Главная / Газета 14 Декабря 2010 г. 00:00 / Экономика

Кто крайний

Бизнес готовит несимметричные ответы на повышение ставок страховых взносов

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ

С Нового года ставка взносов пенсионного и социального страхования (бывший единый социальный налог – ЕСН) вырастет с 26 до 34%. Правительство таким образом надеется заткнуть огромную дыру в Пенсионном фонде с помощью бизнеса. Однако сами предприниматели крайними быть не желают. Судя по всему, послушно платить по высоким ставкам будут немногие. Малый и средний бизнес вернется к зарплатам в конвертах, а крупный во избежание дополнительных издержек станет сокращать работников. К тому же, как подсчитали специалисты, федеральный бюджет просто не получит необходимых средств, зато потребитель почувствует повышение цен, а экономика у нас вновь обретет нецивилизованный «серый» оттенок со всеми вытекающими для простых россиян последствиями.

Специалисты считают, что рост налоговой нагрузки может затормозить модернизацию.<br>Фото: AP
Специалисты считают, что рост налоговой нагрузки может затормозить модернизацию.
Фото: AP
shadow
Идею повысить ставку пенсионных и социальных взносов, прозвучавшую в конце 2008 года, когда кризис только-только разгорался, деловое сообщество встретило в штыки сразу же. В ответ власти обещали придумать компенсационные механизмы, которые позволили бы избежать роста общей налоговой нагрузки. Однако время шло, а никаких компенсаций никто так и не придумал. Единственным послаблением для бизнеса стало то, что повышение ставок, которое должно было состояться еще 1 января 2010 года, отсрочили на год. Недавно президент Дмитрий Медведев пообещал на два года оставить ставку 26% для малого бизнеса, работающего в производстве и социальном секторе, но это затронет лишь небольшое число предприятий. Так что для большинства работодателей до часа икс осталось меньше трех недель.

По экспертным оценкам, повышение ставки будет стоить отечественному бизнесу около 1 трлн. руб. в год. Выдержит ли он такую дополнительную нагрузку? Отнюдь не факт. Например, Герман Греф, возглавляющий сегодня крупнейший госбанк страны, уже подсчитал, что 34%, которые ему придется платить с фонда зарплаты, «полностью съедят» все, что банк наоптимизировал за 2,5 года, включая 15-процентное сокращение персонала. Так что в накладе останутся даже компании- киты. «Специфика крупного бизнеса в том, что он не сможет использовать схемы адаптации к новым условиям, которые возможны в среднем и малом бизнесе, например, перевод большей части заработной платы в «черную форму», – заметил по этому поводу «НИ» проректор ГУ-ВШЭ, директор Института анализа предприятий и рынков Андрей Яковлев.– У крупных предприятий официальная бухгалтерия, и там неформальные схемы применить тяжелее. Для них повышение социальных взносов означает повышение издержек, которое будет ухудшать их конкурентное положение на рынке». По словам эксперта, главный выход для крупного бизнеса – это оптимизация издержек, улучшение бизнес-процессов и повышение производительности труда. Но обратная сторона подобных действий всегда связана с сокращением числа занятых в расчете на единицу выпускаемой продукции. «Если компании хотят сохранить свои позиции на рынке, они будут вынуждены сокращать занятых», – убежден г-н Яковлев.

О том, что наш рынок труда после ударов кризиса все еще зыбок, говорят и независимые эксперты, и чиновники. Вряд ли новый выброс специалистов крупными компаниями станет для него благотворным. Надежд на то, что новые безработные пойдут в малый бизнес, еще меньше, чем в разгар кризиса. Ведь повышение ставок больнее всего ударит по малым предприятиям, которые пользуются упрощенной системой налогообложения, отчисляя пока на пенсионное страхование всего 14%. С Нового года их платежи вырастут почти в 2,5 раза. В этой сфере число «жертв» поистине огромно. По экспертным оценкам, стоящих на «упрощенке» МП по стране сейчас от 900 до 950 тыс. К ним можно добавить 3 млн. индивидуальных предпринимателей, которые вообще не платили страховые отчисления, а теперь будут это делать. По словам замдиректора департамента по законодательству Торгово-промышленной палаты (ТПП) РФ Дмитрия Фадеева, итогом повышения страховых взносов в этом секторе станет сокращение предпринимательской активности, уход в тень, возврат к зарплатам в конвертах, рост безработицы и нелегальной занятости. «Возрастет объем отчетности и число проверок малого и среднего бизнеса, проводимых теперь не только налоговыми органами, но и органами Пенсионного фонда и Фонда социального страхования», – предупредил «НИ» эксперт.

Вице-президент «ОПОРы России» Александр Бречалов уверяет, что иного пути как вернуться к «серым» зарплатным схемам у малого бизнеса просто нет. «Если бы кто-то подсчитал увеличение нагрузки на среднестатистическое предприятие, то он бы понял, что такой маржи в малом бизнесе, особенно если брать производство, просто нет. Малый бизнес даже не собирается «париться» по этому поводу, он просто вернется к старым традициям и схемам, – заметил он «НИ». – Это негативно скажется в первую очередь на бюджете страны из-за недополученных налогов. Общий вектор борьбы с коррупцией, который пытаются задать власти, тоже изменится, потому что дешевле и проще, чем платить повышенные взносы, будет договориться с налоговиками и милицией. Это будет негативно отражаться и на банковском секторе, поскольку вновь возникнет потребность в банках, обслуживающих «серый» рынок».

Вернуться в «тень», по словам г-на Бречалова, будет несложно. Достаточно записать сотрудникам не полный рабочий день, а половину или четверть. Это устроит всех, в том числе и проверяющие органы. «Если придут из налоговой, они что – будут доводить до суда дело о неуплате 50 тыс. руб.? Да лучше из этих 50 тыс. 20 тыс. в карман положить, и все, – убежден эксперт. – Поезжайте в какой-нибудь небольшой город, посмотрите в глаза и будущим проверяющим, и бизнесу, и вы поймете: там будет все нормально, все схлопнется. Мало того, сейчас все регуляторы потирают ладони – предстоит много работы, появляется больше возможностей».

Первый вице-президент «Деловой России» Александр Галушка рассказал «НИ» о результатах опроса предпринимателей о том, как они будут реагировать на повышение страховых взносов. «25% планируют повышать цены, 25% – уходить в «тень», 20% – сокращать работников и инвестиции и 15% – сокращать добровольные соцпакеты», – сообщил он. А заодно поделился еще одним способом, с помощью которого бизнес собирается уводить со света заработную плату. Дело в том, что взносы по ставке 34% платятся только с зарплаты до 415 тыс. в год, а все, что выше, налогом вообще не облагается. «За счет этого порога можно получать одному человеку огромную зарплату и никаких взносов не платить. То есть, например, вся зарплата (допустим, в несколько миллионов) идет одному директору, а потом он раздает ее в конвертах своим работникам», – пояснил эксперт.

25% компаний, планирующих повышать цены – это очень тревожно, особенно в условиях и без того высокой инфляции. Правда, некоторые экономисты надеются, что этому отчасти помешает открытый рынок, в частности, конкуренция с иностранной продукцией. Но и они рассматривают повышение социальных взносов как один из инфляционных факторов будущего года. К тому же, чтобы остаться в прежнем ценовом диапазоне, производители, как это часто бывает, станут экономить на качестве. Словом, потребитель останется в проигрыше.

Еще одна угроза – это потеря Россией привлекательности с точки зрения ведения бизнеса, особенно в сравнении с ближайшими соседями. «В Казахстане все основные налоги ниже, чем у нас, а единое экономическое пространство означает бестаможенный доступ производств, которые размещены в этой стране, на российский рынок, – отмечает Александр Галушка. – А теперь встаньте на позицию рационального инвестора, который видит, что там все налоги ниже и помимо этого принята программа форсированного индустриального развития, предусматривающая эффективные меры поддержки инвесторов. Повышая взносы, мы увеличиваем упущенную выгоду российской экономики. Все новые и прежде всего несырьевые производства, ориентированные на российский рынок, будут расти в Казахстане».

Но самое печальное то, что повышение страховых взносов отнюдь не решает проблему дыры в Пенсионном фонде. Это признал даже министр финансов Алексей Кудрин, сообщив, что в этом году на покрытие дефицита пенсионной системы федеральный бюджет истратит 1,116 трлн. руб. «После повышения страховых взносов в следующем году дефицит уменьшится на 875 млрд. руб., но с 2013 года он снова вернется к величине 1,1 трлн.», – сообщил министр. То есть эффекта повышения взносов хватит лишь на пару лет.

Бизнес считает, что ситуация еще хуже, чем думают власти. «Деловая Россия» подготовила обращение

премьеру Владимиру Путину, в котором приводятся расчеты, что получит федеральный бюджет. Непосредственный фискальный эффект от запланированного с 1 января повышения страховых взносов планируется в 1,8% ВВП в год. Однако если налоговая нагрузка полностью ложится на работодателя, то поступления по налогу на прибыль снизятся на 0,36% ВВП. А если переложить нагрузку на работника, сократятся поступления по подоходному налогу. Кроме того, государству самому придется платить по новым ставкам за многочисленных работников бюджетной сферы. Эти дополнительные расходы оцениваются в 0,4% ВВП. К этому можно добавить уклонение от уплаты налогов, предполагаемый объем которого составляет 0,5–0,7% ВВП. В чистом остатке – несколько десятых процента ВВП. Но и это еще не все, по оценке «Деловой России» и Института экономики переходного периода (ИЭПП) повышение ставки приведет к замедлению темпов роста ВВП на 0,7% в год, в результате итоговый фискальный эффект от предлагаемой меры будет близок к нулю.

Стоит отметить, что повышение ставок меньше всего скажется в сырьевых отраслях, где доля зарплат в общих издержках не так велика, зато сильно ударит по несырьевому сектору, в том числе по производству, сфере IT, новым инновационным проектам. Таким образом, выполнение задачи модернизации экономики и избавления от сырьевой зависимости только усложняется. По мнению экспертов, «момент истины» наступит в первой половине следующего года, когда негативные последствия повышения социальных ставок станут очевидны для всех. «Хотелось бы, чтобы власти не дожидались каких-то цифр и не обманывали себя и нас, а еще раз подумали о том, чтобы найти средства в другом месте, чтобы залатать дыру, – предлагает г-н Бречалов. – Давайте, например, сделаем так, чтобы в Москве 1 км дороги стоил не 250 млн. руб., а хотя бы половину. Если уменьшить объем воровства бюджетных средств, можно получить огромные дополнительные деньги. Мы все знаем, где дыра. Почему же все это должен оплачивать бизнес?»

Опубликовано в номере «НИ» от 14 декабря 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: