Главная / Газета 1 Марта 2011 г. 00:00 / Экономика

Человека забыли

Власти считают реализацию национальных проектов успешной, независимые эксперты – провальной

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

Вчера в правительстве проходило селекторное совещание, посвященное итогам реализации национальных проектов. Власти оценивают результат положительно. По словам вице-премьера Александра Жукова, осуществление нацпроектов внесло существенный вклад в модернизацию ключевых сфер, которые имеют прямое отношение к качеству жизни граждан. Нацпроекты и модернизация оказались рядом в этой фразе явно не случайно: одно как бы вытекает из другого. Однако независимые эксперты с этим не согласны.

Чиновники считают, что приоритетные национальные проекты «внесли существенный вклад в модернизацию ключевых сфер, которые имеют прямое отношение к качеству жизни граждан».<br>Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
Чиновники считают, что приоритетные национальные проекты «внесли существенный вклад в модернизацию ключевых сфер, которые имеют прямое отношение к качеству жизни граждан».
Фото: ДМИТРИЙ ХРУПОВ
shadow
По их мнению, все четыре проекта продемонстрировали неэффективность государства, которое в результате предпочло сменить лозунги. Недаром власть в последнее время не очень-то о них и вспоминала. Последняя «новость» на официальном сайте «Приоритетные национальные проекты» датирована 18 мая 2009 года.

Напомним, что о национальных проектах было объявлено в 2005 году. Это была амбициозная программа роста «человеческого капитала». В качестве приоритетных направлений «инвестиций в человека» выделялось четыре сферы: здравоохранение, доступное жилье, образование и сельское хозяйство.

Если хочешь быть здоров

Вице-премьер Александр Жуков сообщил вчера, что благодаря нацпроекту «Здоровье» за последние 5 лет в России в 3,5 раза уменьшилась естественная убыль населения. Коэффициент младенческой смертности уменьшился почти на треть, на 13,4% снизился показатель материнской смертности. Более 10 тыс. клинических учреждений были оснащены современным диагностическим оборудованием, обновлено около 70% парка автомобилей «Скорой помощи», что позволило снизить время ожидания с 35 до 25 минут. В 2010 году смертность от травм на дорогах снизилась на 21%, от болезней системы кровообращения – на 11,4%, уровень потребления алкогольной продукции сократился на 4,5%, а доля курящих – на 7,6%. В 22 регионах страны строятся современные перинатальные центры.

Все это было сказано вчера. А две недели назад тот же г-н Жуков, выступая на Третьем общенациональном форуме «Здоровье детей – основа здоровья нации», сообщил, что на сегодняшний день более 70% российских роддомов нуждаются в ремонте и переоснащении современным оборудованием. Тогда он признал, что проблема организации медицинской помощи женщинам и детям сохраняется. Вице-премьер также сообщил, что существует проблема с укомплектованностью и уровнем профессиональной подготовки медицинских кадров. «Все эти задачи будем решать комплексно в рамках разработки региональных программ модернизации здравоохранения», – пообещал вице-премьер. И о нацпроекте тогда не было сказано ни слова: новые времена – новые программы.

Нарисуем – будем жить

В рамках проекта «Доступное жилье» планировалось к 2010 году увеличить объемы жилищного строительства в два раза. Также предполагалось, что доля населения, способного приобрести жилье, увеличится до 30%. Объем ипотечных кредитов должен был вырасти более чем на треть (до 151 млрд. руб.), а ставки – снизиться до 8% в 2008–2009 годах. Объемы кредитов действительно увеличились до 379 млрд. в 2010 году, но «виновата» тут не доступность, а цена жилья. В 2008 году, когда ипотека, казалось, начала расцветать, размер ставки в среднем был равен 12,7%. Сейчас это на круг 15% годовых. Поэтому эксперты называют этот проект абсолютно провальным.

Вице-президент Международной академии ипотеки и недвижимости Ирина Радченко убеждена, что ни одна из поставленных задач решена не была. «Хотя были колоссальные возможности, учитывая приток денег в бюджет, – сказала «НИ» эксперт. – Умудриться в самые благоприятные времена абсолютно не позаботиться о том, чтобы решить жилищную проблему россиян, это просто нонсенс. Абсолютно ничего сделано не было: ни по ипотеке, ни по доступности жилья, ни по увеличению объемов строительства».

Как напомнила «НИ» г-жа Радченко, еще в мае 2004 года был принят целый пакет законов, призванных сделать жилье более доступным. Поэтому, по ее словам, начинать отсчет реализации нацпроекта правильней с этого момента. Это была настоящая законодательная атака: в пакет входило около трех десятков самостоятельных законов и поправок в уже действующее законодательство. «Это был прорыв, рынок недвижимости тогда замер в ожидании: наконец, мы увидим масштабное строительство, – вспоминает г-жа Радченко. – Посыл был очень хороший, но кроме этого первого шага больше не было сделано ничего».

В рамках нацпроекта должна была также проводиться модернизация ЖКХ: предполагалось, к примеру, увеличить частные инвестиции в коммунальный сектор, а также хотя бы на 5% снизить износ коммунальной инфраструктуры. «Минрегион написал программу модернизации ЖКХ, и кто с тех пор что модернизировал? – возмущается президент Московской жилищной ассоциации Сергей Кузнецов. – О чем вы говорите? Все ждут, когда какие-нибудь инвесторы дадут сумасшедшие деньги или сами возьмутся за модернизацию. Чиновник никогда это на себя не возьмет – его потом еще прокуратура к ответу призовет». Как рассказал «НИ» специалист, «когда пишут программы, тот, кто пишет, сразу же начинает делить деньги», это, по его словам, «и есть основная задача программ». Оценки эксперта подтверждает прокурорская статистика: в прошлом году поступило более 8,8 тыс. жалоб и обращений граждан о нарушениях уголовного законодательства при реализации нацпроектов, из них 6,8 тыс. – о нарушениях в сфере обеспечения граждан доступным и комфортным жильем. В Генпрокуратуре отмечают: при расследовании таких дел следователи сталкиваются со сложностями, поскольку субъекты преступлений, обладающие административными функциями, создают «сложные и нестандартные» схемы реализации преступного замысла.

Конечно, признают эксперты, на реализацию нацпроекта повлиял кризис, но и без него, по их оценке, достижение поставленных задач было уже провалено.

Знание – сила

Нацпроект в сфере образования предусматривал создание двух новых федеральных университетов (Южного и Сибирского), на каждый из которых государство выделило по 3 млрд. руб., двух бизнес-школ, выделение грантов, поощрение лучших учителей, а также талантливых студентов и аспирантов, меры по дополнительному образованию военнослужащих. Очень много говорили о приобретении автобусов для общеобразовательных учреждений, расположенных в сельской местности, на это в 2006–2008 годах было выделено 3 млрд. руб. из федерального бюджета. Также в рамках проекта шло активное подключение школ к Интернету.

Президент Всероссийского фонда образования Сергей Комков убежден, что этот нацпроект оказался «мыльным пузырем, который был надут в предвыборных целях». «Ни одно его положение не было реализовано так, как декларировалось изначально, – сказал «НИ» эксперт. – Одной из задач этого проекта было улучшение системы обучения в сельских школах. Автобусы для них действительно закупили. Но, во-первых, они были плохого качества, во-вторых, никто не подумал, как конкретно пойдут дела на местах. Автобусы передали в регионы, но оказалось, что денег на их обслуживание просто нет. Надо платить водителю, покупать бензин, проводить ТО, ремонт – где на это взять средства? В результате техника зачастую стоит».

По словам г-н Комкова, точно так же реализовывались и многие другие положения проекта. К примеру, подключение к Интернету. «Компьютеры в сельские школы привезли, но забыли, что во многих из них часто отключают электричество и подключать этот компьютер некуда, – рассказал эксперт. – Задачи были поставлены амбициозные, но каждый год ассигнования на этот нацпроект снижались. В итоге просто пошумели и разошлись. Любой крупный проект нуждается в идеологии, то есть необходимо понимать, ради чего это делается, какие главные цели и задачи. Ничего из этого обозначено не было, что в итоге и привело к пустышному результату. Была идея просто вбросить какие-то деньги, чтобы всем показать, как мы заинтересованы в развитии образования, здравоохранения, конечный же результат, похоже, был не важен».

Не царское село

Аграрный проект был направлен на создание современного конкурентоспособного сельхозпроизводства, на стимулирование развития малых форм агробизнеса, на развитие животноводства и земледелия, а также на преодоление демографического кризиса в отрасли. Начнем с последнего показателя. Как признала вчера глава Минздравсоцразвития, смертность в наших селах на 13,4% выше, чем в среднем по России, а детская смертность – на 19,7%. Можно было и не продолжать, но мы продолжим.

По словам председателя центрального совета общероссийской общественной организации «Сельская Россия» Сергея Шугаева, эффект от осуществляемых программ все-таки был: без поддержки государства сельское хозяйство совсем бы развалилось. Основная же проблема реализации нацпроекта в этом сфере – низкая эффективность использования выделяемых государством средств. «Неэффективность начинается практически сразу, – пояснил «НИ» г-н Шугаев. – Между государством, производителем сельхозтехники и фермером встает банк, который, с одной стороны, является «инструментом» выделения денег, а с другой – совершенно лишнее и ненужное никому звено, которое зарабатывает «ни на чем», явно снижая доходность деятельности как фермера, так и производителя техники. Второй конкретный вопрос: кому выделять деньги? Конечно же, выделяют обычно крупным устойчивым хозяйствам. Почему? Потому что для местной власти, с которой потом спросят за эти деньги, лучше отдать их «понятным людям», чем человеку, который только хочет организовать свое хозяйство. Но это только «мелочи» во всей цепочке неэффективности».

Эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Олег Суханов отмечает, что во многом благие начинания в сельском хозяйстве подкосил финансовый кризис. «Он привел к тому, что все долгоиграющие инвестиционные проекты были фактически заморожены, – сказал «НИ» эксперт. – Поэтому за последние два сезона существенных изменений в лучшую сторону в отрасли не наблюдалось». Однако списывать все на кризис недальновидно. Председатель комитета Госдумы по экономической политике и предпринимательству Евгений Федоров считает, что национальные проекты уперлись в системную проблему. По словам депутата, тот тип экономики, который у нас есть, а именно сырьевой, создает одинаковые трудности во всех отраслях: нет новых технологий и конкуренции. «Последний фактор приводит к низкой производительности труда, низкой мотивации бизнеса и к тому, что бизнес просто не хочет использовать современные технологии, – говорит г-н Федоров. – Даже если он их и использует, он работает на них спустя рукава. Так что даже когда мы закупаем за рубежом самые современные комплексы, берем лучшие стада коров, они работают в России хуже и менее эффективно. По большому счету просто нет желания мобилизовываться на эффективную работу, и так все хорошо. Все это стоит на базе низкого развития рыночных отношений в российской экономике. Мы 20 лет строим рынок, а у нас земли всего 1% в рыночном обороте. Получается, что там рынка как такового нет. А ведь собственность – это основа для инвестиций. О каком подъеме можно говорить в такой ситуации?»

А теперь модернизация

Гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин полагает, что нацпроекты были предвыборным ходом. «С течением времени стало очевидно, что власти не намерены всерьез реализовывать эти проекты, – сказал «НИ» политолог. – При внешней финансовой насыщенности реально было сделано очень мало. Мне не хотелось бы указывать на коррупционную составляющую, хотя она очевидна при реализации этих проектов, но часть чиновников, которые принимали участие в дальнейшем развитии этой темы, судя по всему, сейчас чувствуют себя очень хорошо. Чтобы прекратить эту практику, проекты, как известно, были преобразованы в федеральные целевые программы (ФЦП). На этом, собственно, тема и была закрыта».

Эксперт кафедры публичной политики Высшей школы экономики Алексей Титков считает, что чистым пиаром эти проекты все же назвать нельзя. «В преддверии выборов надо было представить что-то более масштабное, чем обычные федеральные программы. А дальше получилось своего рода раздвоение реальности: для граждан это выглядело как новая инициатива, а для управленцев на местах все осталось по-прежнему. Но я бы не стал называть это чистым пиаром. Какая-то работа действительно проводилась. Тогда у правительства было достаточно денег, чтобы что-то дать гражданам. А теперь срок проектов вышел, поэтому сейчас все говорят о модернизации».

Опубликовано в номере «НИ» от 1 марта 2011 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: