Главная / Газета 13 Декабря 2011 г. 00:00 / Экономика

Кто как считает

Инфляция в России будет ниже, чем ожидали, но насколько, ясно еще не всем

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

Вчера Минэкономразвития и Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) одновременно понизили прогноз по росту цен в России в этом году. Правда, цифры сильно разнятся. Если МЭР ожидает инфляцию на уровне 6,2%, то ОЭСР говорит о 8,4%. Эксперты признают, что впервые вынуждены согласиться с прогнозами российских чиновников: столь низких показателей никто, кроме них, не ждал. Причины называются разные, но ни одна из них не имеет отношения к продуманной экономической политике властей.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
Как рассказал вчера журналистам замминистра экономического развития Андрей Клепач, ведомство ожидает инфляцию по итогам этого года на уровне 6,2–6,5%. При этом он отметил, что, скорее всего, результат будет ближе к нижней границе этого прогноза. Ранее МЭР говорило о 6,5–7%. ОЭСР в понедельник тоже признала, что цены в России в 2011 году повысятся не так сильно, как предполагалось, то есть не на 9,4%, а на 8,4%. Ранее Всемирный банк также понизил прогноз по инфляции в РФ на этот год: с 8–9 до 7,5–8%. При этом аналитики ВБ выразили уверенность, что достижение официального целевого показателя маловероятно. Так кто же прав?

Аналитик Экономической экспертной группы Мария Катаранова признала: экспертное сообщество не ожидало столь существенного замедления инфляции. Ведь изначально все прогнозировали показатель не ниже 7%, а то и 7,5%. «Но в ноябре инфляция замедлилась до 0,4%, что было для нас несколько неожиданным, мы ожидали, что она будет больше, – сообщила она «НИ». – В таких условиях прогноз в 6,5% вполне реалистичен. Что касается 6,2%, то это возможный вариант, но здесь речь идет о попытке повлиять на инфляционные ожидания».

По поводу прогноза ОЭСР эксперт отметила, что, как правило, международные организации реагируют на ситуацию с некоторым опозданием. «Поясню, о чем речь. По состоянию на 5 декабря накопленная инфляция составляет 5,7%. Не знаю, что должно произойти в стране, чтобы за месяц она разогналась хотя бы до 8%, – рассказала г-жа Катаранова. – Должен быть какой-то масштабный коллапс, ведь любой негативный шок проявляется с лагом, а лаг в полмесяца просто нереален. Понимаете, нам самим еще месяц назад было сложно поверить в то, что инфляция в стране может быть ниже 7%. Ведь мы никогда с этим не сталкивались. Поэтому, если для нас это сложно, хотя мы тут живем и видим эти показатели, то что уж говорить о западных коллегах».

Еще один любопытный факт заключается в том, что, если раньше официальные прогнозы властей по росту цен казались смешными, сейчас политика «заниженных» прогнозов себя, напротив, оправдывает. «Дело в том, что подобные прогнозы направлены на снижение инфляционных ожиданий, – поясняет г-жа Катаранова. – Раньше из года в год в качестве целевых выдавались слишком низкие показатели, и было очевидно, что в течение года их придется повышать несколько раз. И в итоге никто на них не ориентировался. Сейчас же уже экономическое сообщество вынуждено подстраиваться и снижать свои прогнозы».

По мнению г-жи Катарановой, на столь низкие показатели повлиял весьма нетривиальный фактор. «При оценке инфляции мы, прежде всего, ориентируемся на продовольственный сектор, а там в ноябре мы видим ускорение инфляции до 0,7%, – говорит она. – Снижение идет в очень узких секторах, таких, как сахар, то есть там, где в прошлом году резко росли цены. Таким образом, потребительский сектор не является основным фактором снижения цен. Зато мы наблюдаем ухудшение внешних условий, дефицит ликвидности и ужесточение кредитно-денежной политики у нас, а также отток капитала. Именно напряженность на денежном рынке сказывается на замедлении роста цен. Впрочем, повторюсь, никто не ожидал, что так будет». По мнению аналитика, относительно будущего года можно спрогнозировать и 6%, но говорить, что этот прогноз устойчив, нельзя. Любой внешний шок, к примеру, ухудшение ситуации на продовольственных рынках (что вполне вероятно) заставит инфляцию пойти вверх. «Напомню, что вклад продовольственных товаров в инфляцию составляет почти 40%», – отметила г-жа Катаранова.

Ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Дмитрий Белоусов ожидает инфляцию по итогам года на уровне 6,5–6,8%. Однако причины сложившейся ситуации он называет прямо противоположные. «Казалось, что отыгран фактор продовольствия, но в ноябре он продолжил свое действие, – рассказал «НИ» специалист. – В продовольственном секторе наблюдался беспрецедентный период снижения цен на плодоовощную продукцию, а это тормозит рост цен на другую продукцию. Да и на хлеб цены росли медленно. Так что основное ядро сдерживания – это именно продовольственный сектор. У нас по сравнению с прошлым годом нормальный урожай, да и в мире ситуация в этом плане стабильна. То есть ситуация отличается разительно: в прошлом году был скачок, в этом – провал. Ничего хорошего для сельскохозяйственного сектора, конечно, в этом нет, но для инфляционных показателей это хорошо».

По мнению эксперта, плохо то, что «ситуация в принципе невоспроизводима». «Не очень понятно, с чего бы ценам падать в следующем году. Еще один фактор заключается в том, что у нас большую часть года укреплялся рубль, периоды ослабления были относительно короткие, а это сильный антиинфляционный якорь», – отметил г-н Белоусов.

Опубликовано в номере «НИ» от 13 декабря 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: