Главная / Газета 25 Июня 2012 г. 00:00 / Экономика

Слишком тайный советник

Кто стоит за новой волной приватизации в России

АНДРЕЙ ЛОКТИОНОВ

Сократить долю государства в российской экономике до четверти – такую цель ставит перед собой кабинет министров на ближайшие 5–6 лет. При этом первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил: «Если будет окно (для приватизации), если рынок предложит нам справедливую цену, будем продавать. Мы не будем ждать пиковых цен, мы понимаем, что эти годы будут сложными и что топовых цен не будет». Слова г-на Шувалова напечатало в начале прошлой недели американское издание The Wall Street Journal, а уже в пятницу правительство России огласило планы частичной или полной приватизации крупнейших компаний страны. Новая экономическая политика Белого дома вызвала неоднозначную реакцию экспертов. Однако за бурным обсуждением грядущей волны приватизации в тени осталась фигура основного идеолога массовой распродажи госсобственности – вице-премьера Аркадия Дворковича.

Последние несколько лет идет активное продвижение идеи новой российской приватизации. То и дело с высоких трибун звучат тезисы о том, что доля государства в экономике должна быть снижена. Что России очень нужны инвестиции. И что государство по определению не может быть эффективным собственником, а потому большинство «китов» российской экономики должны быть проданы. И вот историческое решение, кажется, принято.

В списке предприятий, подлежащих приватизации, значатся РЖД, «Аэрофлот», Сбербанк, «Русгидро», «Роснефть», «Совкомфлот» и даже ставший уже притчей во языцех Уралвагонзавод… Каждое из этих предприятий представляет собой далеко не рядовой субъект хозяйственной деятельности. РЖД – вся железнодорожная система страны. «Аэрофлот» – основной российский авиаперевозчик внутри страны и за рубежом. Сбербанк – крупнейший банк России, опорный для населения. «Русгидро» – почти все гидроэлектростанции России. «Роснефть» – крупнейшая в мире компания по разведанным запасам нефти. «Совкомфлот» – одна из крупнейших судоходных компаний страны, главный танкерный перевозчик. Уралвагонзавод – основной производитель отечественной бронетехники.

Получается, что ни компания, то лидер в своей области, опора всей экономики. Одни только госкомпании в нефтегазовой отрасли приносят в бюджет страны более половины нынешних доходов. У других компаний – колоссальный, но не до конца раскрытый потенциал. Несмотря на это, их предлагают продать. Причем не по топовой цене.

Тень за спиной

Основным идеологом массовой распродажи госсобственности считается вице-премьер Аркадий Дворкович. Удивительный человек и не менее удивительный чиновник.

Именно ему после формирования нынешнего кабинета министров достались такие сферы, как промышленность, ТЭК и сельское хозяйство. При этом большинство экспертов уверенно относят Аркадия Дворковича к категории теоретиков – опыт какого-либо управления в реальном секторе экономики у него отсутствует. Последнее место работы, до правительства – помощник тогдашнего президента России Дмитрия Медведева. Должность, не предполагающая для ее владельца особой ответственности, но позволяющая давать советы по самым разным вопросам.

Несмотря на это, он, по оценкам экспертов, обладает высокой степенью влияния на своего руководителя. Например, зимой 2011 года на экономическом форуме в Давосе Дмитрий Медведев огласил 10 тезисов по модернизации российской экономики, первым из которых был тезис о приватизации «ведущих компаний банковского, инфраструктурного и энергетического секторов». Политологи сразу сделали вывод, что авторство этого тезиса принадлежит именно Дворковичу.

При переезде Дмитрия Медведева из Кремля в Белый дом Аркадий Дворкович не только не потерял место, но даже получил существенное повышение. Его назначение в новое правительство, причем куратором основного блока реальной экономики, отстаивал сам глава кабинета. Правда, поговаривают, что на стороне Дворковича выступил не только экс-президент. Свои аргументы в его пользу высказали ряд зарубежных политиков из страны, некогда считавшейся нашим вероятным противником, а сегодня чаще называемой «главным геополитическим партнером».

Разумеется, если в подобных разговорах есть хотя бы частица истины, то фигура Аркадия Дворковича приобретает совсем иные очертания.

Ничего личного

На Лондонской фондовой бирже среди прочих котируются акции компании Polimetal Inernational. Ее ценные бумаги находятся в престижном списке FTSE-100. Как легко догадаться, в «девичестве» компания называлась «Полиметалл», была чисто российской и владела золотыми и серебряными рудниками в пяти регионах России.

На вопрос, почему «была», ответ будет простой. По требованиям Лондонской биржи, не менее 50% акций компании из списка FTSE-100 должны находиться в свободном доступе, в ее совете директоров должно быть не менее половины независимых директоров, а возглавлять совет должен также независимый председатель. Понятно, что при таких условиях говорить о суверенитете какой-либо фирмы невозможно.

Заместителем генерального директора «Полиметалла» работает Зумруд Рустамова. Она же, по странному совпадению, – жена Аркадия Дворковича, который полтора года назад стал автором инициативы Дмитрия Медведева о выводе чиновников, представлявших государство, из советов директоров крупнейших корпораций России.

Несмотря на явное искажение логики (а кто еще, как не госчиновники, должен следить внутри госкомпаний за соблюдением интересов государства?), указ президента был тогда подписан и исполнен. И лишь этой весной, по прямому указанию Владимира Путина, в совет директоров «Роснефтегаза» был возвращен тогдашний вице-премьер Игорь Сечин. Впрочем, спустя короткое время Сечин покинул кабинет министров и формально перестал быть госслужащим.

Возвращаясь к «Полиметаллу», следует отметить, что любой офшорный холдинг (а именно в него превратился «Полиметалл») моментально покидает пределы российской юрисдикции. Их споры уже не разбираются нашими судьями. Многих из них – в сравнении с другими – трудно назвать образцовыми плательщиками налогов в бюджеты РФ. Государство теряет возможность проверить их эффективность или поменять их руководство. То есть это, по сути, ровно то, к чему подталкивает отечественные корпорации Аркадий Дворкович, и ровно то, против чего целых восемь лет, начиная с 2000-го, боролся Владимир Путин.

Уроки политфехтования

На первый взгляд недавнее возвращение Владимира Путина в президентское кресло вполне можно назвать победой партии государственников над партией либералов-рыночников. Если упрощенно объяснить разницу между ними, то первые хотят укрепления роли государства во всех сферах жизни, включая экономику, а вторые предлагают продать госсобственности как можно больше и потом полагаться исключительно на «регулирующую руку рынка».

Впрочем, при более внимательном взгляде на эту схему картина сильно меняется. Безусловно, въезд Владимира Путина в Кремль охладил пыл рыночников. Но, похоже, ненадолго. Если присмотреться повнимательнее, то в новом правительстве глава кабинета окружен людьми, которые явно не намерены играть вторые роли. Отсюда – новые заявления о необходимости продавать, продавать и снова продавать госсобственность. При этом если раньше их авторы хоть как-то стеснялись открыто оспаривать слова лидера страны, то сейчас здесь легко преступаются все рамки приличий.

Так, не успел Владимир Путин в феврале этого года сказать, что приватизация нефтегазового сектора России недопустима, как ему ответил тот же Дворкович. Он заявил буквально следующее: «Нас не интересует позиция отдельных членов правительства. Президент (тогда еще Дмитрий Медведев) решение принял, почему еще что-то должно интересовать?»

За спиной

В итоге складывается прелюбопытная картина. Похоже, Аркадий Дворкович чувствует настолько мощную поддержку за спиной, что открыто спорит с президентом. Нынешний вице-премьер постоянно призывает запустить новую волну приватизации, которая накроет флагманы отечественной экономики и выбросит их где-то возле Лондонской биржи. Биржи, на которой гигантов отечественной экономики можно будет легко вывести из-под российской юрисдикции, лишить национальной принадлежности и в конечном результате заставить работать на кого угодно, только не на свою страну.

Именно тогда, когда Дворкович с другими реформаторами-рыночниками советовали, а к их советам прислушивались, Россия теряла и теряла. Можно вспомнить наши пустующие оборонные заводы – при закупке для армии французских «Мистралей» и израильских «беспилотников». Про втихую отданный норвежцам кусок Баренцева моря – а это не только огромные биоресурсы, но и сектор разгона наших баллистических ракет. Про сдачу Египта, Ливии, подготовку к разделу шельфа Арктики, против которого бьются государственники... Список этот можно продолжать.

Во многом это напоминает хроники начала 90-х, когда бездумная распродажа госактивов и зарубежная «помощь» в виде всевозможных консультантов и советников поставили под вопрос существование России как цельного и суверенного государства. В «нулевых» страна начала возвращать свои силы, и коридоры власти, казалось, освободились от чужого влияния. Но, похоже, иногда они возвращаются...

Опубликовано в номере «НИ» от 25 июня 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: