Главная / Газета 17 Августа 2010 г. 00:00 / Экономика

Когда дым рассеется

С чиновников, не защитивших граждан от последствий природных аномалий, можно требовать компенсации морального вреда

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

Власти приступили к выплатам компенсаций жителям населенных пунктов, пострадавшим от пожаров: по 200 тыс. руб. на человека. На строительство жилья для погорельцев государство планирует потратить 6,5 млрд. руб. Все это должно как-то сгладить материальные потери граждан, попавших в беду. Однако есть еще и моральная сторона вопроса. Главный виновник несчастий, конечно, природа, но ведь люди терпели и моральные страдания, в том числе по вине чиновников, которые что-то упустили, где-то недоглядели, в чем-то проявили явную нерасторопность. По мнению юристов, судебная перспектива у дел, касающихся компенсации морального вреда, есть.

Государство поможет погорельцам материально, а за возмещение морального вреда они должны бороться сами.<br>Фото: ИГОРЬ РОТАРЬ
Государство поможет погорельцам материально, а за возмещение морального вреда они должны бороться сами.
Фото: ИГОРЬ РОТАРЬ
shadow
Уроки нынешних природных аномалий нам еще предстоит усвоить. Однако одно уже ясно: власти к ним были не готовы, а когда пришла беда, проявили нерасторопность. Зачастую людям приходилось самим тушить пожары, а в задымленных городах гражданам никто толком не объяснял, как надо себя вести. Из-за жары многим становилось плохо в общественном транспорте, в столичном метро были даже зарегистрированы случаи смерти. Серьезный «разбор полетов» еще впереди, в том, что он состоится на самом высоком уровне, вряд ли есть сомнения. Однако в нем могут поучаствовать и простые граждане, которые не понесли материальных потерь, но сильно пострадали морально.

Юрист Мария Свиридова считает, что они могут подать в суд с требованием о возмещении моральной компенсации. «В данном случае речь идет о возмещении убытков, причиненных некачественным оказанием услуг», – пояснила она «НИ». Правоведы полагают, что и в других случаях, связанных с аномальной жарой и ее последствиями, есть судебные перспективы. Например, если власти не предупредили, что надо вывозить детей из задымленных районов. Правда эксперты оговариваются: доказать это будет очень сложно.

«Если в конкретном случае будет доказано, что в результате неисполнения чиновником какой-либо обязанности (например, обязанности оперативно информировать население о возникшей чрезвычайной ситуации, пожаре и о мерах по обеспечению безопасности населения) гражданину был причинен моральный вред, такое требование может быть удовлетворено, – сообщил «НИ» старший юрист ГК «Крикунов и партнеры» Олег Зайцев. – Однако доказать это крайне непросто. Исключение могут составлять только совсем уж вопиющие случаи, когда очевидные нарушения должностных обязанностей привели к соответствующим последствиям». Однако попытаться все же стоит. Особенно с учетом того, что в последние годы в России иски о возмещении морального вреда получили весьма широкое распространение.

Как рассказал «НИ» юрист по арбитражным делам МКА «Николаев и партнеры» Павел Карпенко, обратиться в суд с требованием о компенсации морального вреда можно, если гражданину причинены физические или нравственные страдания. К примеру, если вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности или в результате его незаконного осуждения. Также в суд обращаются в случае распространения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, в случае нарушения прав автора или прав потребителя. По словам г-на Карпенко, все эти нарушения происходят достаточно часто, и наиболее распространены иски, связанные с проблемами потребителей, например при покупке некачественных товаров, выполнении работ и услуг. Работы и услуги чиновника тоже подлежат оценке. Правда, в данном случае размеры требований невысоки. По словам юриста, речь чаще всего идет о суммах в среднем от 5 до 15 тыс. руб.

Олег Зайцев, в свою очередь, отмечает, что компенсация морального вреда при причинении тяжкого вреда здоровью может составить как 50 тыс. руб., так и 100 тыс. руб. Естественно, в случае тяжкого вреда здоровью или вообще смерти человека суммы увеличиваются. «Моральный вред, причиненный в результате смерти родственника, в зависимости от обстоятельств может быть компенсирован суммой как в размере 400 тыс. руб., так и вдвое большем размере», – констатирует г-н Зайцев.

«При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства, – рассказал Павел Карпенко. – Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости». Иными словами, законом точных размеров компенсации не установлено, суммы взыскиваются в зависимости от обстоятельств и оценки судом конкретного случая. К примеру, при незаконном осуждении суммы компенсации доходят до 3 млн. руб. Но бывают и обратные ситуации.

Несколько лет назад следственные органы возбудили в отношении антифашиста из Ижевска Александра Мезенова уголовные дела по статьям «Хулиганство» и «Грабеж», в течение года подозреваемый находился под подпиской о невыезде, а потом уголовное преследование было прекращено как незаконное и необоснованное. Он обратился к Министерству финансов России с иском о компенсации морального вреда, потребовав выплатить ему 500 тыс. руб. Однако суд оценил моральные страдания г-на Мезенова… в 500 руб. «Проблема в том, что все это абсолютно непредсказуемо, суд по аналогичным делам может присуждать разные суммы, – комментирует ситуацию Мария Свиридова. – Судьи опираются на свои внутренние убеждения, и предсказать, сколько в итоге назначат, невозможно. У меня у самой был случай, когда по одному и тому же делу в двух инстанциях назначили разные суммы. В суде первой инстанции судья взыскала 5 тыс. руб., а другая – уже 10 тыс., хотя ничего не изменилось».

Да и доказать, что вам действительно был причинен моральный вред, повторим, не так просто, даже если все факты, как говорится, налицо. «Опять же могу вспомнить случай из собственной практики, когда у человека была справка о том, что у него случился инсульт в результате пользования товаром, – рассказала г-жа Свиридова. – Но судья сказал: неужели вы думаете, что я поверю, будто инсульт был перенесен именно из-за этого товара? В итоге компенсация составила 500 руб.».

Есть и еще один фактор. Одно дело – требование компенсации за некачественный товар, и совсем иное – за незаконное уголовное преследование. В последнем случае вы судитесь с государством, и здесь нужно приготовиться к самому худшему. Как рассказал «НИ» правозащитник Валерий Борщев, зачастую незаконное осуждение это и есть результат нежелания государства выплачивать компенсацию. «Судья видит, что оснований для вынесения обвинительного заключения нет, в итоге он назначает человеку срок, который тот уже отсидел в СИЗО, – рассказывает правозащитник. – Причина проста: в противном случае придется платить компенсацию. Это сговор судебной системы со следствием, и это самое вопиющее безобразие. Во всех ситуациях, когда государству в лице госчиновников надо нести какую-то ответственность, они обороняются и стоят насмерть».

Судиться с государством и его представителями действительно непросто. Особенно если иск подан ими. Это блестяще доказал столичный градоначальник Юрий Лужков, который еще ни разу не проиграл в суде ни одного дела, связанного с защитой чести и достоинства. Подсчитано: на счету мэра Москвы более 50 побед по искам, связанных с распространением порочащих сведений. Среди громких побед, например, взыскание с писателя и оппозиционера Эдуарда Лимонова и радиостанции «Свобода» по 500 тыс. руб. в качестве компенсации морального ущерба за выступление политика в эфире радиостанции. Борис Немцов пострадал из-за своего доклада «Лужков. Итоги», он умудрился проиграть сразу два суда: самому Юрию Лужкову и супруге столичного мэра. Градоначальнику он должен 500 тыс. руб., Елене Батуриной – 60 тыс. Другой политик Борис Надеждин и партия «Правое дело» должны выплатить мэру 50 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда опять же за «не соответствующие действительности и оскорбляющие честь» г-на Лужкова высказывания. В апреле нынешнего года мэр и московское правительство отсудили у лидера ЛДПР Владимира Жириновского по 500 тыс. руб. за то, что он назвал мэрию источником коррупции. Однако власти снова подали в суд на политика, теперь они требуют компенсации в размере 63 млн. руб.

Что интересно, с годами суммы только растут. К примеру, губернатор Кемеровской области Аман Тулеев в 2003 году обратился с иском к местной газете «Край» о взыскании с издания и его обозревателя по 1 млн. руб. в качестве морального вреда. Поводом для искового заявления стала публикации о тарифах на электроэнергию в Кузбассе. Суд удовлетворил иск частично, взыскав со СМИ 400 тыс. руб., с журналиста – 50 тыс. В дальнейшем кассационная инстанция областного суда еще в несколько раз снизила размер компенсаций. Спустя несколько лет г-ну Тулееву удалось отсудить у лидера коммунистов Геннадия Зюганова в качестве компенсации морального вреда уже 450 тыс. и 500 тыс. руб. сразу по двум делам. В целом же, по словам Павла Карпенко, при распространении порочащих сведений в СМИ суммы доходят и до 10 млн. долл., если это касается крупных компаний. «Если это физические лица, то я слышал о суммах в 1 млн. долларов, но это должны быть серьезные необоснованные обвинения в преступлениях, опубликованные в СМИ», – говорит юрист.

Иными словами, если чиновник подал на вас в суд, вы почти наверняка будете платить. А вот если вы пытаетесь засудить чиновника, даже если он допустил вопиющую халатность из-за чего пострадали люди, нет никаких гарантий, что час расплаты придет. «Это системная болезнь нашего правосудия, – говорит Валерий Борщев. – Правосудие не на стороне гражданина, а на стороне государства. Получить деньги с властей очень и очень непросто, они готовы на все, чтобы этого не допустить». Но пробовать нужно, отмечают и юристы, и правозащитники. А если не получится, можно дойти и до Страсбурга. Но для этого надо сначала пройти все судебные инстанции в России.


В ШВЕЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ МОЖНО «ОПЛАТИТЬ»
Во времена викингов любой ущерб, причиненный человеку, будь то кража курицы или лишение его жизни, имел денежное выражение. Заплатил потерпевшему или его близким установленную законом сумму – и обвинение с тебя снято. Частично древний порядок переняла сегодняшняя Швеция, где существуют расценки расплаты за совершенные преступления. Оскорбление оценивается в сумму от 5 до 300 тыс. крон (500–30 тыс. евро), изнасилование – 75 тыс. крон (7,5 тыс. евро), если при этом потерпевшая испытала боль, накидывается еще 10 тыс. крон. Попытка убийства обойдется злоумышленнику в 100 тыс. крон, столько же стоит избиение с причинением тяжких телесных повреждений...
Как правило, преступники бедны, и компенсацией страданий их жертвам занимается государство, которое ежегодно раскошеливается примерно на 10 млн. евро. Суммы выплат в последние годы постоянно растут. В десятимиллионной стране каждый год подается примерно 10 тыс. заявлений на выплату денежного возмещения жертвами различных преступлений, суд признает правомерными примерно десятую часть требований. Значительная часть пострадавших – люди, которым был причинен моральный ущерб. Это и дети, которых дразнили одноклассники (по решению суда ущерб компенсирует коммуна, к которой принадлежит учебное заведение), и те, кого обидела какая-либо компания (недавно многомиллионную компенсацию получил грек, фотографию которого без его ведома шведский молочный концерн Arla использовал для рекламы турецкого йогурта). Активно пополняют свой бюджет униженные политики – как правило, за счет вечерних газет. Бывшая лидер Левой партии Гудрун Шуман, к примеру, несколько лет назад расписалась в получении 50 тыс. крон, выиграв суд у вечерней газеты Expressen, которая вышла с анонсом на первой странице: «Гудрун Шуман занята в съемках эротического фильма со своим бывшим супругом. Зрителей охватит похоть!» Обиженная политик действительно снималась в эротическом фильме, но в обращении в суд указала, что заголовок подразумевал, что речь идет о порно. Служителям Фемиды пришлось многократно сравнивать в кинозале, чем отличаются два жанра, пользуясь профессиональными указаниями актрисы с политического Олимпа. В конце концов, судейские признали ее правоту: до чистого порно дама, славящаяся своими широкими взглядами на проблему раскрепощения женщины, все же не опустилась.
В заключение заметим, что жертвы, которым были причинены моральные страдания, обычно ограничиваются скромными компенсациями. Рекорд поставил санитар Джой Раман, отсидевший в тюрьме восемь лет по ложному приговору в убийстве. За моральные страдания он получил от государства около 1 млн. евро.
Алексей СМИРНОВ, Стокгольм

ПОЛЬСКИЕ СУДЫ ТОЖЕ НЕ ЛЮБЯТ «МОРАЛЬНЫХ» ДЕЛ
Десять миллионов злотых (3,3 млн. долларов)– в такую сумму оценил бывший руководитель Государственной страховой компании Польши Яромир Нетцель моральный ущерб, нанесенный ему генеральным прокурором страны и Варшавской прокуратурой в 2007 году. Суть дела в том, что г-н Нетцель стал фигурантом уголовного дела как один из подозреваемых в «сливе» информации о готовящейся акции спецслужб страны против тогдашнего министра сельского хозяйства Польши Анджея Леппера. Это послужило причиной его отставки с высокого и «хлебного» поста. И хоть в мае нынешнего года дело было прекращено за недоказанностью, его репутации, как считает сам истец, был нанесен колоссальный моральный ущерб. Если суд согласится с требованием истца, эта сумма станет беспрецедентной в истории Польши выплатой за нанесенный моральный вред.
Вообще же местные суды неохотно признают право на выплату подобных компенсаций, и, как правило, назначаемые к выплате суммы на несколько порядков ниже требуемых. Средняя выплата за нанесенный моральный ущерб колеблется в пределах 28 тыс. злотых (чуть более 9 тыс. долларов). На сегодняшний день в Польше помощь истцам в такого рода деликатных вопросах оказывают более 100 юридических фирм. Самостоятельно добиться денег, как считают юристы, истец практически не имеет шансов. Гонорары таких контор колеблются в пределах от 20 до 80% заявленного иска. Если долгие мытарства в местных судах не приносят желаемого результата, поляки в последнее время все чаще в поисках справедливости обращаются в Страсбург. Как это сделала, например, Алиция Тысёнц, фигурантка одного из самых громких за последние пять лет дел. Врачи шесть лет назад отказались делать ей аборт, хотя для этого были все необходимые медико-юридические предписания – существовала опасность, что во время родов пани Алиция, и так имеющая очень слабое зрение, может полностью ослепнуть. Роды, однако, прошли успешно: женщина и зрение не потеряла, и здоровую девочку родила. Однако, посчитав, что за перенесенные страхи ей причитается финансовая компенсация, она обратилась в суд. Когда польские суды разных инстанций поочередно отказали пани Алиции в ее финансовых претензиях, та обратилась в Страсбург. И выиграла дело. В минувшем году Европейский суд по правам человека обязал Польшу выплатить «морально пострадавшей от произвола врачей» 25 тыс. евро. Но аппетит приходит во время еды. И сейчас в разных судах лежат несколько исков пани Алиции Тысёнц, требующей компенсаций за нанесенный ей моральный ущерб – теперь уже от ряда польских газет, которые после выигранного ею в Страсбурге процесса начали настоящую травлю истицы, а также от католических организаций, настраивавших общественность предать обструкции нехристианский поступок женщины, которая за отказ врачей убить ее ребенка требует денег.
Виктор ШАНЬКОВ, Варшава

Опубликовано в номере «НИ» от 17 августа 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: