Главная / Газета 17 Марта 2011 г. 00:00 / Экономика

Неподсудны по статусу

Главный объект антикоррупционной кампании в России – мелкие взяточники

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

В среду председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев сообщил, что в минувшем году за взятки было осуждено 1,9 тыс. человек, а всего в судах было рассмотрено 9 тыс. дел о коррупции. По версии властей, главные взяточники в стране – это врачи, учителя и милиционеры, именно они составляют большую часть осужденных. Независимые эксперты по этому поводу замечают: крупная коррупция у нас по-прежнему остается неподсудной.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
Выступая вчера в Совете Федерации, Вячеслав Лебедев сообщил, что к лишению свободы были приговорены 25% осужденных за взятки, 63% были лишены свободы условно, а еще 11,8% суды приговорили к штрафу. Помимо этого в качестве дополнительного наказания 43% осужденным было запрещено занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью.

Надо заметить, что озвученные г-ном Лебедевым цифры мало чем отличаются от статистики предыдущих лет. Так, к примеру, в 2009 году за взятки осудили 1,8 тыс. человек. И то, что через год их стало на 100 больше, явно не отражает ни масштабов, ни динамики опасного явления. Как сообщал в начале марта замначальника департамента экономической безопасности МВД России Александр Назаров, средний размер взятки, получаемой российскими чиновниками, в прошлом году в сравнении с 2009-м вырос более чем в 2,5 раза и превысил 60 тыс. рублей. Однако эксперты полагают, что и эти цифры занижены.

«В 2005 году Генпрокуратура оценила объем коррупционных сделок в стране в 250 млрд. долларов, – рассказал «НИ» депутат Госдумы Олег Шеин. – По сегодняшним деньгам это 7,5 трлн. руб. Очевидно, что с тех пор объем коррупции возрос, с этим никто и не спорит. Сегодня я бы оценил объем коррупционных сделок примерно в треть, если не в половину ВВП. Речь идет о 15–20 трлн. руб., при том что общий объем бюджета у нас порядка 9 трлн. руб. В сложившейся ситуации коррупция постепенно превышает объемы публичной экономики. Необходимо изменить систему наказаний».

На это в принципе нацелен принятый Госдумой в первом чтении президентский законопроект. Суть его в том, что за коммерческий подкуп, дачу и получение взятки, а также посредничество вводятся штрафы в размере до стократной суммы полученной мзды. Документ предусматривает градацию взяток и размера штрафа. Самая маленькая определяется размером до 25 тыс. руб., а самая большая – свыше 1 млн. По мнению Олега Шеина, идея здравая, но для решения проблемы этого маловато. «Закон хороший, однако также необходимо изменить и нынешнюю судебную практику, – говорит депутат. – Сегодня суды откровенно уводят коррупционеров от ответственности. Мы ведь знаем, кого сегодня судят: учителей, врачей и гаишников».

Слова депутата подтверждает и судебная статистика. По ранее озвученным Вячеславом Лебедевым сведениям Верховного суда, из всех осужденных лишь 2,7% были привлечены за взятку свыше 1 млн. руб. В то время как две трети понесли в прошлом году наказание за то, что «взяли на лапу» от 500 до 10 тыс. руб. Вчера картину дополнила председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, сообщившая, что чаще всего за получение взятки осуждаются врачи, сотрудники правоохранительных, контрольно-надзорных органов, а также преподаватели учебных учреждений. С одной стороны, в 30% случаев «брали» государственные служащие достаточно высокого уровня, но с другой – дела о получении взятки в крупном размере, относящиеся к подсудности Мосгорсуда, составили в прошлом году немногим более 9% от общего количества дел по этой статье обвинения. Тут одно из двух: либо уровень госслужащих все же недостаточно высок, либо ловят их на мелочах.

По словам г-жи Егоровой, дела о получении и даче взятки составляют в совокупности чуть менее 1,5% от общей массы всех рассмотренных московскими судьями уголовных дел. При этом мера наказания в более чем половине случаев – условный срок. Реальное лишение свободы назначалось в 25% случаев, а в 10% подсудимые отделывались штрафом. Директор Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл-Россия» Елена Панфилова делает из этого вывод: реально бороться с коррупцией у нас никто не собирается. «Никто не трогает большую коррупцию, – сказала «НИ» эксперт. – Да, в этом президентском законопроекте содержится много инновационных идей. Но даже самый прекрасный закон сам по себе бороться с коррупцией не может. Если он на практике применяться не будет, то количество дел, которые доходят до суда, будет продолжать оставаться таким же незначительным, как и сейчас».

Опубликовано в номере «НИ» от 17 марта 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: