Главная / Газета 7 Апреля 2011 г. 00:00 / Экономика

Спасение утонувших

Повышенные страховые взносы уже увели малый бизнес в тень

АНЖЕЛА ДРУЖИНИНА

Вчера как гром среди ясного неба прозвучало заявление лидера Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаила Шмакова, который выступил против понижения ставки страховых взносов во внебюджетные фонды. «Мы направим свои требования премьер-министру и правительству в целом так же, как и президенту. Мы будем говорить об этом на наших первомайских митингах и будем ориентировать общественное мнение против подобных предложений», – сказал он. А на думских выборах в декабре профбосс пообещал поддержать те партии, которые выступят против снижения взносов.

Всегда лояльные властям официальные профсоюзы взбунтовались явно неспроста.<br>Фото: ГЕННАДИЙ ХАМЕЛЬЯНИН
Всегда лояльные властям официальные профсоюзы взбунтовались явно неспроста.
Фото: ГЕННАДИЙ ХАМЕЛЬЯНИН
shadow
Зная полную лояльность г-на Шмакова власти, трудно представить себе, что он вдруг взбунтовался. Скорее всего, лидер ФНПР, видя, как в правительстве готовность выполнить указание президента об уменьшении выплат работодателей обрастает множеством «но», ставит на сильного. Кстати, и задача спасти малый бизнес уже малоактуальна – он массово ушел в тень.

Напомним, президент Медведев на прошлой неделе поручил правительству до июня подготовить предложения по снижению ставки страховых взносов с 34 до 26% с начала 2012 года, так как введенная нынешняя ставка оказалась неподъемной для многих видов бизнеса. Кабинет министров ответил «есть», но по мере обсуждения, как исполнять поручение главы государства, возникает все больше разного рода оговорок, которые сродни не только опасениям, но и возражениям. Так, глава Минфина Алексей Кудрин при всяком удобном случае предупреждает, что «снижение страховых взносов в социальные фонды с введением плоской шкалы увеличит дефицит пенсионной системы». При этом и сам г-н Кудрин, и премьер Владимир Путин, понимая трудность поставленной задачи, признают необходимость реализации этого решения таким образом, «чтобы это было реальное снижение налогового бремени».

Уже ясно, что речь не идет о простом снижении выплат – правительство понимает, что пенсионную и медицинскую системы финансировать нужно в полном объеме. Минфин предлагает разные варианты решения проблемы: увеличить шкалу зарплат, с которых выплачиваются взносы (сейчас максимум составляет 463 тыс. руб. в год), ввести прогрессивную шкалу взносов. Но все это со всех сторон критикуется экспертами и, похоже, не нравится даже самому министру Кудрину. «До какой величины регрессия? – задается вопросом он. – Где будет эта шкала? Если мы сделаем ее 1 млн., а меньше нет смысла, это не перекроет большую часть выпадающих расходов – это не уменьшение налогового бремени, а перемещение его на те предприятия, где более высокие зарплаты». То есть если сейчас под ударом оказались «малыши», то потом нагрузка ляжет на системообразующий бизнес. И если «малыши», как показывают опросы, за три месяца успели практически полностью уйти в тень, то крупный бизнес не спрячется, он поднимет цены, а это мощный разгон инфляции, которая правительству совсем не нужна. Особенно перед выборами – и парламентскими, и президентскими.

Снижение ставки до 26% при нынешней системе выплат лишит соцфонды 766 млрд. руб., сообщили «НИ» в Центре развития. И если оно будет происходить в той же пропорции, что и повышение, потери Пенсионного фонда составят 575 млрд. руб., а 191 млрд. руб. лишится система обязательного медицинского страхования. Правда, отмечают ученые, можно поискать деньги и в других местах, например, всерьез заняться налоговым администрированием. Как признал на днях Росстат, количество занятых в теневом секторе экономики составляет у нас 13 млн. человек.

Если бы и за них уплачивались взносы в социальные фонды по ставке 26%, из расчета средней зарплаты по экономике бюджет получил бы дополнительно около 820 млрд. руб.

Кроме того, по данным центра, каждый дополнительный процентный пункт роста ВВП в 2012 году принесет бюджету еще 130–140 млрд. руб. дополнительных доходов. Но всем этим надо заниматься – и теневой сектор стимулировать к «выходу в свет», и условия создавать для роста ВВП. Проще, видимо, обложить всех дополнительной данью и доказывать, что иначе нельзя.

Самый простой вариант по насыщению кислородом легких мелких работодателей предложил «НИ» член комитета Госдумы по бюджету и налогам Валерий Гартунг. «При том, что нефтяные доходы от нефтегазового сектора только в этом году ожидаются на уровне более 1 трлн. руб., можно безболезненно покрыть выпадающие суммы от взносов», – считает депутат. Но ведь премьер Путин уже не раз просил правительство не надеяться на нефтяные сверхдоходы – их планируется полностью отправить на покрытие бюджетного дефицита. А министр Кудрин не далее как вчера предложил опять копить стабфонд.

В таком случае г-н Гартунг предлагает ввести единую ставку взносов для всех без исключения, «а то члены правления Сбербанка с 74 млн. годовой премии отчисляют в Пенсионный фонд не 26%, а всего 2%». Депутат уверен: если будут платить все поголовно, то и 20% взносов будет достаточно, чтобы вздохнули переработчики, транспортники, машиностроители и малый бизнес, наиболее пострадавшие от нововведения. На вопрос «НИ», почему государство взяло такой большой «тайм-аут» – до 2012 года и кто должен ответить за фактически признанную ошибку, Валерий Гартунг пояснил: «По Бюджетному кодексу внутри года нельзя менять налоговое законодательство, нужно дождаться нового финансового периода. Хотя, если бы это понадобилось нефтяникам, правительство бы сделало! А кто ответственен? Идею выдвигали Минздравсоцразвития и Пенсионный фонд, а решение принимал премьер… Хотели, конечно же, как лучше».

Официальной статистики по собираемости страховых выплат с начала года пока нет – квартальные отчеты покажут, что к чему. Однако что в них будет, можно предугадать. Ведь Фонд социального страхования еще в конце прошлого года, когда работодателям было уже ясно, что повышения взносов не избежать, потерял 5 млн.застрахованных. В этом году их количество должно еще увеличиться, уверены эксперты.

Принято считать, что главным пострадавшим от повышения взносов стал малый бизнес. Это, конечно, так, но есть один нюанс. «Торопиться правительству не нужно. Малый бизнес спасать тоже не нужно – он перестал «истерить» не потому, что умер, а потому, что ушел в тень, – рассказал «НИ» Александр Бречалов, вице-президент «ОПОРы России». – 34% налога немыслимы ни для начинающих бизнесменов, ни для их опытных коллег. Себестоимость их продукции не выдерживает никакой конкуренции с продукцией китайцев или турок, которые работают в совершенно других налоговых рамках. А для старт-аперов это вообще непосильно. Поэтому все вернулись в 90-е. И предпринимателям хорошо, и региональным банкам, и контролерам стало больше перепадать. Человеческий фактор – понимаете?»

В отличие от «малышей», которые мимикрируют дома, крупный бизнес уносит ноги подальше – в Чехию, Финляндию, Прибалтику, Казахстан и даже Германию. «Посмотрите на отток капитала – это ведь российские деньги бегут, – пояснил «НИ» Антон Данилов-Данильян, председатель Экспертного совета «Деловой России». – За первый квартал этого года их утекло 21,3 млрд. долларов, это на 6 млрд. больше, чем в прошлом».

«Малый бизнес правильно сделал, что «растворился», – заявил «НИ» Агван Микаелян, гендиректор центра «Финэкспертиза». – Он сам себе работодатель, поэтому ему деваться некуда. С ним поступают некрасиво, он вправе ответить тем же. А крупный производственный бизнес так не может. Я постоянно говорю, что нужно повышать не налоги, а налогооблагаемую базу. А для этого больше людей должны работать и получать достойную зарплату. Источник второй – безжалостное сокращение госаппарата. 5 млн. чиновников вполне можно освободить от должностей. Они давно стали бизнесменами, поэтому пусть сами себе платят зарплату, а с нее и налоги! Не нужно изобретать велосипед, ведь мы на нем ездим!» По подсчетам эксперта, 1 млн. долларов российского ВВП за определенный временной период зарабатывают 1100 человек из госуправления и 5,8 человека из энергетики. Чувствуете разницу? Третьим источником «правильных соцдоходов» финансист называет сокращение НДС при существующей ставке выплат в соцфонды. В общем, у правительства выбор есть.

Особая проблема – увязка пенсионных обязательств со взносами, которая имеет непосредственное отношение к проблеме долгосрочной устойчивости пенсионной системы. Эта тема пока ускользает от внимания экспертов и властей. Как рассказали «НИ» в Центре развития, в настоящее время пенсионная формула действует, исходя из облагаемого порога (463 тыс. руб. в год), превышение зарплат над этим уровнем не облагается взносами и не влияет на размер будущей пенсии. Если же при повышении облагаемого порога существенно увеличатся будущие пенсионные обязательства, проблемы ПФР только усугубятся. Поэтому изменения в части страховых взносов невозможны без согласованной корректировки других параметров пенсионной системы, отмечают эксперты. Успеет ли правительство к лету решить и эту задачу? Должно успеть – скоро выборы.

Опубликовано в номере «НИ» от 7 апреля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: