ», сегодня коррупция достигла таких размеров, что вести какой-либо бизнес в стране становится делом рискованным. «Совсем недавно был опубликован опрос швейцарского банка UBS, согласно которому о коррупции как об основном тормозном механизме развития бизнеса заявили 55% опрошенных управляющих крупных российских компаний, – продолжает Иван Ниненко. – Так что коррупция действительно является одной из ключевых проблем российского бизнеса. Смотрите сами: до сих пор распространены рейдерские захваты. Мы постоянно получаем жалобы о попытках рейдерских захватов предприятий, часто включающих в себя незаконные аресты предпринимателей. Причем это касается и крупного, и среднего, и малого бизнеса. Это зависит от уровня чиновника, у которого возник интерес к этому бизнесу».

Как замечает Иван Ниненко, «у мелких чиновников возникает интерес к мелкому бизнесу, происходят переделы на уровне города. У средних переделы происходят на уровне регионов, также есть истории с федеральным переделом. Пример того же бизнесмена Алексея Козлова очень показателен в этой ситуации. Он стал фигурантом дела о мошенничестве в связи с его бизнес-деятельностью, он утверждает, что дело является коррупционно-мотивированным и это, по сути, месть. В аналогичной ситуации может оказаться и мелкий предприниматель и крупный». (Алексей Козлов, муж журналистки Ольги Романовой, которого, по ее словам, «заказал» и отправил за решетку партнер по бизнесу, бывший сенатор Владимир Слуцкер. Сам г-н Слуцкер вину отрицает.)

Двери тюрьмы распахнуты для всех

Из 300 тыс. сидящих по экономическим преступлениям практически 99% – это либо невинно, либо неправильно осужденные, уверен представитель правозащитной организации «Русь сидящая» Геннадий Максимов. «То есть у человека в действительности не уголовная статья, а административная, но он сидит в тюрьме», – рассказал «НИ» г-н Максимов. Правозащитники называют некоторые статьи УК РФ «резиновыми»: это те статьи, которые легко «натянуть» на любое дело. Раньше такой была статья «мошенничество». «По ней сажали всех подряд, сейчас ее смягчили, – говорит Геннадий Максимов. – Однако одновременно с этим была разработана статья 201 «злоупотребление полномочиями»: раньше эта статья была средней тяжести, предполагающая не более пяти лет заключения, а сейчас она подразумевает наказание до 10 лет. Под эту статью попадают руководители всех уровней: председатели советов директоров, председатели правления и их заместители, начальники управлений и департаментов, а также их заместители, акционеры. То есть бери, кого хочешь, и сажай без всяких заявлений и потерпевших. Также эта статья позволяет держать человека в СИЗО до вынесения приговора».

Сейчас организация занимается довольно показательной в этом плане историей бизнесмена из Зеленограда Руслана Телкова, который оптом поставлял ткани из Китая. В 2010 году ему стали поступать звонки с угрозами и требованием прекратить бизнес, а в мае 2011 года на его склад приехали сотрудники Департамента экономической безопасности ГУ МВД по Москве и конфисковали товар за якобы нарушенные авторские права, касающиеся рисунка на ткани. Через некоторое время предприниматель был задержан, на него завели уголовное дело. В итоге за торговлю тканями с леопардовой окраской предприниматель уже более восьми месяцев сидит в СИЗО. И такие истории, по утверждению правозащитников, являются нормой жизни.

Существует несколько признаков того, что дело подставное. «Важный момент: по экономическим статьям дела заводятся без заявления потерпевших, – поясняет «НИ» Геннадий Максимов. – Как правило, потерпевшие либо отсутствуют, либо появляются в процессе, и это явный признак заказного дела. Есть дела, когда потерпевшие сами себя таковыми не признают, но это остается без внимания суда». Именно такая ситуация имеет место в деле Руслана Телкова. Как утверждают правозащитники, предприниматель еще до посадки в СИЗО представил соответствующие доказательства того, что фирмы, которая якобы заявляла о своих авторских правах на рисунок, вообще не существует. Это подтвердила Федеральная антимонопольная служба, которая передала такое заключение следователям.

Разобраться по-русски

Вице-президент общественной организации «ОПОРа России» Владислав Корочкин соглашается с тем, что такие проблемы, как коррупция, рейдерство, незаконные аресты, безусловно, существуют. Однако предпринимателей они волнуют не так сильно, как правозащитников. «Та же коррупция не является таким уж сдерживающим фактором, по мнению предпринимателей, как это ни странно, – сказал «НИ» г-н Корочкин. – Среди основных проблем она находится где-то в конце первой десятки. Объясняется это просто. Для бизнеса, который сформировался и функционирует, коррупция является привычной. Согласно одному из наших опросов, две трети предпринимателей прямо или косвенно подтверждают, что в течение последнего года они давали взятки чиновникам». Согласно уже упоминавшемуся докладу Transparency International, 41% российских бизнесменов, отвечая на вопрос о том, почему коррупцию в России не получается победить, говорят, что это норма жизни.

«Да, для кого-то упомянутые проблемы являются крайне актуальными и болезненными, это нарушает инвестиционный климат, – продолжает Владислав Корочкин. – Все начинают опасаться. Но вместе с тем бизнес в России по своей сути реакционен. Он страшно не хочет, чтобы появился новый бизнес, не хочет конкуренции и готов делать все, чтобы новые конкуренты не появлялись, в том числе договариваться с чиновниками, платить взятки, монополизировать те или иные локальные рынки. Это объективная реальность».

Зачастую конкурентная борьба происходит с привлечением одной из сторон правоохранительных органов, – рассказывает «НИ» председатель коллегии адвокатов «Благушина и партнеры» Любовь Благушина. Нередко страдают третьи лица. Юрист вспоминает громкий случай разборок между двумя крупными российскими сотовыми ритейлерами, имевший место год назад: одна компания активно захватывала салоны конкурента, однако проиграла и потеряла деньги. «Закончилось тем, что нашли крайних: арендаторов, которых компания-захватчик активно перекупала у конкурентов. Она добилась того, чтобы были возбуждены дела по мошенничеству. Я занимаюсь делами двух людей, которые идут как подозреваемые по этой статье. Цель – отобрать имущество у мелких предпринимателей, которые вообще в этой истории крайние. Очень показательный пример. Компания использует следственные органы как механизм отъема имущества предпринимателя среднего звена. Дрались два барина, а трещат чубы у холопов».

Исключений быть не должно

Однако эксперты считают, что мириться с таким положением дел нельзя. Иначе никогда в России не будет нормального инвестиционного климата и приемлемых условий для развития бизнеса. «Необходимо начать преследовать коррупционеров вне зависимости от их статуса, ранга, приближенности к власти и партийной принадлежности, – говорит Иван Ниненко из Transparency International. – Типичный пример: история с корпорацией Daimler, которая заплатила огромный штраф в Америке за то, что давала взятки, в частности, и в России. А в России никто не был наказан за получение этих взяток. Поскольку это были представители прокуратуры и мэрий разных городов. Нет никакой публичной информации о том, что кто-то из них получил наказание. Это типичный пример нерешимости власти».

Опубликовано в номере «НИ» от 3 октября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: