Главная / Газета 11 Ноября 2010 г. 00:00 / Экономика

«Мы пришли в Россию всерьез и надолго»

Президент компании Emerson Process Management Стив СОННЕНБЕРГ:

ВАЛЕРИЙ ЯКОВ, Сан-Антонио, штат Техас, США

С недавних пор так называемый проект «Сколково» стал едва ли не единственным примером привлечения в Россию западных инвестиций для развития высоких технологий и сокращения «утечки мозгов». Вместе с тем весьма успешный опыт подобного инвестирования у нас существует уже не один год, причем не в избалованной иностранцами Москве, а в далекой провинции. Американская компания Emerson, один из мировых лидеров в области высоких технологий, создала в Челябинске Глобальный инженерный центр, в котором успешно трудятся наши ученые и инженеры. Активно привлекаются в Центр и наиболее талантливые студенты местного университета. Об уникальном опыте инвестирования в российские мозги на российской же территории рассказывает руководитель компании Стив СОННЕНБЕРГ.

Фото: ВАЛЕРИЙ ЯКОВ
Фото: ВАЛЕРИЙ ЯКОВ
shadow
– Господин Сонненберг, ваша компания ведет себя в России, прямо скажем – нестандартно. В то время, когда множество западных корпораций усиленно сманивают из нашей страны талантливые кадры, стимулируя бесконечную «утечку мозгов», вы вкладываете серьезные средства в развитие высокотехнологичного центра в Челябинске и активно поддерживаете талантливых студентов. Что это – дань моде, своеобразный отклик на призывы российских властей или целенаправленная политика по подготовке собственных кадров в естественных условиях? Намерены ли вы продолжать инвестирование проекта в условиях вялотекущего кризиса, из которого мы то ли выбираемся, то ли нет. И для чего вам вообще это надо?

– Emerson работает с Россией уже 15 лет. То есть 15 лет назад мы подписали соглашение с известной челябинской компанией «Метран», а 6 лет назад приобрели ее. Поэтому должен сказать, что на сегодняшний день у нас очень «глубокие корни» в России и созданный нами Центр трудится не только для нас, но и для вашей страны. Мы намерены продолжать набор сотрудников, будем принимать на работу в России, причем как в сферу развития технологий, так и в сферу производства, в службы продаж и маркетинга. Вместо экспорта продукции из Америки мы планируем производить ее в России и здесь же осуществлять локальную сборку. Многие виды продукции для нефтeперерабатывающей и газодобывающей промышленности мы уже производим в вашей стране, при этом запускаем производство и других изделий. В апреле будущего годы мы начинаем выпуск в России дополнительных моделей клапанов, расширим для этого наше производство в Челябинске, откроем там новую линию. Я приглашаю представителей прессы посетить это мероприятие, принять участие в специальной пресс-конференции и увидеть все своими глазами. Возвращаясь к вашему вопросу, хочу сказать: наша философия – это локализация. Поэтому в Китае (а в Китае у нас крупный бизнес) на наших предприятиях работают местные инженеры, там же мы разрабатываем и производим нашу продукцию. В России у нас такая же стратегия. Мы хотим производить в России, мы хотим заниматься разработкой продукции в России, и при этом брать на работу российских инженеров-технологов и ученых, которые могли бы делать это. Мы создали Глобальный инженерный центр в Челябинске, а также подразделение для разработки программного обеспечения в Санкт-Петербурге. Там российские инженеры и ученые работают над программами, причем не только для России, но и для других стран мира. Наши инвестиции уже дают свои плоды, и нам было бы исключительно приятно получить те же привилегии, которые российское правительство обещает компаниям, намеренным прийти в «Сколково». Мы уже давно пришли в Россию, давно инвестируем и готовы работать здесь всерьез и надолго.

– В нашей стране очень внимательно следят за состоянием экономики в Соединенных Штатах, полагая, что если США выходят из кризиса, то, значит, и в России, возможно, тоже начнется постепенный подъем. Одним из последствий кризиса были массовые увольнения сотрудников в различных структурах, причем не только отечественных. Что происходило у вас в компании? Вы сокращали людей, и если да, то намерены ли теперь вновь расширять штаты, повышать зарплату? Если судить по вашему отчету на международной конференции в Сан-Антонио, то уже с конца 2009 года наблюдается стабильный рост Emerson. Означает ли это, что вы уже оттолкнулись от дна и теперь будете только подниматься?

– В своей презентации я показывал диаграмму, на которой наш объем заказов сначала резко снижался, а затем быстро увеличивался. У нас был очень хороший рост до кризиса, но затем началось снижение. Это снижение закончилось в декабре прошлого года. Объем заказов снова стал расти. Поэтому, по моим оценкам, к концу этого года мы вернемся на прежний уровень. В период снижения объема заказов мы сокращали наших сотрудников в России, в Соединенных Штатах Америки, в Европе и в других мировых регионах. Но с прошлого года, когда рост возобновился, мы снова начали принимать на работу не только в России, но и в других странах. Я достаточно оптимистичен по поводу будущего роста рынка. Примерно 60% нашего бизнеса связано с рынком энергоресурсов. Когда я говорю «энергоресурсы», я имею в виду нефтегазовую, нефтеперерабатывающую и энергетическую отрасли. Если смотреть глобально, то спрос на энергоресурсы продолжает расти, а значит, продолжается истощение запасов нефти и газа, что требует дополнительных инвестиций. Поэтому я думаю, что в мировом масштабе спрос на энергоресурсы будет дальше способствовать росту мировой экономики. Если взять отдельно Россию, здесь нефть и газ занимают исключительно важное место. Я очень оптимистичен по поводу дальнейшего роста экономики России, и поэтому мы продолжим свои инвестиции в вашу страну. По мере того как добыча нефти и газа усложняется в связи с техническими проблемами, холодным климатом, более глубокими скважинами, добычей на шельфе – требуются более совершенные технологические решения, и мы предоставляем большой выбор таких решений. Наш штат в России – 1500 сотрудников. Для нас и для меня лично очень важно добиться того, чтобы нас воспринимали как местную российскую компанию, в которую были удачно вложены инвестиции, поскольку я знаю, сколько средств и сил вложено в развитие компании. С моей точки зрения, это дает нам преимущества, поскольку наши инвестиции эффективны. Они, возможно, не так заметны, как у компаний, работающих в Москве, но для развития регионов это исключительно важный вклад. Также хотел бы отметить, что мы оказываем поддержку местному Южно-Уральскому государственному университету, создали там лабораторию, вложив порядка 300 тысяч долларов, размещаем там свое оборудование. Мы выдаем стипендии и гранты талантливым студентам, приглашаем их к себе на практику уже с первого курса вне зависимости от того, намерены ли они впоследствии работать в нашей компании, или выберут себе другое поприще. Таким образом, мы инвестируем не только в производство и обучение инженеров, но и в российскую высшую школу, у которой всегда был очень высокий авторитет в мире.

Вице-президент Emerson Process Management в СНГ и Турции Иохан Вандерплатц лично проводил для журналистов из России экскурсию по выставке достижений капиталистического хозяйства.
Фото: Фото: ВАЛЕРИЙ ЯКОВ
shadow – Многие западные компании в той или иной форме сетуют на удручающий уровень коррупции, который серьезно осложняет их деятельность в нашей стране. Российский термин «откат» сегодня хорошо известен бизнесменам различных стран. Приходилось ли вашей компании сталкиваться с этой проблемой, и как вы ее решали?

– Что касается коррупции, вы правы – это действительно серьезная проблема. Но для нас она не стала преградой, потому что мы от нее дистанцируемся. У нас очень четко отлаженный процесс принятия заказов, а также изучения контрагентов или заказчиков. Мы задаем им довольно много вопросов относительно деятельности их компании, и если они не могут выполнять наши процедуры и предоставлять нам эту информацию, мы не ведем с ними бизнес. Я знаю, что таким образом мы теряем часть заказов в России, но зато все наши сделки чисты. Проблема, о которой вы говорите, значительно шире, чем просто деятельность нашей компании. Она касается общего восприятия России в мире, коррупция становится препятствием для многих компаний и, естественно, мешает ведению бизнеса. Но мы видим те усилия, которые предпринимает Москва в борьбе с этим безусловным злом, и верим, что поддержка и инициативы со стороны вашего правительства помогут решить эту социальную проблему.

– Если ваш опыт работы в России столь успешен и вы не сожалеете, что вложили серьезные средства и в приобретение «Метрана», и в создание Глобального инженерного центра, то не планируете ли вы расширять свое присутствие в нашей стране и приобретать новые компании?

– Я видел много разных российских компаний, и когда анализировал их более детально, то сталкивался с неточной информацией о том, кто является реальным владельцем, каково финансовое состояние, как они платят налоги – все это было не очень прозрачно. Под прозрачностью я подразумеваю ведение честной финансовой отчетности, этичное ведение бизнеса и этичное отношение к работникам. Для нас это принципиально важно. Поэтому мне приятно подчеркнуть, что мы очень довольны приобретением «Метрана», у которого была отличная репутация. Мы не ошиблись, а все финансовые прогнозы, которые мы составили с целью обоснования покупки компании, превысили наши ожидания. Более того, я думаю, в будущем будут приобретены еще несколько российских компаний.

– Компания Emerson активно набирает вес и по оборотам, и по инвестициям, и по своему присутствию во множестве стран мира. Не опасаетесь ли вы того, что в один печальный момент можете утратить управляемость столь глобальной структурой, особенно в таких странах с непредсказуемым будущим, как Россия?

– Вы задали очень хороший вопрос. Уверяю вас, что сделаю все от меня зависящее, чтобы этого не случилось. Мы действительно развиваемся очень активно, но в Emerson довольно жесткий процесс стратегического планирования и бюджетирования. Сегодня нет никаких предпосылок опасаться, что наш бизнес выйдет из-под контроля. Мы осуществляем стратегическое планирование, в процессе которого уделяем внимание тому, насколько мы можем увеличить продажи и долю на различных рынках, предлагая различные технологии, при этом рассматриваем все как единое целое. Кроме того, мы очень тщательно оптимизируем производственные затраты. Мы очень внимательно работаем с персоналом, оценивая эффективность своих сотрудников, повышая их образование и профессионализм. Мы ведем очень строгий финансовый учет, и сторонние аудиторские фирмы проверяют нашу отчетность на предмет полной прозрачности и достоверности информации. В финансовом отношении Emerson – очень стабильная холдинговая компания, в состав которой входят различные бизнес-платформы. Среди них на долю платформы Process Management приходится 25% всего нашего бизнеса. Кроме того, у нас есть бизнес-платформы, специализирующиеся в сфере климатических технологий, решений для дата-центров, инструментов, бытовой техники… Я говорю это, поскольку экономические циклы платформ отличаются. И если для одной из бизнес-платформ год оказался не очень удачным, то другие компенсируют ее убыток. Это значит, что компания в целом экономически сильная, растущая и стабильная. Я думаю, это очень важно. Поэтому мы спокойно работаем в самых разных регионах планеты. И не видим никаких оснований для того, чтобы беспокоиться за будущее наших проектов в России.


На ежегодную конференцию, организованную компанией Emerson в Сан-Антонио, приехали не только тысячи менеджеров и партнеров компании из десятков стран, но и представители ведущих мировых СМИ. Российскую прессу на конференции представляли генеральный секретарь конфедерации журналистских союзов Ашот Джазоян и руководители трех изданий – газет «Новые Известия», «Известия» и «РБК daily». Неформальные встречи с руководством корпорации, дискуссии, обмен опытом, изучение технологических новинок компании на развернутой здесь же выставке – все это составляло насыщенную программу конференции.

СПРАВКА «НИ»
Корпорация Emerson была основана в 1890 году и сейчас является мировым лидером в области разработки технологий и внедрения инновационных решений для различных областей промышленности благодаря таким подразделениям, как Process Management, Network Power, Industrial Automation, Climate Technologies и Professional Tools и другим. Располагая 255 производственными площадками в разных точках земного шара и имея коммерческие представительства более чем в 150 странах, предлагает технологическую продукцию и услуги на рынках по всему миру. Численность персонала компании превышает 140 000 человек, а уровень продаж за 2010 финансовый год составил 21 миллиард долларов.

Опубликовано в номере «НИ» от 11 ноября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: