Главная / Газета 1 Декабря 2011 г. 00:00 / Экономика

С активами наперевес

Уровень экономических преступлений в России выше, чем средний результат по всему миру

Евгения ЗУБЧЕНКО

Как заявил вчера, выступая на международной конференции, посвященной борьбе с мошенничеством в сфере высоких технологий, начальник бюро специальных технических мероприятий (БСТМ) МВД России Алексей Мошков, банковские структуры должны охотнее предоставлять необходимую правоохранительным органам информацию для расследования высокотехнологичных мошенничеств. По его словам, кредитные организации готовы делиться сведениями лишь в случае, если деньги украли именно у них. По мнению аналитиков, все упирается в доверие к правоохранительным органам и судебной системе. При этом, по данным последних исследований, в России совершается больше экономических преступлений, чем в среднем в мире.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
Алексей Мошков посетовал: многие банки крайне неохотно делятся сведениями с правоохранительными органами, опасаясь за свою деловую репутацию. Они готовы предоставлять интересующие силовиков сведения лишь в случае, если деньги украли именно у них, но отказываются идти навстречу, если средства похищены со счета в другом кредитном учреждении. А некоторые, по его словам, напрямую препятствуют работе правоохранительных органов в рамках возбужденных уголовных дел, до предела затягивая сроки проведения следственных действий.

Между тем проблема преступлений экономической направленности в России стоит весьма остро. По данным PricewaterhouseCoopers (PwC), за последний год в стране от такого рода незаконной деятельности пострадало 37% компаний. С одной стороны, этот процент значительно ниже показателей 2009 (71%) и 2007 годов (59%). И за этим, по мнению аналитиков, может стоять как уменьшение количества самих экономических преступлений, так и снижение уровня их раскрываемости. Но, с другой стороны, уровень мошенничества в России все равно остается выше, чем средний результат по всему миру, – 34%. Наиболее распространенным видом экономических преступлений у нас остается незаконное присвоение активов (72%). Со взяточничеством и коррупцией в прошлом году столкнулось 40% опрошенных представителей компаний (против 24% во всем мире). По словам 13% российских респондентов, из-за рисков, связанных с коррупцией, они отказались от выхода на новый рынок или от реализации новой коммерческой возможности. Что интересно, на третьем месте стоит кибермошенничество, которым обеспокоилось МВД: 23% компаний стали жертвами такого рода преступлений. При этом 25% опрошенных считают, что за последние два года риск совершения киберпреступлений в их организации увеличился. 14% полагают, что самая серьезная угроза исходит из самой организации, 34% – из внешних источников. Среди других видов мошеннических действий довольно высока доля манипулирования данными бухгалтерского учета (23%), недобросовестной конкуренции (17%) и нарушений прав интеллектуальной собственности (13%).

Ущерб от такого рода преступлений исчисляется миллионами долларов. В 2011 году у 40% российских организаций, столкнувшихся с мошенничеством, ежегодные потери от него в денежном выражении составили менее 100 тыс. долларов, но у 7% показатель потерь превысил 100 млн. долларов. Этот результат в 10 раз превышает показатели по миру в целом – 0,6%. Около 22% российских компаний, которые столкнулись с мошенничеством, потеряли свыше 5 млн. долларов. Любопытно, но более половины (55%) организаций возлагают ответственность за совершенные преступления исключительно на собственных сотрудников, действовавших в одиночку. При этом 36% респондентов считают, что дело не обошлось без участия внешней стороны.

Эксперты отмечают, что компании действительно сами не хотят идти на сотрудничество с правоохранительными органами, опасаясь за свою репутацию. Вместо этого они решают вопросы самостоятельно: по данным PWC, три четверти фирм увольняют проворовавшихся сотрудников, а 8% ограничиваются выговором. А вот обращаются с заявлением в компетентные органы лишь треть руководителей предприятий (35%).

Директор аналитического департамента инвестиционной компании Александра Лозовая считает, что высокий процент экономических преступлений в России – следствие нескольких фундаментальных факторов. «Основными из них, на мой взгляд, являются слабая защищенность прав собственности, в том числе из-за проблем с независимостью судебных процессов и недостаточной надежностью правоохранительных органов, – пояснила «НИ» аналитик. – Сегодня судебную систему никак нельзя назвать независимой: за взятку принимаются любые решения. Отсюда вытекает и недоверие со стороны организаций и предпринимателей к судебной системе и правоохранительным органам».

Управляющий директор «Деловой России» Николай Остарков предлагает рассмотреть ситуацию на примере рейдерства. «Если бы мы знали, что суд все расставит по полочкам, никто бы не стал вкладывать средства в то, чтобы организовать подобное преступление, – сказал он «НИ». – Ведь это не дешево: преступник платит юристам, силовым структурам, чиновникам. В этой ситуации такие преступления, как коррупция и взяточничество, выступают как сопутствующий инструментарий. Но в итоге все упирается именно в работу судов. По сути, у нас просто нет конечной инстанции, которая бы говорила: вот – рейдер, а вот – правильный собственник. Это и создает предпосылки для такой целевой деятельности, как рейдерство, захват активов и прочего в таком же духе».

Опубликовано в номере «НИ» от 1 декабря 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: