Главная / Газета 1 Сентября 2010 г. 00:00 / Экономика

«Европарк» раздора

Борьба за акции торгового центра может вылиться в политический скандал

ВЛАДИМИР ПОСПЕЛОВ

Разгорающийся вокруг многофукционального торгового комплекса «Европарк» скандал, похоже, вышел за рамки делового сообщества и приобрел явный политический подтекст. На днях один из акционеров этого комплекса Виталий Смагин направил в Генпрокуратуру РФ заявление с просьбой возбудить уголовное дело в отношении депутата Госдумы РФ от Либерально-демократической партии России Ашота Егиазаряна. Бизнесмен обвиняет нардепа в хищении принадлежавших ему 20% акций владеющего «Европарком» ЗАО «Центурион альянс» стоимостью 30 млн. долларов. Понятно, что это бросает серьезную тень как на ЛДПР, так и на ее лидера Владимира Жириновского. Стоит добавить, что это далеко не первый скандал, в котором оказался замешанным депутат Егиазарян.

Один из крупнейших столичных ритейл-проектов, торгово-развлекательный комплекс «Европарк» (Рублевское шоссе, д. 62) площадью в 86 тыс. кв. метров появился в 2005 году в каком-то смысле благодаря знакомству акционера ЗАО «Центурион Альянс» Виталия Смагина и депутата Госдумы от фракции ЛДПР Ашота Егиазаряна. Собственно, со строительства «Европарка» их деловое партнерство и началось. Самому Смагину в «Центурион Альянс» принадлежало 20% акций. Остальные 80%, как он рассказал газете «Коммерсантъ», были распределены между подконтрольными Егиазаряну структурами и его деловым партнером Дмитрием Гаркушей (73 и 7% соответственно). Последний на тот момент был управляющим ООО «Даев Плаза» и гендиректором ООО «Декмос», на балансе которого находится реконструируемая гостиница «Москва». Эти компании так и остались бы широко известными в узких деловых кругах, если бы не следующий факт: обе они фигурируют в уголовном деле, которое МВД России возбудило в 2009 году по факту хищения «неустановленными лицами» 87,5 млн. долларов, выделенных на реконструкцию «Москвы». Прошлым летом об этом много писали в центральной прессе, и на возможную причастность к махинациям следователи проверяют руководство участвующего в реконструкции гостиницы ЗАО «Декорум», владеющего 51% акций «Декмоса».

Похоже, в сферу коммерческих интересов депутата Егиазаряна входит не только ритейл, но и гостиничный сектор. Виталий Смагин утверждает, что через подконтрольные фирмы, в том числе ЗАО «Декорум», Ашот Егиазарян участвовал в проекте по реконструкции «Москвы». Понятно, что все масштабные проекты в строительстве реализуются на привлеченные средства, составляющие существенную долю инвестиций. Такой проект, как гостиница «Москва», требует колоссальных средств от его участников. Разумеется, нуждался в заемных средствах и участник проекта Егиазарян (вернее, подконтрольные ему компании-участники, сам-то он депутатскую деятельность совмещать с коммерческой по закону не может). И он придумал схему получения кредита в солидном банке, уникальность которой состояла в том, что деньги получали его структуры, а имущество в залог банку отдавалось чужое. Он ведь депутат, а какое у народного избранника может быть имущество, кроме приобретенного на «скромную» депутатскую зарплату? Адвокат Смагина Рубен Маркарьян рассказал, что в 2006 году Егиазарян обратился к его клиенту с предложением продать ему 20% акций «Центурион Альянса». «Как он объяснил, все акции «Центурион Альянса» понадобились ему для залога в Deutsche Bank, где якобы его фирма должна была получить кредит в 100 млн. долларов на реконструкцию «Москвы», – рассказал Виталий Смагин «Коммерсанту». Егиазарян сообщил партнеру, что банк готов выдать кредит, но обеспечением кредита должны стать 100% акций ЗАО «Центурион Альянс» и все имущество находящегося у него на балансе «Европарка», продолжает Смагин. Схема Егиазаряна, представленная Смагину как уже одобренная банком, казалась ему прозрачной: Смагин и прочие акционеры продают свои акции кипрской компании «Доралин», после чего 100% акций «Доралин» приобретает компания «Тафтс», зарегистрированная на Британских Виргинских островах. В «Тафтс» акции должны были быть распределены в таких же долях, как и в «Центурион Альянсе». Смагин поддался не сразу, но в итоге, как он сам теперь говорит, согласился передать свои акции компании «Доралин» на один год с условием, что сохранит контроль над своим имуществом через участие в фирме «Тафтс». В подтверждение честности своих намерений Ашот Егиазарян якобы пообещал Смагину передать на временное хранение в банк свои 73% акций «Тафтс», которые, если проект не будет реализован, Смагин сможет продать (стоимость акций составляла более 100 млн. долларов). Ни о каком подвохе Смагин и подумать не мог – ведь гарантом обязательств акционеров друг перед другом выступил Deutsche Bank.

То, что обещания и действия Ашота Егиазаряна сильно разойдутся в реальной жизни и что из партнера Виталий Смагин превратится в жертву ловких манипуляций с его акциями, очень напоминающих действия, квалифицируемые УК РФ как мошенничество, станет очевидно для него в 2009 году, когда разразился скандал с пропажей денег, выделенных на реконструкцию «Москвы». Когда за дело взялся Следственный комитет МВД РФ, немецкий банк потребовал от заемщиков вернуть кредит. «Акционеры «Центурион Альянса» имели преимущественное право выкупить кредит Deutsche Bank и заложенное имущество, однако я не мог им воспользоваться», – говорит Виталий Смагин. Выяснилось, что подтверждающие документы на 73% акций компании «Тафтс», которые Егиазарян обещал передать на временное хранение в банк с правом их продажи Смагиным, в Deutsche Bank не поступили. Как пишет газета РБК-daily, в начале 2009 года Deutsch Bank признал выданный кредит дефолтным и решил реализовать его на рынке: «В конце прошлого года банк нашел покупателя проблемной задолженности с довеском в виде «Европарка» – им выступила группа «Ташир», которая согласилась заплатить за актив 60 млн. долларов. Сделка по выкупу 100% акций ЗАО «Центурион Альянс» была закрыта в начале 2010 года». ЗАО «Центурион Альянс» к тому времени являлось полным банкротом, обанкротило его, как считает Смагин преднамеренно, ООО «Даев Плаза», управляющим которой был партнер Егиазаряна Дмитрий Гаркуша. Последним ударом Смагину ниже пояса стала пришедшая весной 2010 года выписка из бюро регистрации независимых акционерных компаний Кипра, куда он отправил запрос. В документе говорилось о том, что компанией «Тафтс» уже владеют две другие компании и что Виталий Смагин среди ее акционеров не значится. После такой новости ему не оставалось ничего другого, как обратиться за помощью в правоохранительные органы.

Между тем сам депутат Егиазарян, хоть и обладающий депутатским мандатом и прилагающимся к нему статусом депутатской неприкосновенности, видимо, не исключал такого хода событий. Через своего представителя народный избранник уже сообщил СМИ, что также направил в Генпрокуратуру РФ заявление – о привлечении господина Смагина к уголовной ответственности за клевету и ложный донос.

Следует отметить, что история с «Европарком» – далеко не первый скандал с участием Ашота Егиазаряна. Впервые его имя появилось в СМИ в публикациях о банкротстве «Уникомбанка» в 1998 году. Банк рухнул, не вернув 352 млрд. рублей, полученные в виде внутреннего валютного займа из бюджета Московской области (не исключают, что деньги вывели на счета оффшорных компаний). Егиазаряна называли одним из инициаторов банкротства «Уникомбанка». Просуществовавший с 1993 по 1997 год «Московский национальный банк», в котором находились счета Минобороны, Росвооружения, Генпрокуратуры, ежегодно прокручивал свыше 1,2 трлн. руб. бюджетных заработных плат, выдавая их сотрудникам с месячной задержкой. Осенью 1997 года из банка выводятся 150 млн. бюджетных долларов на счета, открытые на острове Науру, после чего он закрывается. Автором комбинации также называли Егиазаряна. Сам депутат категорически отрицает свое участие в скандальных бизнес-проектах, как и свою причастность к истории с показом по всем каналам ТВ записи с «человеком, похожим на генпрокурора» в 1999 году. Тогда в СМИ появилась информация, что компрометирующая Юрия Скуратова запись якобы была сделана на квартире, принадлежавшей брату Ашота Егиазаряна Сурену. Так что если судить по имеющимся в распоряжении журналистов фактам, репутацию Ашота Егиазаряна нельзя назвать незапятнанной. Когда имя одного и того же человека регулярно всплывает в громких скандалах, это поневоле наводит на вполне определенные мысли и выводы о том, что, сидя в депутатском кресле, он занимается непрофильными для народного избранника делами чаще, чем законотворческими. Очевидно, что подобные истории – удар по имиджу ЛДПР и ее бессменного лидера Владимира Жириновского, позиции которого сегодня уже нельзя назвать очень прочными. Впрочем, выводы должны сделать правоохранительные органы на основе конкретных фактов, которых, судя по всему, уже достаточно в их распоряжении.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 сентября 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: