Главная / Газета 17 Сентября 2012 г. 00:00 / Экономика

Бастуют все

Трудовые протесты на предприятиях, начавшиеся в августе, будут только нарастать, предупреждают эксперты

АРФИ ГЕВОРКЯН

Из разных концов страны приходят известия о забастовках в промышленной отрасли. Так, в конце августа бастовать вышли рабочие завода «Автомобили и моторы Урала» («Амур»). В начале сентября волну подхватили рабочие краснотурьинского Богословского алюминиевого завода (БАЗ) в Свердловской области, объявившие после митинга голодовку. На следующей неделе акцию протеста готовы объявить на калужском автомобильном заводе. Требования протестующих стандартны – выплата зарплат, пособий, отказ от намерений сократить штат. По мнению экспертов, протестную волну сложно назвать случайной или временной. С учетом социально-экономической ситуации в стране реакция вполне закономерна и будет только усугубляться.

Приостановка деятельности предприятия на работодателей уже не действует: сотрудникам приходится прибегать к митингам и голодовкам.<br>Фото: EPA
Приостановка деятельности предприятия на работодателей уже не действует: сотрудникам приходится прибегать к митингам и голодовкам.
Фото: EPA
shadow
Судя по показателям августа, осенний подъем трудовых конфликтов неизбежен, заявляют в Центре социально-трудовых прав (ЦСТП). «В августе зафиксировано 22 акции протеста, а всего за восемь месяцев произошло 186 подобных случаев», – говорит ведущий специалист ЦСТП Петр Бизюков. Эксперт отметил, что количество забастовок за январь – март 2012 года стало наибольшим за последние пять лет, а индекс интенсивности протеста увеличился в четыре раза. По подсчетам исследователей, августовский показатель убедительно демонстрировал рост не только по отношению к июлю, но и к прошлому и позапрошлому годам. Тогда ежемесячно проходило в среднем 19 и 17 протестных акций соответственно. «Этот год можно считать годом интенсивных протестов, – констатирует г-н Бизюков. – Среднемесячное число протестов в этом году – 23,3 – приблизилось к аналогичному показателю кризисного 2009 года, когда этот показатель был равен 23,9».

По данным ЦСТП, за последние пять лет в России прошло более тысячи трудовых акций протеста. 48% из них привели к стоп-акциям (полной остановке производства). Количество стоп-акций в 2012 году (65) превысило показатели 2008 года (60), но пока не опережает результат кризисного 2009 года (106). При этом исследователи центра указывают, что показатель напряженности протестов (доля стоп-акций в общем числе протестов) в 2012 году – минимальный с 2008 года. «Это говорит о том, что трудовые протесты все больше и больше уходят в сферу публичного выдвижения претензий, а формы остановки работы становятся все менее распространенными. Диалог работников с работодателями все чаще протекает через посредников – политиков, общественность и органы правопорядка. Это может быть тревожным симптомом того, что процесс регулирования трудовых отношений осуществляется неэффективно и уж точно не в рамках, предусмотренных законодательством», – считают исследователи Центра социально-трудовых прав.

«Протестом месяца» в августе ЦСТП признал голодовку на ЗАО «Амур» («Автомобили и моторы Урала»). Основанием для такого выбора стала экстремальная форма – голодовка нескольких десятков человек. «Протест вызван целым комплексом причин – задержки зарплаты, увольнения, закрытие предприятия. В конфликт оказались вовлеченными местные депутаты, руководство области, руководство компании», – поясняют в ЦСТП.

Голодовка 50 экс-работников завода «Амур» началась 20 августа. После вмешательства прокуратуры 16 голодавшим зарплату выплатили, 23 августа они прекратили акцию. Остальные, не дождавшись выплат долгов по заработной плате, 3 сентября снова отказались от пищи. На этом этапе в протесте участвовали уже 104 человека. «Сейчас голодовка прекращена. Протестующим обещали до 1 октября выплатить долги. Если этого не произойдет, они снова объявят голодовку», – сказал «НИ» местный депутат Маннур Гильмияров, поддерживающий пострадавших рабочих. Возникший протест является следствием нежелания управленцев соблюдать элементарные нормы трудового законодательства, считают в ЦСТП.

Помимо «амуровцев» 4 сентября начали голодовку 30 бывших рабочих Верхнесинячихинского металлургического завода. Основное требование – выплата выходного пособия за 1–2 месяца и компенсации за отпуска. Кроме того, 3 сентября разгорелся конфликт в городе Краснотурьинске Свердловской области на градообразующем Богословском алюминиевом заводе, подконтрольном «Русалу». Основанием для массовых митингов стало намерение управляющей компании сократить на 275 тыс. тонн производство алюминия на Надвоицком (НАЗ), Богословском (БАЗ), Волховском (ВАЗ) и Новокузнецком (НкАЗ) алюминиевых заводах. Сокращение производства автоматически влекло за собой сокращение штата: в частности, на БАЗе речь шла о тысяче сотрудников. Прокуратура Свердловской области направила Олегу Дерипаске предостережение о недопустимости нарушения федерального законодательства в связи с планируемым массовым высвобождением работников. Совет директоров холдинга оправдывается тем, что неэффективные производства компенсируют новые мощности, в частности, планируемый к запуску Богучанский алюминиевый завод в Сибири. Туда пообещали трудоустроить всех потерявших работу сотрудников БАЗа. «Людей могут отправить на Богучанский алюминиевый завод, а там умирающее предприятие и никаких условий для жизни», – предполагает один из держащих голодовку – депутат Гордумы Краснотурьинска Ильдус Хакимов. Олег Дерипаска в настоящее время пытается заключить с профсоюзом завода мировое соглашение.

Предзабастовочные настроения охватили и рабочих калужского автомобильного завода «Фольксваген». По словам председателя первичной организации Межрегионального профсоюза работников автопрома (МПРА) Дмитрия Трудового, будет забастовка или нет, станет известно в среду. «Профсоюз провел опрос среди рабочих и выяснил, что более 70% работников не устраивают нынешние условия труда, – отмечает г-н Трудовой. – Все готовы к забастовке. Но в МПРА, который будет проводить ее, всего числится тысяча человек. Если к середине недели в профсоюз вступит еще хотя бы 30 человек, мы организуем забастовку. В списке наших требований повышение заработной платы на 5%, а также дополнительной скидки на покупку автомобиля с 12% до 16%. Кроме того, будем требовать надбавки за интенсивность, а также оплату рабочих суббот в двойном размере». За участие в забастовке работников могут лишить годового бонуса, предупреждает активист. «Здесь следует отметить высокую дисциплину самих рабочих, – отмечает в беседе с «НИ» директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий. – Кроме того, интересна организация забастовки даже с методологической точки зрения: профсоюз проводит опрос рабочих и на основе этого формирует предложения руководству компании. Это уже европейский уровень. Люди здесь взбунтовались не стихийно, идет планомерное развитие трудовых отношений со всеми демократическими процедурами».

Наблюдаемая тенденция является следствием ухудшения ситуации в социальной сфере, уверен г-н Кагарлицкий. «Отсюда и требования сохранения рабочих мест, трудовых и профессиональных прав, – поясняет эксперт. – Серия последних протестов может вылиться в больший рост, что приведет к определенной консолидации социально-протестных движений, будет выработан некий пакет социальных требований. Возможно, мы будем иметь дело с новой оппозицией, которая будет требовать радикальных содержательных изменений социально-экономической политики». Трудовые протесты растут и будут расти в последующем, соглашается генеральный инспектор труда Союза профсоюзов России Сергей Храмов. «Их может спровоцировать очередная волна кризиса, – предполагает собеседник «НИ». – Начнутся массовые увольнения, завуалированные под добровольные». В то же время г-н Храмов предлагает отделять друг от друга забастовки и протесты. «Не надо путать забастовку с трудовым протестом, – разъясняет председатель Объединения профсоюзов России СОЦПРОФ. – Забастовки – это инструмент регулирования трудовых отношений с работодателем. Но в России чаще всего их боятся ввиду того, что за ними могут последовать репрессивные действия со стороны работодателя. Когда объявляют о каком-то сокращении, каждый думает: если сунусь, и меня уволят. Работодателей, заинтересованных в улучшении условий труда, в России, к сожалению, немного», – сетует профсоюзный лидер.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 сентября 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: