Главная / Газета 5 Июня 2012 г. 00:00 / Экономика

«Накрывает вторая волна кризиса»

Экономист Игорь Николаев

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

Вчера президент Владимир Путин заявил, что Россия не ожидает серьезных экономических потрясений, но готова оперативно реагировать на европейский экономический кризис. Власти в целом склоняются к тому, что кризисная волна, выраженная в падении цены на нефть и курса рубля, не может быть долгосрочной тенденцией. Профессор Высшей школы экономики и директор департамента стратегического анализа ФБК Игорь Николаев считает, что может. Более того, первые признаки кризиса в нашей стране мы увидим уже в самое ближайшее время – к осени.

shadow
– Игорь Алексеевич, насколько вообще эта ситуация была прогнозируемой? Эксперты ждали такого поворота событий?

– Моя совесть спокойна. Мы всегда говорили, что кризис никуда не уходил. Вы можете посмотреть наши декабрьские прогнозы и увидите, что мы были единственными, кто говорил о том, что возможно как ослабление рубля, так и нулевые темпы роста российской экономики, даже уход в минус.

– С чем мы сейчас имеем дело? Это просто период временной турбулентности на рынках, вторая волна кризиса или что-то еще?

– То, что происходит это, безусловно, яркое доказательство того, что вторая волна уже здесь. И она накрывает. Другое дело, что не так резко, как это было осенью 2008 года, она накатывает постепенно. О чем свидетельствует эта дешевеющая нефть? Это следствие не какого-то конъюнктурного фактора, а следствие того, что ослабляется спрос на энергоносители. Он ослабляется, потому что замедляется экономика. Речь идет о мировой экономике. Китай резко замедляется, Индия, США стали тормозить. О Европе я вообще не говорю. Когда экономика замедляется, падает спрос на энергоносители. А это рыночная экономика, поэтому за спросом снижаются и цены на эти товары. Поэтому когда говорят, что фундаментальных причин для падения рубля нет – это вранье. Кризис мировой экономики это и есть та самая фундаментальная причина.

– То есть, по сути, мы говорим о долгосрочных тенденциях?

– Да. Собственно, как я и сказал уже, именно этим вторая волна и будет отличаться от первой. Тогда мы видели резкое падение и достаточно резкий отскок. Сейчас такое накатывание, идем вниз, неизвестно, сколько мы там пробудем, известно лишь, что восстановление быстрым не будет.

– Почему это вообще случилось? Долгое время все говорили о восстановлении мировой экономики. Пусть медленном, но все же… Сейчас же возникает ощущение, что мир катится в пропасть.

– Важно понимать, что то, что мы видели 4 года назад, не было простым ипотечным кризисом на рынке США. Это был кризис современной модели экономики. Я называю ее спекулятивной моделью. Это когда вложения в разного рода активы с целью их перепродажи (акции, сырьевые активы, недвижимость) становятся все более преобладающими по сравнению с инвестициями в основной капитал. К сожалению, отделались испугом, показалось, что все позади. К структурному реформированию экономики не преступили. Речь, в частности, о введении налога на финансовые транзакции, дальше обсуждений ситуация не сдвинулась. А ведь эта мера помогла бы снизить спекулятивность. Но этого не сделали. А не сделали тогда и получайте теперь по полной. Вот вам вторая волна.

– То есть события 2008 года были, что называется, первым звонком, а не полноценным кризисом?

– Да. Очень тревожный сигнал, на который, как ни странно, особо не обратили внимания. Было упущено время для относительно безболезненного структурного реформирования, стали спорить. Германия и Франция утверждали, что такой налог нужен, другие говорили, что не нужен. А модель экономики тем временем оставалась той же.

– Таким образом, наша страна скатывается вместе со всеми. Как мы выглядим на фоне остальных? Готовы ли мы к такому повороту событий?

– У нас ситуация еще хуже, чем в других странах. Самый показательный момент: рубль умудряется падать не только к доллару, но и к евро. А крепость или слабость национальной валюты – это очень серьезный показатель. Вы же прекрасно понимаете, что невозможно представить сильную экономику и слабую валюту. Поэтому нашу экономику ничего хорошего не ждет.

– Если акцентировать внимание на рубле, то каков ваш прогноз?

– Думаю, обвала рубля не увидим, будет ослабление. Наш первоначальный прогноз, который мы давали в конце прошлого года и который казался нереалистичным, что среднегодовой курс будет 35 руб. Ослабление будет поэтапное: до 35–37, но до конца года ниже 40 руб. неожидаемо. Резкое ослабление возможно в следующем году. Пока резервы придерживать курс имеются, но в то же время не стоит преувеличивать возможности Центробанка. Какими бы ни казались его международные финансовые резервы, когда жареным запахнет, они очень быстро могут улетучиться. В конце концов, власти сами увидят, что есть, оказывается, фундаментальные причины происходящего и против лома, что называется, нет приема. И не будут уже тратить деньги на это. Плюс будут резонно держать в уме, что надо выполнять социальные обязательства, а для этого даже выгодно опустить курс.

– С какого момента мы, обыватели, почувствуем этот кризис? Как он себя проявит?

– Для начала мы почувствуем инфляцию. Но опять же в этом году обвала еще не будет, потому что ее будут держать всеми правдами и неправдами. Думаю, что в пределах 10% мы ее удержим. Тем не менее это все равно означает резкое ускорение по сравнению с тем, что было. А потом…ну как кризис обычно и развивается. Достаточно вспомнить события четырехлетней давности. Компании начинают придерживать инвестиции, задумываются об издержках. Даже те, у кого деньги есть, перестают инвестировать. Мотивировка простая: неизвестно, что дальше. Лучше переждать. А это означает сокращение производства, замораживание зарплат, увольнение работников. Думаю, мы это увидим уже ближе к осени.

– Да, нам, что называется, не позавидуешь. А экономика в целом? В каком она состоянии? Какие сектора сейчас наиболее уязвимы?

– Сейчас очень сложно сказать, кому тут лучше, а кому хуже. К примеру, с одной стороны, банковская система накануне таких острых событий в относительно лучшей ситуации по сравнению с тем, что было 4 года назад. Однако все это весьма относительно. Дело в том, что власть встанет перед выбором: то ли выполнять свои явно завышенные обязательства, то ли вливать деньги в экономику. По сути, выбора-то и нет. Обязательства выполнять придется. Вы ведь не можете сказать военнослужащим, которым повысили денежное довольствие в три раза, что погорячились и теперь передумали. Аналогичная ситуация и с другими социальными группами. Вы не сможете сказать, что погорячились с чемпионатом мира по футболу, мол, не подумали, что кризис может наступить. Эти обязательства также надо выполнять, соответственно властям придется пойти на огромные расходы. В такой ситуации приоритетом будут именно такого рода обязательства. Соответственно в отличие от ситуации 2008 года финансовой системе рассчитывать не на что. Точно так же как «отдельным системообразующим предприятиям», которые также тогда были в приоритете. Проще говоря, денег для поддержания экономики в такой прямой форме значительно меньше.

– То есть плохо будет всем?

– Да, это тот самый случай, когда явного преимущества нет ни у кого. Хотя, пожалуй, традиционно пищевая промышленность упадет в меньшей степени. Кушать ведь хочется всегда. А вот другие сферы производства будут падать в большей степени. В этот раз, думаю, особенно сильно на себе почувствует кризис добывающая отрасль именно потому, что падение спроса идет во всем мире. Кстати, у нас очень часто выдвигают такой интересный аргумент. Мол, ослабление рубля полезно, оно стимулирует экспорт. Это неправда, и опыт 1998 года здесь не показатель. Для того чтобы был стимул для экспорта, который действительно возникает при ослаблении национальной валюты, надо, чтобы еще был и спрос. В 1998 году в мире кризиса не было, поэтому российские товары стали относительно более конкурентоспособными. А сейчас ситуация иная.

– Игорь Алексеевич, видимо, можно предположить, что в 2013 году нас будет сильно штормить. А как долго все это будет продолжаться?

– Вся сложность в том, что сейчас будет период реформ. То есть все равно придется мировую экономику реформировать, только делать это придется в такое сложное, кризисное время. Старые модели борьбы с кризисом с помощью накачки экономики деньгами уже не прокатят. Все это означает, что 2013 год полностью будет в зоне турбулентности, а может быть, будет захвачен и 2014 год. Повторюсь, быстрого отскока не получится. Кстати, думаю, что еврозона все-таки будет разваливаться, и очевидно это не самое лучшее обстоятельство для преодоления кризиса. На решение этой проблемы также потребуется время. Такое вот медленное погружение. Но ничего удивительного. Если речь идет о кризисе современной модели экономики и вы ничего с этим не делаете, дело времени, причем непродолжительного, когда к вам вернется этот кризис. И стимулом для такого возвращения может послужить все, что угодно. В данном случае стимулом стал кризис суверенных долгов в Европе.

Опубликовано в номере «НИ» от 5 июня 2012 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: