Главная / Газета 9 Февраля 2012 г. 00:00 / Экономика

Жизнь взаймы

Россияне будут покупать меньше, но при этом брать больше кредитов

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

По последним данным Росстата, инфляция в январе составила всего 0,5%. Однако эксперты считают, что радоваться тут нечему, поскольку рост цен в последние месяцы сдерживается главным образом ограниченным спросом. Иными словами, товары дорожают медленно, потому что их плохо покупают. Экономисты считают, что низкий спрос мы будем наблюдать весь этот год, и это следствие того, что замедлились темпы роста доходов. Парадокс в том, что одновременно существенно увеличивается объем потребительского кредитования. В этой ситуации, чтобы снизить риск невозврата, ФАС уже предлагает установить некую планку соотношения годового дохода заемщика к сумме, которую он берет взаймы у банка.

По мнению экспертов, потребительские настроения наших граждан будут в этом году часто меняться.<br>Фото: EPA
По мнению экспертов, потребительские настроения наших граждан будут в этом году часто меняться.
Фото: EPA
shadow
По данным ЦБ РФ, в декабре темпы роста кредитования физических лиц составили 4% и стали максимальными с докризисного августа 2008 года. В целом же в 2011 году граждане взяли займов на 36% больше, тогда как ожидалось 25-процентное увеличение. Опрошенные «НИ» банкиры объясняют такой бум несколькими причинами. Во-первых, это отложенный спрос. Предыдущие два года кредитование сначала снижалось, потом начался слабый подъем, а прошлый год был как раз периодом активного роста.

Во-вторых, банки активизировали предложение, переключив свое внимание на население в том числе и потому, что зарабатывать на кредитовании предприятий не очень получается: экономика восстанавливается очень слабо и неравномерно, давать взаймы деньги под процент там практически некому. А потребкредитование – очень прибыльный вид бизнеса, ведь ставки по этим займам в несколько раз выше, чем по иным видам кредитов. По оценкам экспертов, в прошлом году росли все его сегменты. У частных банков в первой половине года, то есть до августа, шел активный рост по ипотеке и автокредитованию, но во второй половине года их доля стала уменьшаться в общем объеме выданных займов. Однако, что интересно, в декабре неожиданно вырос объем ипотечных кредитов, хотя в это время люди обычно все же покупают не квартиры, а подарки. Видимо, те, кто собирался взять ипотеку, решили сделать это именно в декабре, видя, что ставки начинают расти.

Несмотря на столь положительную динамику, аналитик «Левада-Центра» Наталья Бондаренко убеждена, что ситуация с кредитами прошлого года не похожа на то, что мы видели до кризиса. «Я бы не стала утверждать, что кредитные настроения, которые были до кризиса, восстановились, – рассказала она «НИ». – Действительно, за последний год произошло некоторое оживление, тем не менее доля людей, которые брали кредиты, пока еще не соответствует уровню 2006–2007 годов. Если говорить о видах займов, то за последние 2–3 года увеличилась доля длинных кредитов, например на покупку автомобилей. Но в целом можно сказать, что как мы были до кризиса скорее в подростковом состоянии в плане кредитования в сопоставлении с европейскими масштабами, так и остались. Пока эта сфера остается ограниченной».

Запас прочности

Порой возникает вопрос: а нужно ли вообще в нынешних условиях наращивать потребительское кредитование? Не опасно ли это банкам и их клиентам? Если судить по официальным цифрам, пока нет. К январю этого года объем кредитов гражданам превысил 5,5 трлн. руб. Для сравнения: в начале прошлого года он был немногим более 4 трлн., а в январе 2010 года – 3,5 трлн. При такой динамике просроченная задолженность выросла не сильно: с 282 млрд. руб. на начало 2011 года до 291 млрд. руб. к январю 2012-го. Тем не менее в последнее время финансовые власти стали проявлять активный интерес к проблеме потенциального невозврата долгов.

Так, на днях Федеральная антимонопольная служба (ФАС) РФ направила в Министерство финансов предложения о защите прав потребителей финансовых услуг. Ведомство предложило два индикатора, чтобы снизить риск невозврата кредитов. Во-первых, речь идет о так называемом «ростовщическом» проценте, который при выдаче банком кредита населению не должен быть выше определенного, установленного государством уровня. Во-вторых, служба предлагает установить планку соотношения годового дохода клиента к размеру займа, который может быть ему выдан. Так, например, в Польше размер кредита не должен превышать 65% уровня годового дохода состоятельных граждан и 50% – зарплат граждан с доходом ниже среднего. Откуда такое беспокойство, если пока все хорошо?

По словам первого зампреда ЦБ Алексея Симановского, банки накапливают риски, которыми не могут потом управлять. Он убежден, что необходимо изменить поведение банкиров в отношении клиентов. К кредитованию можно и должно привлекать только то население, которое в состоянии реально обслуживать заем при разумном уровне риска. Очевидно, что, заклиная банкиров не рисковать, регулятор реагирует на сложившийся сегодня парадокс: с одной стороны, потребитель проявляет активный спрос на длинные деньги, с другой – доходы у него растут медленно, либо не растут вовсе.

Это подтверждается данными Росстата. Если в 2010 году по отношению к 2009-му реальные доходы граждан выросли на 5,1%, то в 2001-м годовой рост составил всего 0,8%. Если в 2010-м реальные зарплаты по сравнению с 2009 годом выросли на 5,2%, то в 2011-м – на 3,5%. Не лучше ситуация и со сбережениями. В обзоре Центра макроэкономических исследований Сбербанка, который посвящен влиянию кризиса на изменение потребительского поведения граждан, говорится, что имеющиеся у населения сбережения можно рассматривать как некоторую подушку безопасности. Однако по объему эти сбережения создают не слишком большой запас прочности. Основная масса населения заявляет, что в случае потери регулярного источника дохода их накоплений хватит на срок от 1 месяца до полугода, при том что 27% протянут максимум три месяца. Наименьший запас прочности у молодых семей с детьми, которые, заметим, проявляют едва ли не наибольшую активность на рынке потребительского кредитования.

Потреблять до последнего

Аналитик Экономической экспертной группы Мария Иванова полагает, что банки избрали для себя весьма рискованную модель поведения. «Пока непонятно, будет ли кризис, и, если да, то насколько он будет серьезным, – поделилась она своим беспокойством с «НИ». – Сегодня вы можете чувствовать себя комфортно, а завтра все резко изменится. В любой нестабильной экономике такие риски возрастают, и это вполне очевидно. Впрочем, понятно, что в нынешнем году кредитование уже не будет так существенно сказываться на динамике потребительского спроса. Поскольку так или иначе ставки растут, и велика неопределенность, связанная с банковским сектором. Все помнят печальный опыт кризиса».

А вот старший научный сотрудник Центра развития Максим Петроневич в свою очередь полагает, что нынешним годом будет все еще править кредитование, хотя темпы его роста, возможно, будут уже не такими впечатляющими. «Пока что банки все еще наращивают кредитование, темпы роста потребительских займов составляют порядка 32% год к году, – рассказал он «НИ». – Это высокий показатель. По итогам кризиса выяснилось, что население является более устойчивым к таким ситуациям, чем юридические лица. Если компании, как только их настигли проблемы, стали зажимать выплаты по кредитам, то население, напротив, показало себя дисциплинированным заемщиком. Поэтому перед кризисом предпочтение отдается именно населению. Банки просто вынуждены это делать».

Но, учитывая, что они сами испытывают проблемы с ликвидностью, в дальнейшем темпы роста кредитования будут замедляться, полагает эксперт. В связи с этим возможно и замедление темпов роста розничного товарооборота. Если говорить о рисках, то аналитик соглашается с г-жой Ивановой. «События 2008 года показали, что российские потребители прочно следуют поговорке: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится», – убежден г-н Петроневич. – Российский потребитель надеется на лучшее до самого последнего момента и старается не сокращать свои потребительские запросы, пока кризис уже не становится очевидным. И только после этого люди начинают задумываться об экономии. Поэтому, пока никаких шоков не произойдет, темпы роста потребления будут положительными, но несколько ниже, чем в 2011 году».

Не уверен – не покупай

Заметим, что в прошлом году импорт рос очень динамично в первой половине года, однако потом рост неожиданно резко затормозился. Для сравнения: в мае-2011 к маю-2010 ввоз товаров увеличился на 45%, но уже в сентябре показатель снился до 16,8%. Мария Иванова полагает, что подобная ситуация с импортом может свидетельствовать о вялой динамике потребительского спроса. «На это нам указывает, в том числе, и низкая динамика роста доходов населения, – сообщила эксперт. – Конечно, здесь сложно делать какие-то прогнозы, поскольку так или иначе это все связано с общей неопределенностью в экономике, как в мировой, так и в российской. Тем не менее очевидно, что влияет и на динамику доходов населения, и на ожидания потребителей, и, соответственно, на спрос. Как бы то ни было, однозначно можно утверждать, что всплеска потребительского спроса в нынешнем году не будет. На что указывают и прогнозы по инфляции, которая ожидается примерно на уровне прошлого года, а именно 6–6,6%. То есть инфляционное давление будет ослабляться в результате низкого спроса».

Президент Гильдии маркетологов Игорь Березин считает, что сегодня потребительское поведение россиян можно охарактеризовать, скорее, как неустойчивое. Настроения населения в период экономической неопределенности колеблются довольно ощутимо. По словам г-на Березина, осенью прошлого года социологи наблюдали существенное ухудшение потребительских настроений граждан. «Люди говорили, что собираются экономить, что они чувствуют ухудшение своего материального положения, – рассказал «НИ» эксперт. – Что касается начала этого года, то пока у нас есть только январские данные. Согласно опросу, который мы проводили в середине месяца, оценки были оптимистичнее, чем в конце прошлого года. Это говорит о том, что потребительские настроения очень неустойчивы. Дождемся февральских данных по продажам, и будет уже понятна тенденция этого года. Но явных признаков того, что потребители стали суперэкономными и начали сокращать расходы, пока нет».

По словам социологов, для характеристики нынешнего года в наибольшей степени подошло бы такое слово, как «стагнация». «Последние полтора-два года оценки текущего положения дел в стране не ухудшались, но ожидания и социальные настроения остаются более чем умеренными, – сообщила Наталья Бондаренко. – Общая тенденция сегодня – это действительно стагнация: с одной стороны, люди не видят серьезных ухудшений, но с другой – существует неуверенность в завтрашнем дне, связанная с полной неопределенностью будущего».

Опубликовано в номере «НИ» от 9 февраля 2012 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: