Главная / Газета 13 Декабря 2010 г. 00:00 / Экономика

Открой личико

Федеральная служба по финансовым рынкам определила порядок общения с инсайдерами

АНЖЕЛА ДРУЖИНИНА

В январе будущего года многострадальный закон «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком» вступает в силу. Однако он бессилен без десятка подзаконных актов, которые за оставшееся время должна разработать ФСФР. Одним из таких документов станет порядок формирования списков инсайдеров, который уже размещен на сайте ведомства.

Напомним, что итогом долгих и мучительных лет работы законодателей и чиновников стал закон, который определяет: инсайд – это точная и конкретная информация, которая не была ранее известна и распространение которой сможет оказать существенное влияние на цены финансовых инструментов, иностранной валюты и товаров. К такой информации относятся сведения, составляющие коммерческую, служебную, банковскую тайну, тайну связи в вопросе, касающемся информации о почтовых денежных переводах.

В число инсайдеров включены эмитенты и управляющие компании, хозяйствующие субъекты, занимающие доминирующее положение на рынке определенного товара в границах РФ, организаторы торговли, клиринговые организации, а также депозитарии и кредитные организации, осуществляющие расчеты по результатам сделок, совершенных через организаторов торговли. К ним потенциально относятся также профессиональные участники рынка ценных бумаг, федеральные органы исполнительной власти, региональные власти, органы местного самоуправления. Кроме того, инсайдерами могут оказаться руководители федеральных органов исполнительной власти, информационные агентства, осуществляющие раскрытие или предоставление информации, организации, которые присваивают рейтинги, а также физические лиц, имеющие доступ к инсайдерской информации. Примечательно, что органы прокуратуры выведены из-под действия этого закона.

Закон вводит уголовное и административное наказание за умышленное неправомерное использование инсайдерской информации. Эти статьи вступят в силу через три года. Поправки, которые вносятся в Уголовный кодекс, устанавливают штраф за манипулирование рынком в размере от 300 до 500 тыс. руб. или в размере дохода осужденного за 1–3 года. Альтернативным наказанием может стать лишение свободы на срок до четырех лет с наложением штрафа. Если манипулирование проводилось организованной группой и ущерб был причинен в особо крупном размере, штраф устанавливается в размере от 500 тыс. до 1 млн. руб. или в размере зарплаты осужденного за период от двух до пяти лет, срок лишения свободы – от двух до семи лет с наложением штрафа и запретом занимать определенные должности.

Кто может совершить преступление и что ему за это будет, более-менее ясно. А как человек или компания узнает о том, что они включены в список инсайдеров? Или, что не менее важно, станет ли этот список достоянием гласности, прежде всего – участников рынка, которым подобные сведения необходимы с профессиональной точки зрения? Причем срочно – чем быстрее, тем лучше. Если приказ ФСФР вступит в силу, списки инсайдеров необходимо будет передавать всем биржам в течение одного рабочего дня. Так же быстро организации должны будут уведомлять лицо, включенное или исключенное из списка. К спискам, которые подаются на биржи, необходимо будет предоставить письменное согласие граждан на обработку их персональных данных.

На бумаге все выглядит логично и серьезно, а на деле? Услышим ли мы в ближайшее время имена чиновников или трейдеров, ставших крезами за одну ночь при помощи инсайдерской информации? Сергей Хестанов, управляющий директор УК, сомневается. «В жизни инсайдерская информация, серьезно влияющая на рынок, встречается гораздо реже, чем об этом любят говорить, – рассказал он «НИ». – Разговоры об этом идут не первый год, но нужно понимать, что реально ею владеют не более 1% участников рынка. И у них-то как раз к разглашению этой информации нет мотива, так как они – собственники бизнеса». А вот невинных людей под машину этого закона попасть может много, считает специалист: все это может обернуться настоящими репрессиями против неугодных участников фондового рынка, которых можно обвинить в использовании инсайда только потому, что они крайне удачно торгуют.

Впрочем, зампред ФСФР Александр Синенко подчеркивал ранее, что закон посвящен в первую очередь тому, что нужно делать с инсайдерской информацией, как ее раскрывать, в какие сроки, а также какие ограничения накладываются на субъекта, владеющего ею. И только во вторую очередь вводит систему защитных и охранительных мер. «К примеру, в США в определенный день уполномоченное лицо докладывает о каком-то важном экономическом параметре. Эта информация существенным образом влияет на поведение инвесторов. Важно, что все узнают о ней одновременно. В нашем законе такой механизм тоже прописан, и именно через подобные нормы мы пытаемся системным образом урегулировать эти вопросы», – заявил он. Закон предусматривает, что должно быть предпринято для того, чтобы инсайдерская информация была своевременно раскрыта и как сделать так, чтобы ею не воспользовались единичные заинтересованные лица. Поэтому инсайдеров обязывают уведомлять о сделках с ценными бумагами своего эмитента. А санкции служат лишь дополнительным сдерживающим фактором.

«Без наведения порядка в сфере организованных торгов, без создания эффективного механизма противодействия использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком мы не сможем сформировать в России конкурентоспособный финансовый рынок, – подчеркнул «НИ аналитик независимого агентства «Инвесткафе» Кирилл Бушуев. – В США уже на следующий день после покупки «ПепсиКо» 66% акций «Вимм-Билль-Дан» стало известно о том, что бумаги были предварительно, до объявления этой сделки, скуплены группой заинтересованных лиц. Сейчас эти лица устанавливаются. У нас система не работает настолько четко, поэтому любые регулирования ФСФР ей пойдут только на пользу».

Опубликовано в номере «НИ» от 13 декабря 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: