Главная / Газета 27 Сентября 2011 г. 00:00 / Экономика

Кадры решают не все

Треть безработных больше года не могут трудоустроиться

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

Согласно прогнозам Минэкономразвития, в 2012 году безработица снизится до 6,6%, в 2013-м уже достигнет уровня 2007 года – 6,3%, а к 2014 году и вовсе составит 5,8%. Иными словами, ведомство констатирует: ситуация на российском рынке труда улучшается быстрыми темпами. Однако эксперты обращают внимание на то, что, несмотря на общую стабилизацию ситуации, безработица носит застойный характер: треть безработных ищут работу год и более. Эти люди теряют квалификацию, и чем дальше, тем меньше у них шансов трудоустроиться. И эта проблема вообще никак не решается государством.

Предложений на рынке труда много, но не все из них устраивают соискателей.<br>Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
Предложений на рынке труда много, но не все из них устраивают соискателей.
Фото: ЕКАТЕРИНА ВАРЮХИЧЕВА
shadow
Росстат ежемесячно проводит мониторинг ситуации на рынке труда и каждый раз констатирует: безработица в значительной степени является застойной. Среди сельских жителей доля застойной безработицы составляет 32,8%, среди городских – 32,3%. То есть нельзя сказать, что эта проблема наиболее актуальна только для селян или, напротив, для жителей городов. При этом, как рассказал «НИ» президент рекрутингового портала Superjob.ru Алексей Захаров, в среднем большинство людей тратят на поиск работы до трех месяцев. «Многое зависит от должности, на которую претендует кандидат: чем выше позиция, тем большее время потребуется на поиск работы, – говорит эксперт. – Влияет и активность соискателя: если человек занимается поиском работы вплотную и задействует разные каналы, как правило, он находит работу быстрее, чем в случае, если он работает на старом месте и на собеседования ездит раз в полгода». Но год и более – это уже серьезная проблема.

По словам аналитика Экономической экспертной группы Марии Катарановой, причины сложившейся ситуации в том, что наш рынок труда характеризуется наличием существенной диспропорции. Здесь есть несколько аспектов: территориальный, отраслевой и профессиональный. «С одной стороны, у нас есть регионы, где наблюдается переизбыток рабочей силы, а есть те, где, напротив, дефицит, – рассказала «НИ» эксперт. – Во многом такая ситуация складывается из-за низкой мобильности населения. С другой стороны, у нас наблюдается дефицит квалифицированной рабочей силы, одновременно с этим, напротив, переизбыток по каким-то отдельным видам специальностей, а также переизбыток низкоквалифицированных кадров». С этим соглашается и эксперт Независимого аналитического агентства «Инвесткафе» Антон Сафонов. «По-прежнему существует острая нехватка людей с «рабочими» специальностями, и пока такая ситуация будет сохраняться, так как это образование считается не престижным и оплачивается такая работа также не очень хорошо, – рассказал он «НИ». – С другой стороны, экономике страны просто не нужно такое количество юристов, экономистов и других популярных специальностей, поэтому с поиском работы на такие должности и возникают самые серьезные проблемы».

Г-жа Катаранова полагает: многочисленные исследования рынка показывают, что лишь малая часть работников в течение жизни ходит на курсы повышения квалификации или переобучается. «А экономика развивается, идет обновление, в том числе производственного оборудования, требуются новые знания и навыки, – отмечает аналитик. – Но люди в общей своей массе инертны. При этом нет государственной политики в этом направлении, то есть переобучение и повышение квалификации не поощряется. Между тем в развитых странах непрерывное обучение работников пропагандируется. К примеру, в скандинавских странах до 70% работников, так или иначе, в течение жизни повышают свою квалификацию». Отсюда и возникает застойная безработица.

Почему эта проблема требует решения? Президент HeadHunter Юрий Вировец поясняет: опасность застойной безработицы в том, что люди теряют профессиональные навыки, оставаясь надолго без работы. В дальнейшем найти работу уже крайне трудно. «На рынке труда сейчас действительно подъем, требуются квалифицированные специалисты во всех сферах, у них растут зарплаты, а те, кто долго не может найти работу (по разным причинам), в итоге теряют квалификацию и становятся непривлекательными для работодателей, – поясняет «НИ» эксперт. – Соответственно либо не желая переучитываться, либо не имея на это средств, люди попадают в замкнутый круг». То есть выходит, что значительная масса людей оказывается просто вычеркнутой из социума. И чем больше времени проходит, тем им сложнее вернуться. Юрий Вировец считает, что выход из этого только один: массовое и доступное дополнительное профессиональное обучение и переобучение. «Важно только, чтобы полученные знания на курсах были востребованы у работодателей, – уточняет он. – Задача организации такой системы обучения потерявших квалификацию крайне важна».

Чтобы не допустить профессиональной деградации безработных, государство в период кризиса 2008 года запустило так называемые общественные работы – чтобы люди не засиживались дома. Однако сейчас эта практика свернута. Впрочем, надо заметить, что и тогда подобная мера по поддержке занятости вызывала у специалистов множество нареканий. «Очевидно, что подобные государственные программы не могут иметь постоянный характер. Они полезны в наиболее тяжелый период, когда людям надо помогать здесь и сейчас, – говорит Мария Катаранова. – Политика государства должна быть направлена на то, чтобы повышалась эффективность трудовых ресурсов. Сейчас же все наоборот. В автопроме, в обрабатывающих производствах есть не эффективно работающие предприятия, которые принято называть градообразующими, в действительности они направлены на то, чтобы лишь создавать рабочие места. Они требуют постоянных финансовых вливаний со стороны государства, такая политика не эффективна».

Заметим, что курирует помощь жителям пострадавших от экономического кризиса монопрофильных городов Министерство регионального развития. К моногородам относятся населенные пункты, где более 25% экономически активного населения работает на одном градообразующем предприятии либо в едином производственном комплексе, на долю которого приходится более половины объема промышленного производства в этом населенном пункте. По информации заместителя министра регионального развития РФ Юрия Осинцева, из 335 моногородов, определенных Минрегионом, в 65% из них уровень безработицы на конец 2010 года был ниже 2,1%. Ранее премьер-министр РФ Владимир Путин сообщил, что правительство планирует к 2015 году организовать в моногородах не менее 200 тысяч новых рабочих мест. Президент рекрутингового портала Superjob.ru Алексей Захаров соглашается с тем, что материальная поддержка государства и постепенное восстановление экономики после первой волны кризиса сыграли свою положительную роль в снижении безработицы в моногородах. Вместе с тем он отмечает, что для решения проблемы безработицы там необходима комплексная помощь градообразующим предприятиям. «Причем не просто денежные вливания, а создание условий, при которых их деятельность будет прибыльной, – говорит «НИ» эксперт. – Это решение вопросов налогообложения, регулирования рынка и т.п. Рынок труда подтянется сам, если будут созданы благоприятные экономические условия».

Что делать?

Г-жа Катаранова считает, что помимо создания обширных программ переобучения, необходимы также меры по повышению мобильности населения. Ведь в некоторых регионах безработица остается крайне высокой. Так, в Ингушетии она составляет 48,6%, в Чечне – 35,8%. Это при том, что критическим уровнем считается 10%. Также высокий уровень безработицы – в республиках Тыва – 16,5%, Калмыкия – 12,5% и Алтай – 11,7%, в Дагестане – 11,3% и Забайкальском крае (11%). Для сравнения: в Москве насчитывается всего 1,1% безработных, в Санкт-Петербурге – 1,6%. Государство должно способствовать переезду граждан на те территории, где есть дефицит кадров. «В частности, должна быть решена проблема жилья, чтобы люди понимали, что есть какие-то гарантии, что они не приедут на пустое место, – говорит аналитик. – Эти программы должны работать в любое время, а не только в кризис. А если мы все время будем затыкать дырки, то это проблему не решит. Те меры, которые государство предпринимало во время кризиса, как мы сейчас видим, лишь позволяли поддерживать занятость, но никак не повлияли на такие фундаментальные проблемы, как, например, та же застойная безработица».

Антон Сафонов обращает внимание на еще один важный аспект: сейчас в России не создается большого количества качественных рабочих мест, и это приводит к тому, что уровень безработицы в целом находится на уровне 6,5–7%. Он полагает, что ниже этот уровень уже не опустить. «То есть те рабочие места, которые создаются, уравновешиваются закрытыми и обанкротившимися предприятиями, – сказал «НИ» эксперт. – Эту проблему необходимо решать, поддерживая развитие малого и среднего бизнеса». По его мнению, именно это позволит создавать новые рабочие места.

В свою очередь, Алексей Захаров убежден: рынок труда напрямую зависит от экономической ситуации в регионе. «Если создаются новые компании, строятся заводы, процветает торговля, развивается рынок услуг, рабочие места создаются автоматически, – говорит эксперт. – Поэтому основные задачи государства – это создание благоприятного экономического фона и инфраструктуры (жилье, школы, больницы) в регионах, страдающих от безработицы. Второй вопрос – возможность работать по специальности. Число юридически неграмотных правоведов, выпускаемых нашими вузами, велико, при этом сложно найти на открытую вакансию квалифицированного юриста. Необходимо развивать систему высшего образования, приводя ее в соответствие со спросом нашей экономики (именно нашей экономики, а не западных стандартов), и восстанавливать полностью разрушенное среднее специальное образование. Тогда будет меньше невостребованных экономистов и больше довольных жизнью токарей, слесарей и сварщиков».

Опубликовано в номере «НИ» от 27 сентября 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: