Главная / Газета 28 Апреля 2011 г. 00:00 / Экономика

Противовексельная схема

Инноград «Сколково» превратился в объект ожесточенной лоббистской борьбы

МИХАИЛ ТУЛЬСКИЙ, президент исследовательского центра «Политическая аналитика»

В конце марта исполнился год с тех пор, как президент РФ Дмитрий Медведев доверил судьбу «флагманского» проекта российской модернизации – иннограда «Сколково» известному бизнесмену, президенту ЗАО «Ренова» Виктору Вексельбергу. 23 марта 2010 г. Дмитрий Медведев на заседании Комиссии по модернизации и технологическому развитию экономики России в Ханты-Мансийске объявил о назначении Вексельберга президентом, а если быть терминологически совсем точным – координатором российских проектов – Фонда развития Центра разработки и коммерциализации новых технологий, известного нам и всему миру под куда более лаконичным наименованием – фонд «Сколково».

Президент Дмитрий Медведев провел 25 апреля 2011 года совместное заседание Комиссии по модернизации и Попечительского совета иннограда «Сколково», чтобы подвести итоги первого года существования российской «кремниевой долины». После заседания явно ощущалось, что президент в целом доволен. За прошедший год Виктору Вексельбергу и его команде кое-что удалось.

Как следует из устного отчета фонда, уже в этом году начнут работу 5–6 центров НИОКР, из которых самый крупный (на 100–150 человек) создает компания IBM. Зарегистрировано 40 участников «Сколково», а экспертным советом фонда одобрено 15 заявок на получение грантов общей суммой 3596 млн. руб. Попечительским советом принято решение создать международный технологический университет, в котором будут 15 междисциплинарных исследовательских центров, 1200 студентов и 200 профессоров и уже в следующем году начнется возведение первой очереди центра (850 жилых домов, кластеров на 1000 человек и университета на 600 студентов) и дорожной сети.

Впрочем, работой Вексельберга – а заодно и самим фактом его пребывания на посту руководителя иннограда «Сколково» – удовлетворены далеко не все. Не случайно на протяжении последних двух месяцев в различных СМИ идет достаточно агрессивная PR-кампания против фонда «Сколково» и его главы. Вексельбергу предъявляют немало претензий. Например, в том, что менеджмент фонда «Сколково» не представляет собою сплоченной команды единомышленников, а фактически «набран по объявлениям» – подбором руководящего состава фонда занималась известная хедхантерская контора, давно сотрудничающая с «Реновой». До сих пор не назначен главный операционный директор фонда (говорят, впрочем, что отнюдь не по вине Вексельберга – просто кандидатура на этот пост зависла где-то между разными башнями Кремля, борющимися за контроль над будущим инноградом). Фонд «Сколково» упрекают в том, что инноваторы – актуальные и потенциальные авторы стартапов – как-то не торопятся найти место под его эгидой. Так, пока что самым известным стартапером в виртуальном иннограде стала скандально знаменитая «шпионка» Анна Чапман, которая изъявила желание заняться в «Сколково» технологиями 3D. Вексельбергу пеняют, что строительство самого «города инновационной мечты» пока что идет ни шатко ни валко: из всех зданий и сооружений, рассчитанных на компактное проживание 50 тыс. лучших мозгов со всего мира, пока согласован только проект некоего «Гиперкуба», автор которого – один из самых известных молодых архитекторов России Борис Бернаскони. А соединяющий столицу с инноградом участок Сколковского шоссе длиной 6 км, на ремонт которого было потрачено без малого 6 млрд. руб. (более 30 млн. долларов за километр), уже успел прийти в негодность. Некоторые российские теоретики инновационного процесса высказывали автору этих строк недоумение по поводу того, что фонд «Сколково» купил за почти полмиллиона швейцарских франков лицензию у технопарка Цюрихского университета, которая позволяет создать такой же точно (по идеологии и технологии) технопарк в подмосковной «кремниевой долине». Цюрихский технопарк – далеко не лучший даже в Европе, возмущался один из моих собеседников, близкий к новосибирскому Академгородку. В России же давно изучен мировой опыт, включая американский и азиатский. Это позволяет строить технопарки, не оплачивая дорогостоящие зарубежные лицензии. К тому же концепция иннограда «Сколково» вовсе не сводится к технопарку, настаивают оппоненты Вексельберга. Похоже, что глава фонда «Сколково» за счет этой неоднозначной покупки просто хотел улучшить свою репутацию в Швейцарии вообще и в Цюрихском университете в частности: не надо забывать, что еще в октябре прошлого года на международной научной конференции в Киото один из профессоров этого университета громогласно провозгласил с трибуны, что не стоит доверять иннограду «Сколково», пока проектом его создания руководит г-н Вексельберг. (Президент фонда «Сколково» живет в швейцарском кантоне Цуг и платит там паушальный налог.)

Однако самый громкий скандал, разразившийся в последнее время вокруг Виктора Вексельберга, не связан с инноградом «Сколково» как таковым. На поверхность всплыла история с перепродажей здания бывшего венгерского торгпредства в Москве. Еще в конце февраля в газете «Ведомости» появилась статья, в которой была предпринята попытка разоблачения одной смелой операции с недвижимостью. В 2008 году офшорная компания Diamond Air, якобы аффилированная с «Реновой», приобрела у венгерского правительства здание в Москве, на ул. Красная Пресня площадью 17 612,8 кв. м. за 21,3 млн. долларов. А уже через полгода это здание было продано Министерству регионального развития РФ – но уже за 3,5 млрд. руб. (свыше 140 млн. долларов), т.е. в 7 раз дороже. Прибыль осела на офшорных компаниях, которые потом были ликвидированы. Чтобы, дескать, «концы в воду».

Действительно ли Виктор Вексельберг был менеджером и бенефициаром скандальной сделки, до сих пор не доказано. Во всяком случае, президент Дмитрий Медведев ясно дал понять, что наветам не верит: вскоре после публикации «Ведомостей» он наградил главу фонда «Сколково» орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени. (Представить себе, что активный интернет-пользователь и блоггер Медведев о скандале не знал, практически невозможно). Зато статья в «Ведомостях» вызвала бурную активизацию профессиональных борцов с коррупцией. Так, известный юрист и блоггер Алексей Навальный прямо заявил, что будет добиваться возбуждения против Виктора Вексельберга уголовного дела в США, так как бизнесмен, по данным Навального, ведет бизнес в США и даже, возможно (о, ужас!), является американским гражданином. Независимо от того, удастся ли довести подобное дело до судебного рассмотрения, сам факт его возбуждения станет большим грязным пятном на репутации проекта «Сколково».

Вот уже почти год ведет последовательную кампанию по дискредитации иннограда «Сколково» и топ-менеджента проекта известный политтехнолог Станислав Белковский. В его многочисленных публикациях в газете «Московский комсомолец», интернет-изданиях Slon.Ru и Gzt.Ru собраны все негативные утечки, байки, слухи и сплетни о «Сколково» – от налоговых проблем в Швейцарии, которые якобы были у Виктора Вексельберга в недавнем прошлом, до 180 млрд. руб. из федерального бюджета, которые вроде бы планируется освоить на объектах иннограда. То ли в шутку, то ли немного всерьез Белковский предлагал также перенести инноград «Сколково» в Сочи – там-де климат получше, можно купаться и кататься на горных лыжах, в силу чего мозговые извилины инноваторов будут шевелиться с утроенной силой.

Налицо спланированная и концентрированная кампания. Осталось понять, кто за ней стоит. Кто заинтересован в дискредитации проекта, от успеха которого отчасти зависит репутация модернизационных реформ, инициированных президентом Дмитрием Медведевым.

И здесь следовало бы обратить внимание на любопытную информацию, которая всплыла тоже в середине февраля – незадолго до появления скандальной статьи в «Ведомостях». Тогда «Независимая газета» написала, что новым руководителем фонда «Сколково» – в ранге исполнительного (генерального) директора – может стать 48-летний Павел Бетсис, теперь возглавляющий ООО «Сиско Системз» (Cisco Systems Russia), российскую дочку калифорнийской корпорации Cisco Systems International.

В пользу такого кадрового решения, которое, очевидно, могло бы быть принято только в пику Вексельбергу, стремящемуся сформировать в «Сколково» свою собственную кадровую команду, издание привело несколько аргументов.

У Бетсиса – первоклассное образование (Торонтский и Гарвардский университеты), он имеет большой опыт работы в международных IT-корпорациях, был связан с реализацией многих стартапов. Во многом именно благодаря лоббистской активности Бетсиса в июне 2010 года состоялся визит Дмитрия Медведева в главный офис Cisco Systems в Сан-Хосе (Калифорния), а осенью 2010 года Cisco стала стратегическим партнером «Сколково». По логике «Независимой газеты», за кандидатурой Павла Бетсиса стоит могущественная Cisco Systems. И Cisco уже работает в «Сколково»: так, организован совместный конкурс инновационных проектов «Конкурс на соискание премии инноваций «Сколково», ориентированный на молодых россиян. Победители конкурса получат от корпорации солидные призы – от 3 млн. до 750 тыс. руб. Правда, завзятые критики «Сколково» разглядели в условиях конкурса подвох: авторские права на все идеи, поданные на конкурс, становятся интеллектуальной собственностью Cisco, которая, таким образом, потратив лишь небольшой (по меркам и корпорации, и традиционных для наших дней параметров стоимости прав) конкурсный бюджет, может стать владельцем десятков, если не сотен перспективных инновационных разработок. Правда, и конкурс Cisco с его условиями при этом ставится в вину Виктору Вексельбергу: дескать, президент фонда «Сколково» «не доглядел» за конкурсной документацией.

Однако первичный анализ показывает, что едва ли американская Cisco Systems прямо заинтересована в скорой смене руководства «Сколково». У корпорации налажено вполне конструктивное сотрудничество с нынешним топ-менеджментом, да и раздражать президента РФ, который, судя по всему, пока не разочаровался в Вексельберге, смысла нет. Скорее, за кандидатурой Павла Бетсиса, возможно, стоят российские партнеры и подрядчики ООО «Сиско Системз Лтд», которые давно сделали на Бетсиса долгосрочную ставку. Некоторые данные и соображения указывают на то, что основными лоббистами фигуры Бетсиса могут быть крупнейшие российские системные интеграторы – компании IBS Анатолия Карачинского и КРОК Бориса Бобровникова.

На рынке информационных технологий и системной интеграции эти компании в представлении не нуждаются. Основные клиенты IBS – «Газпром», «ЛУКОЙЛ», «Норильский никель», «Северсталь», Газпромбанк, «Тройка Диалог», «Альфа-капитал», «РОСНО» и многие государственные организации, в том числе Центральный банк РФ, Минэкономразвития, Минюст, Высший арбитражный суд. Крупнейшие заказчики КРОКа – «Роснефть», «Новатэк», «Сургутнефтегаз», «РУСАЛ», «НЛМК», «Алроса», Росатом, «СУЭК», Сбербанк, «ВТБ», Россельхозбанк, «Ингосстрах», АФК «Система», «Мегафон», «Связьинвест», «Яндекс», «X5 Retail», а также Минфин, Минтранспорта, Минобразования, Минобороны, МВД, ФСБ, ФСО, ФСИН и Росстат. Эксперты рынка указывают: после того, как в 2009 году в российском офисе Cisco сменилось руководство и в Москву прибыл Павел Бетсис, сотрудничество между ООО «Сиско Системз Лтд» и двумя названными системными интеграторами существенно интенсифицировалось и углубилось.

По итогам 2010 года именно компания КРОК признана лучшим партнером компании Cisco по решениям для корпоративных заказчиков в России, и награда в номинации Enterprise partner of the year была вручена на ежегодном партнерском саммите Cisco в США. Со своей стороны компания КРОК выступила партнером конференции Cisco Expo-2010, которая прошла в октябре 2010 года в Москве, а количество сертифицированных инженеров Cisco в штате компании КРОК выросло до 60 человек. Во многом благодаря именно сотрудничеству с Cisco КРОКу удалось увеличить выручку в 2010 году на рекордные 32%. А компания IBS, помимо обычного тесного сотрудничества, регулярно подтверждаемого статусом Cisco Gold Certified Partner, в 2010 году потратилась сверх того на развертывание сетевой инфраструктуры своего нового производственного офиса для более чем 1000 сотрудников на базе продуктов Cisco.

Некоторые близкие к Кремлю политологи уверили автора, что Анатолий Карачинский и Борис Бобровников готовы, а главное – могут использовать свои связи на различных этажах власти, в первую очередь в администрации президента, чтобы пролоббировать кандидатуру Бетсиса в руководство фонда «Сколково». Обширные контакты и коммуникации этих мастодонтов IT-рынка не вызывают сомнений, о чем свидетельствуют хотя бы вышеприведенные списки их основных клиентов. Но не клиентами едиными живы Бобровников и Карачинский.

Так, Анатолий Карачинский является членом Бюро правления РСПП и председателем комиссии РСПП по профессиональному образованию, входит в состав Совета по конкурентоспособности и предпринимательству при правительстве РФ, а также Экспертного совета по информационным технологиям при министре информационных технологий и связи. Борис Бобровников входит в топ-100 «президентского» кадрового резерва и является председателем Экспертного совета всероссийского бизнес-проекта «Вперед, в будущее!». Считается, что Карачинский и Бобровников фактически возглавляют комплекс работ по созданию идеологии реформирования и развития высокотехнологичного сектора российской экономики в рамках уточненной стратегии социально-экономического развития России до 2020 г. («Стратегия-2020»). А положения этой стратегии, которые, как планируется, будут утверждены кабинетом Владимира Путина до конца 2011 года, могут серьезно повлиять и на программу развития иннограда «Сколково». Хоть этот проект и считается чисто президентским, едва ли правительство полностью устранится от участия в его судьбе. Основные деньги на стартовую стадию проекта выделяются Минфином, а значит, без Алексея Кудрина и его непосредственного босса Владимира Путина никак не обойтись.

Зачем крупным российским системным интеграторам понадобился фактический контроль над фондом «Сколково»? (По некоторым данным, лоббисты не против, чтобы г-н Вексельберг остался президентом фонда, но г-н Бетсис стал при этом фактическим главой оперативного менеджмента с правом финансовой подписи). Ответ, на мой взгляд, очевиден. Вполне возможно, что в ближайшие годы основные стратегические IT-решения для системообразующих российских корпораций – государственных, полугосударственных, приватизируемых или находящихся в стадии подготовки к приватизации – будут разрабываться на кампусах «Сколково». А где решения – там и масштабные заказы. Тот, кто получит неформальный рычаг влияния на «вербовку» заказчиков через инноград и под бренд «Сколково», сможет если не монополизировать российский рынок системной интеграции, то, во всяком случае, надолго захватить на нем лидирующие позиции.

Хотя нельзя не отметить, что у продвигаемой лоббистами кандидатуры Павла Бетсиса есть не только достоинства. В его биографии можно при желании найти некоторые моменты, заставляющие задуматься. К тому же в самой «Сиско Системз Лтд» недавно разгорелся большой скандал, связанный с открытым и ожесточенным конфликтом между г-ном Бетсисом и профсоюзом работников его компании. «С приходом на должность генерального директора «Сиско Системс» Павла Бетсиса вышестоящее руководство и многие сотрудники связывали большие надежды, однако в компании усугубилась ситуация с оттоком профессиональных, опытных кадров: в отдельных случаях у нас складывалось впечатление, что руководство назначает новых начальников исходя из принципа: чем больше компромата на человека, тем легче им управлять», – заявил недавно представитель профсоюза.

Да, биография Виктора Вексельберга, тоже, наверное, далека от идеальной. Но является ли Павел Бетсис менеджером, чей послужной список полностью отвечает требованиям и критериям иннограда «Сколково» – вопрос. Хотя лоббисты как раз считают, что вполне отвечает. В распоряжении автора оказался закрытый аналитический доклад, подготовленный по заказу спонсоров Павла Бетсиса одним из депутатов Государственной думы (!). В докладе подробно описываются недостатки нынешнего менеджмента фонда «Сколково». А в конце приводится одна простая и недвусмысленная рекомендация: «Практически очевидно, что описанные выше усилия по реформированию Фонда «Сколково» не могут быть воплощены в жизнь без замены руководства проекта. Главой фонда «Сколково» должен стать функционер, отвечающий следующим основным (базовым) критериям:

– российское происхождение либо свободное (в силу этнокультурных причин) владение русским языком;

– возможно, гражданство одной из стран G7;

– опыт работы на руководящих должностях хотя бы в одной из международных IT-корпораций;

– опыт успешной реализации хотя бы одного стартапа в одной из официально установленных приоритетных сфер деятельности фонда «Сколково»;

– история продуктивного взаимодействия с государственными структурами».

Узнаваемый портрет, не так ли?

Еще не развернувшись на полную мощь, инноград «Сколково» стал объектом ожесточенной лоббистской борьбы, обильно подкрепленной политическими технологиями и черным пиаром. В пламени этой борьбы проект иннограда может и сгореть. Если, конечно, президент Медведев не использует свои возможности модератора и арбитра, чтобы урегулировать конфликт в зародыше.

Опубликовано в номере «НИ» от 28 апреля 2011 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: