Главная / Газета 29 Февраля 2012 г. 00:00 / Экономика

Было бы что считать

После кризиса большинство россиян перестали следить за семейным бюджетом

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

Как выяснили исследователи, с 2008 года количество россиян, которые ведут семейный бюджет, уменьшилось практически вдвое. Сегодня только четверть населения в той или иной степени учитывают свои доходы и расходы. Остальным контролировать их особого смысла нет, поскольку речь идет о стабильно малых суммах. Иная картина была перед кризисом, когда зарплаты росли очень активно и наблюдался потребительский бум.

Граждане не видят смысла считать, потому что и доходы, и расходы у них ограничены.
Граждане не видят смысла считать, потому что и доходы, и расходы у них ограничены.
shadow
По данным Национального агентства финансовых исследований (НАФИ), в 2008 году вели семейный бюджет 42% россиян, а в прошлом году – лишь 25%. Если посмотреть динамику произошедших изменений, то сразу становится понятно, в какой момент наши граждане перестали контролировать свои финансы: еще в 2008 году 22% опрошенных говорили о том, что учитывают все поступления и траты, а уже в 2009-м их доля сократилась на 11%. При этом логично, что за время кризиса увеличился процент тех, кто не ведет учет семейных финансов: с 54% в 2008 году до 73% в 2011-м.

Это не значит, что люди перестали считать деньги. Просто считать, по сути, нечего. Эксперты НАФИ подчеркивают, что большинство не ведущих семейные бюджеты в целом ориентируются, сколько денег в семью поступило и сколько было потрачено. Поступления одни и те же, траты – тоже. Совсем не контролирует и не знает объемы финансовых поступлений и расходов в семье за месяц 14% прошенных, это на 5 процентных пунктов больше, чем до кризиса. Однако и в этой группе доминируют не те, кому все равно, сколько тратить, а те, у кого денег все равно мало.

В этом убеждает то, что практика максимально четкого и строгого учета семейных доходов и расходов наиболее распространена среди высокодоходных групп населения. Нестрогое ведение бюджета более типично для среднего и так называемого предсреднего класса. А отсутствие навыков и практики ведения учета семейных денег в большей степени присуще представителям низкодоходных групп населения.

Что любопытно, сами же эксперты НАФИ в другом своем исследовании отмечают, что кризис не вызвал значительного снижения уровня жизни россиян. Напротив, материальное благосостояние нашего населения в течение последних 7 лет постепенно улучшается.

Да, констатируют эксперты, относительно худо все же было в кризисные 2008 и 2009 годы, когда часть населения отмечала снижение уровня доходов и платежеспособности, но на текущий момент положительная динамика восстановилась. Впрочем, здесь стоит обратить внимание на детали. В 2011 году лишь 1% населения мог позволить себе купить квартиру, дачу и другие дорогостоящие покупки. Без труда приобретать вещи длительного пользования, будь то телевизор или холодильник, могут лишь 13% россиян. Трети населения денег хватает лишь на продукты, а вот покупка одежды уже вызывает трудности. Основная масса россиян, то есть 51%, могут покупать еду и одежду, а вот все остальное уже с трудом. Так что рост благосостояния у нас весьма относительный. Это подтверждает и Росстат. По его данным, повышение уровня жизни населения в прошлом году по сравнению с предыдущим по существу затормозилось: если в 2010 году по отношению к 2009-му реальные доходы выросли на 5,1%, то в прошлом году годовой рост составил всего 0,8%. То есть, по сути, никакого роста и не было.

Независимый социолог Леонид Седов поясняет: кризис отбил всякое желание вести учет, доходы остаются на крайне низком уровне. «У людей возникла некоторая растерянность и неуверенность в отношении того, как себя ведут деньги, – рассказал он «НИ». – Сужу по себе: после кризиса возникло ощущение, что не очень получается контролировать эту сторону жизни. Доходы остаются средними, а вести такой подробный расчет выгодно тем, у кого они выше среднего. Люди с небольшими заработками вообще махнули на это рукой. Контролируй – не контролируй, денег все равно нет». Еще одно интересное наблюдение: перед кризисом в стране наблюдался потребительский бум, возникло ощущение, что завтра обязательно будет лучше, чем сегодня. «А потом у людей появилось чувство разочарования, они стали свидетелями обрушения надежд на то, что благосостояние реально улучшается, – поясняет эксперт. – У многих, что называется, опустились руки».

Ведущий сотрудник Института социологии РАН Леонтий Бызов объясняет эту ситуацию иначе. «Кризис очень по-разному повлиял на разные слои общества, – сказал он «НИ». – Он усилил дифференциацию доходов. Возникли семьи, которым действительно нечего считать. Доходы фиксированные, часть из них уходит на оплату ЖКХ, а на руках остается лишь небольшая сумма, которую можно без всяких расчетов смело потратить на какую-то минимальную потребительскую корзину. С другой стороны, людям активного возраста с более высокими доходами, которые живут в больших городах, кризис показал, что возможности что-то подзаработать есть, несмотря на сложную экономическую ситуацию. Так что они просто расслабились, потеряли страх остаться без денег».

Опубликовано в номере «НИ» от 29 февраля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: