Главная / Газета 30 Ноября 2011 г. 00:00 / Экономика

Только бизнес – никакого шпионажа?

Никита КРИЧЕВСКИЙ
shadow
Недавно попался на глаза прелюбопытнейший документ – предложения ОК «Русал» (далее – «Русал») от 25 августа 2011 года по дополнительному раскрытию информации о сбытовой деятельности ОАО «ГМК «Норильский никель» (далее – «Норникель»). Что ж, на первый взгляд ничего удивительного – миноритарный акционер («Русал» владеет 25%+1 акция «Норникеля») интересуется работой компании, инвестором которой он является. Поразило другое – «Русал» требовал у «Норникеля» раскрыть особенности сбытовой и маркетинговой деятельности, от которых ему, что называется, ни холодно, ни жарко, ведь «Норникель» и «Русал» функционируют в разных сегментах рынка цветных металлов. Зачем же «Русал» запрашивал ненужную ему информацию?

Запрос составлен ловко, в нем много всякой мишуры, но есть несколько пунктов, которые интересны «Русалу», как будто он был бы конкурентом «Норникеля», а не простым акционером. Для удобства рассмотрения разобьем детали запроса на интересующие «Русал» как акционера и занимающий «Русал» как конкурента. (Повторюсь, «Русал» и «Норникель» не являются конкурентами, поскольку первый сосредоточен на производстве исключительно глинозема и алюминия, а второй – на добыче палладия, никеля, платины, меди, кобальта, родия, золота, серебра, иридия, осмия, селена, рутения и теллура).

Сначала о мелочевке, о том, что не интересует «Русал» ни как акционера, ни как конкурента, к тому же часть запрашиваемых сведений содержится в отчетах о результатах сбытовой деятельности «Норникеля».

Для начала «Русал» интересуется количественными показателями квартальных поставок по видам продуктов. Во-первых, эта информация частично публикуется в отчетах «Норникеля», во-вторых, для акционеров эта информация (при отсутствии значимых отклонений от производства) не интересна акционерам, в-третьих, конкурентам такие извещения также вряд ли пригодятся, так как помимо норникелевой отчетности существуют данные с Лондонской биржи металлов (ЛБМ) и различных аналитических агентств.

Далее «Русал» интересует, есть ли ценообразование по известной котировке предыдущего периода. Акционеров эта информация мало интересует (за исключением случаев скачкообразного изменения цен), да и конкурентам эти сведения нужны постольку-поскольку – все можно отследить на рынке.

Наконец, «Русал» озадачивается, а есть ли у «Норникеля» кредитная страховка, и если да, то с какими контрагентами, объемами покрытия, рисками и прочими деталями, малоинтересными как акционерам, так и конкурентам.

Теперь представим элементы запроса, полностью или частично присутствующие в отчетности «Норникеля», совершенно не представляющие интереса для акционеров, но крайне важные (особенно в поквартальной разбивке) для конкурентов.

Так, «Русал» тревожится о поставках продукции на Лондонскую биржу металлов, причем о поставках с начала года, фактическом месяце поставки и фактическом месяце помещения на варранты (приеме на товарные склады). Эта информация особенно актуальна для компаний, грешащих ценовыми манипуляциями.

Неподдельный интерес вызывает у «Русала» размер средней премии за квартал по видам продукции, причем как с начала года, так и за последние два квартала. Эта информация имеет особое значение для получения преимущества над «Норникелем» при конкуренции на рынке среднесрочных и долгосрочных продаж.

Фрахт также интересует «Русал», в том числе основные ставки фрахта от порта погрузки до портов выгрузки (без расходов по погрузке/выгрузке) по основным географическим направлениям поставок. Такая информация особенно значима для основных конкурентов на рынке физических продаж.

А вот данные, запрашиваемые «Русалом», представляющие коммерческую тайну, а потому не публикуемые в отчетах. (В скобках заметим, что акционерам эти показатели также неинтересны.) «Русал» любопытствует о квартальных поставках «Норникеля» в Корею и на Тайвань. Заметим, что в каждой из этих стран всего по одному основному потребителю. Что это, если не война за рынки сбыта?

«Русал» также хочет все знать о форвардных продажах «Норникеля», в частности, о фактически законтрактованном объеме и открытых обязательствах по поставке с предыдущих кварталов, если таковые имеются. Отметим, что такая информация особенно интересна конкурентам на рынке спотовых продаж.

«Русалу» якобы крайне важны сведения о хеджевых и складских сделках «Норникеля», а если есть фиксация цены будущих периодов, то «Русал» просит указать объем, цену и срок. Такие данные особенно значимы для организаторов рыночных манипуляций.

Так зачем же «Русалу» сведения, которые ему ни к селу, ни к городу? Ответ прост: по нашему мнению, часть стратегического управления компанией осуществляет миноритарный акционер «Русала» (8,8% капитала) – компания Glencore (далее – «Гленкор»), одним из подразделений которой числится компания Xstrata (далее – «Экстрата»), чей основной профиль – как раз добыча и реализация никеля. Видимо, в интересах «Гленкора» и «Экстраты» и запрашивалась представленная выше информация.

Согласитесь, как-то не вяжется, что компания, обладающая блокирующим пакетом акций «Норникеля», осуществляет деятельность в интересах прямого конкурента объекта инвестиций, при этом на каждом шагу рассуждая о «разрушении акционерной стоимости» «Норникеля». И потом, если это не промышленный шпионаж, что же тогда именовать этим мерзким термином?

Автор – доктор экономических наук, профессор

Опубликовано в номере «НИ» от 30 ноября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: