Главная / Газета 4 Апреля 2011 г. 00:00 / Экономика

Жизнь после смерти, или Как делается «бесхоз»

Михаил КРЮЧКОВ
shadow
У 56-летней москвички умерла мать. Все скорбные процедуры, слава богу, прошли штатно. Проблемы начались позже, когда настало время захоронить урну с прахом усопшей (еще при жизни она распорядилась, чтобы ее кремировали). Дочь по этому поводу не особенно тревожилась, благо есть место на Ясеневском кладбище, где уже похоронены ее отец и брат. То, что удостоверение на могилу было оформлено на мать, которой не стало, тоже казалось делом житейским – все мы, увы, смертны. Тем не менее женщина помимо всех необходимых в таких случаях документов, отправляясь на кладбище, взяла с собой оригиналы и копии свидетельства о рождении (чтобы подтвердить родство с умершей матерью) и свидетельства о браке (где указана ее девичья фамилия), надеясь, что могила будет переписана на нее.

Представитель кладбищенской администрации, цветущая дама, внимательно изучив все бумаги, сообщила: проблем с захоронением праха матери у москвички не будет, а вот переписать на нее место родственного захоронения нельзя. Для этого нужно документально подтвердить родство со всеми, кто в этой могиле лежит. В том, что убитая горем женщина – дочь своих родителей, сомнений нет, на то есть бумаги. А вот что она сестра своего брата, нужно еще доказать. И сделать это можно с помощью его свидетельства о рождении. А он, напомним, уже умер.

Беда в том, что семья именно этой бумаги в его документах обнаружить не смогла, а где она – спросить уже не у кого. Родился покойный, кстати, не в Москве, а в глухой сибирской деревне. Ничего, успокоила администраторша, обратитесь в Центральный архив, там сделают запрос и разберутся. А если не сделают – человека-то ведь уже нет? Тогда, мол, принесите нам справку, что вам не выдали справку. Но и в этом случае кладбищенские чиновники ничего не решат, а направят просительницу со всеми документами в ГУП «Ритуал», который и вынесет окончательный вердикт. Иначе нельзя.

Напоминания о том, что мать, когда хоронила сына, писала в администрацию того же кладбища заявление, в котором просила о погребении именно сына, а не чужого дяди, действия не возымели. Старушка, по словам чиновницы, могла похоронить рядом с мужем и соседа, и теперь его родственники тоже будут претендовать на это место. То, что у соседской родни нулевые шансы доказать родство с теми, кто лежит в этой могиле, а у заявительницы там отец, брат (с очень редкой, кстати, фамилией – такой же, как у нее в девичестве, и не менее редким отчеством), работницу погребального фронта, разумеется, не убедило. А на вопрос, кто же будет распоряжаться могилой, если бумаги на покойного брата выправить не удастся, женщине ответили просто: никто.

В этом коротком слове, возможно, и сокрыт смысл всей этой тягомотины. Нас много, и всем нам рано или поздно придется… Ну, что об этом рассуждать? А мест мало – жителей мегаполиса хоронят уже даже не в ближнем, а в довольно дальнем Подмосковье. На кладбища в черте города спрос фантастический, цены поражают воображение. Как еще подтянуть предложение к спросу? Ведь, строго говоря, никаких юридических отношений по поводу мест захоронения между нами и государством не существует. Выделенное место не передается ни в собственность, ни в аренду, всех бумаг на него – удостоверение, которое выписывается чиновником. Захочет – даст, не захочет – не даст.

Описанный выше казус, увы, не частный. Достаточно зайти на сайт ГУП «Ритуал», чтобы убедиться: проблем со «своими» могилами у граждан множество. Только отмодерированных и «отвеченных» вопросов «висит» несколько десятков. Люди, к несчастью, уходят в мир иной, а их родственники и потомки имеют обыкновение жениться, разводиться, переезжать в другие города и за границу, терять документы, наконец, тоже умирать. Хорошо, если на каждый такой случай есть бумажка, а если нет? В нашей истории речь идет о могиле, которой чуть больше 15 лет. Но ведь на старых московских кладбищах есть захоронения, которым десятки, сотни лет. Такие места передаются из поколения в поколение, и лежат там не только родители и братья, а деды и прадеды, их сестры, родственники разной степени близости.

Им ГУП «Ритуал» разъясняет: «При рассмотрении вопроса о получении права ответственности за могилу необходимо предоставить документы, подтверждающие родственные отношения заявителя к захороненным. Перечень таких документов может быть различным, в зависимости от степени родственных отношений заявителя к захороненным». Правда, при ответе на другую группу вопросов успокаивает: «Для осуществления ухода за местом захоронения документы не требуются», но (!) «для установки надмогильных сооружений необходимо иметь паспорт захоронения». Права, значит, администраторша: могила будет ничья.

На тот случай, если изложенные выше факты вдруг не подтвердятся, считаю необходимым уведомить граждан и организации: мне выпало несчастье быть свидетелем той истории на Ясеневском кладбище.

Автор – редактор отдела политики и экономики «НИ»

Опубликовано в номере «НИ» от 4 апреля 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: