Главная / Газета 17 Августа 2010 г. 00:00 / Экономика

Помощь за полис

Страхование урожая станет обязательным для тех, кто претендует на господдержку

АНЖЕЛА ДРУЖИНИНА

Вчера стало известно, что на ближайшем заседании правительственной комиссии по агропромышленному комплексу будет рассмотрен проект Концепции совершенствования сельскохозяйственного страхования, осуществляемого с государственной поддержкой, до 2020 года. По словам вице-премьера Виктора Зубкова, документ предусматривает, что для сельхозпроизводителей, претендующих на получение господдержки из федерального бюджета, страхование урожая станет обязательным.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
В том, что это рано или поздно случится, сомневаться не приходилось – государство ежегодно выделяет приличные средства на покрытие недоборов из-за различных погодных катаклизмов. И в советское время оно этим занималось – через Госстрах с убыточностью по выплатам в 80–90%. Тянуться вечно подобная благотворительность не могла.

Еще в середине марта премьер Владимир Путин сетовал: «У нас до сих пор действует достаточно архаичная практика, когда убытки сельхозпредприятий из-за засухи и других форсмажоров покрываются за счет госбюджета, и все продолжают ожидать именно такого развития событий. А потом начинается: там мало дали, здесь не хватило. При этом современные рыночные механизмы (страхования) используются крайне мало». Но главу правительства тогда не услышали – никто не ожидал аномальной жары. И в конце июня он уже прямо заявил на совещании по бюджетным расходам на аграрно-промышленный сектор, что недоволен ситуацией со страхованием в АПК, потому что, по его словам, в сельском хозяйстве застраховано не более 10% предприятий. Но было уже поздно – поля загорелись.

Как ни странно, основным двигателем сельхозстрахования были в последнее время не аграрии, не государство, а банки. «Банк, выдавая кредиты сельхозпроизводителям под залог будущего урожая, заботится о сохранности залога – то есть будущего урожая, – пояснил «НИ» Дмитрий Королев, ведущий эксперт департамента индустриального страхования крупной страховой компании. – По моим оценкам, от 70 до 90% всех реально действующих договоров страхования являются договорами страхования залогов. Таким образом, возмещение погибшего урожая получат не сельхозпроизводители, а банки».

Что же до обязательного страхования урожая, то рядовому фермеру такой полис просто не по карману. По данным г-на Королева, средние тарифы здесь колеблются от 3 до 10% от стоимости будущего урожая. Для сравнения: тариф при страховании имущества предприятий составляет 0,1–0,5%. А страхование животных – 0,4–1,5%. Такая разница объясняется достаточно высоким риском гибели урожая во многих регионах страны, а также низкой культурой производства в хозяйствах, несоблюдением агротехнологий, отсутствием современной техники, удобрений, средств защиты растений, нехваткой квалифицированных специалистов. «Все это многократно увеличивает потенциальные убытки хозяйств, а следовательно, удорожает страхование. К примеру, по различным оценкам, страховщикам в этом году предстоит выплатить по возмещениям утраченного урожая 5–10 млрд. руб. То есть столько, сколько выплачено суммарно за последние 6–10 лет», – заявил специалист.

С ним солидарен Олег Блинков, руководитель центра сельхозстрахования государственной страховой компании, который отметил в беседе с «НИ», что клиентов останавливает дороговизна этого страхового продукта, который можно сравнить разве что с КАСКО, и надежда на доброе государство, которое всегда помогает бесплатно. По данным г-на Блинкова, в доле сборов его компании страхование урожая занимает менее 1%.

Что касается государственной поддержки, а именно программы субсидирования страховых взносов, которая могла бы значительно облегчить бремя сельхозпроизводителей, решивших приобрести полис, то здесь эксперты видят много препятствий. «Во-первых, доверие к ней со стороны сельхозпроизводителей значительно подорвано, – рассказывает г-н Королев. – Нередки случаи, когда хозяйства просто не получают обещанной субсидии – либо из-за правовых проволочек, либо из-за недостаточности средств, выделенных на регион из обоих бюджетов. Также систему дискредитирует наличие на рынке так называемого серого или схемного страхования, когда недобросовестные компании по сговору с хозяйствами заключают фиктивные договоры, целью которых является присвоение средств государственной субсидии».

Господдержка в случае катастрофических природных явлений, как в этом году, с одной стороны, великое благо, спасающее хозяйства от неминуемого банкротства, но одновременно и сильный демотиватор для потенциальных страхователей, считают эксперты. «Ведь пока у нас фактически страховые взносы за сельхозпроизводителей платит каждый налогоплательщик из своего кармана, – рассуждает Дмитрий Королев. – Более того, еще несколько недель назад в регионах ходили панические слухи, что застраховавшим урожай сельхозпроизводителям господдержки не видать. Многих такая информация подтолкнула к расторжению договоров страхования. Правда, позднее Минсельхоз опроверг эту информацию».

Опубликовано в номере «НИ» от 17 августа 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: