Главная / Газета 2 Июня 2010 г. 00:00 / Экономика

Союз нарушаемый

Давно обещанное таможенное объединение трех стран обретает сильно урезанный формат

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ

Через месяц на постсоветском пространстве должен заработать Таможенный союз трех государств – России, Белоруссии и Казахстана, но ясности в том, каким он будет и будет ли вообще, пока нет. Когда до объединения остался один шаг, выяснилось, что у каждой из стран есть свои интересы, порой не стыкующиеся между собой. Это привело к тому, что Белоруссия уже одной ногой сошла с поезда, везущего нас в Таможенный союз, а договор Москвы и Астаны хоть и состоялся, но с оговорками.

Через месяц очереди на контроль должны стоять на внешних границах России, Казахстана и Белоруссии.
Через месяц очереди на контроль должны стоять на внешних границах России, Казахстана и Белоруссии.
shadow
По словам экспертов, с самого начала было понятно, что угодить всем в новом союзе не получится. Но поскольку причины его создания носили скорее политический, чем экономический характер, до поры до времени на это не обращали внимания. Однако когда дошло до конкретных финансовых вопросов, политики оказались не готовы пожертвовать экономикой.

Смысл союза в том, что таможенный контроль товаров, предназначенных для России, Белоруссии и Казахстана, будет осуществляться на внешних границах стран-участниц. Для этого на всей его территории будут введены единые размеры пошлин на ввозимые товары, а для товаров, произведенных внутри трех стран, пошлины и квоты станут «нулевыми». Более 80% общих пошлин будут иметь размер, близкий к российскому, так что для нашей страны мало, что изменится. Что касается доходов от сбора этих пошлин, они должны были распределяться следующим образом: России – 87,97%, Белоруссии – 4,7%, Казахстану – 7,33%.

Напомним, что декларация о намерении создать Таможенный союз (ТС) трех государств была подписана еще в 1999 году. Но лишь десятилетие спустя, летом прошлого года, этот процесс получил неожиданное ускорение. Словно решив наверстать упущенное, Москва, Минск и Астана приняли план создания ТС в рекордно короткие сроки – за один год. Формально союз существует уже с Нового года, но его реальная работа должна начаться 1 июля 2010 года, когда начнет действовать Таможенный кодекс.

Первая угроза союзу появилась десять дней назад, на очередной встрече глав трех правительств, когда стороны не смогли согласовать особо чувствительные вопросы. Российский премьер Владимир Путин сообщил тогда, что разногласия касаются таких областей, как автомобильная и авиационная промышленность, энергоносители, ввоз товаров физическими лицами для собственных нужд. Последняя позиция чувствительна для Казахстана, авто- и авиапром – для России, а для Белоруссии – ввозные таможенные пошлины на нефть и нефтепродукты. Если говорить конкретно об автомобилях, то РФ, стремясь поддержать свой автопром, повысила с января 2009 года ввозные пошлины на иномарки, сделав их импорт практически бесприбыльным. Казахстан и Белоруссия легковушки не производят, их автопарк – это стопроцентный импорт, пошлины на него очень низки, и повышать их не в интересах этих стран. Что касается пошлин на нефть, это давний больной вопрос для Минска, который не раз требовал, чтобы Москва перестала брать их со своего соседа. В Белоруссии рассчитывали, что уж в рамках Таможенного союза пошлин точно не будет. Но Россия на это не согласна, ведь речь идет о миллиардах долларов ежегодно, и такую цену за общую таможню Москва платить не готова.

В результате Белоруссия на последнюю встречу просто не явилась, ограничившись телефонным звонком. В ее отсутствие Россия и Казахстан решили с 1 июля ввести в действие Таможенный кодекс на двухсторонней основе. Между ними тоже существовали противоречия, но их удалось устранить, создав союз в формате, о котором на днях рассказал глава ФТС России Андрей Бельянинов, – с изъятиями «по особо чувствительным вопросам».

По его словам, в настоящий момент уже есть договоренность с Казахстаном об изъятии 409 позиций товаров, на которые не распространяются правила администрирования ТС. Например, известно, что пошлина на ввоз автомобилей в Казахстане будет меньше единого тарифа в 2–3 раза, правда, перепродавать дешевые иномарки в Россию казахам не разрешат.

Ведущий научный сотрудник Института торговой политики Алексей Портанский считает, что в итоге получилось не совсем то, чего мы хотели, и причина этого – излишняя спешка при создании союза. «Региональная торговая интеграция, к которой относится и Таможенный союз, – это дело хорошее, позитивное, и в мире существует очень много подобных соглашений. Но такие группировки выстраиваются не в один и не в два года, на это уходит гораздо больше времени, – сообщил он «НИ». – Наши руководители говорили, что у нас интеграция будет идти по примеру Европейского союза, но Европа создавала свой таможенный союз в течение более чем 30 лет, хотя там государства экономически более однородные, чем сегодня Россия и Белоруссия. В Белоруссии экономика гораздо больше является государственной, а не рыночной. Поэтому планы создать союз в течение одного года выглядели несерьезно». По словам эксперта, даже принятый в итоге двумя странами формат с изъятиями – ненормален. «В понимании российских чиновников это, может, и возможно осуществить, но тогда это не Таможенный союз, и не надо его так называть».

Еще одной проблемой, по словам эксперта, является то, что в основу чисто экономического объединения были положены в первую очередь политические мотивы. «Региональная интеграция – процесс экономический, но в процессе активизации создания нашего ТС немалую роль сыграл политический фактор, – заметил г-н Портанский. – Он заключается в желании возродить хотя бы какой-то фрагмент бывшего Советского Союза».

Заведующий сектором внешнеэкономической политики Института мировой экономики и международных отношений Владислав Загашвили считает, что еще в прошлом году, когда подписывались документы, предусматривающие создание союза и механизмы его действия, между партнерами не было никакого согласия. «Все понимали, что будет торговля по поводу конкретных вопросов, которые интересуют страны. Но вот с Белоруссией сторговаться не удалось, – пояснил он «НИ». – В основе несогласия лежат противоречия, проистекающие из структур наших экономик, Белоруссии выгодно одно, России – другое».

По мнению Алексея Портанского, формально Белоруссия права в своем требовании обнулить пошлины. «По международному определению ТС абсолютно большая часть торговли внутри него осуществляется без таможенных пошлин. Нефть же составляет заметную часть торговли между Россией и Белоруссией, порядка 30–40%, и если мы взимаем пошлины, продавая «черное золото» Минску, значит, это уже не Таможенный союз, – констатировал эксперт. – Мы хотим и союз создать, и пошлины оставить, но так не бывает».

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Константин Затулин считает, что вопрос о Таможенном союзе трех государств еще не закрыт. «На самом деле Белоруссия, понимая, что наступает час «Ч», пыталась в последний момент решить свои проблемы, выдвигая, как выяснилось, неприемлемые на этом этапе для России требования по транзиту и пошлинам на нефть и газ, – напомнил он «НИ». – Сегодня мяч, как говорят теннисисты, на стороне Белоруссии. Не получив желаемого, она должна определиться: отказаться от союза или все-таки войти в него в расчете на то, что в дальнейшем ей удастся решить эти проблемы».

Минск, кстати, уже обозначил свое желание остаться в игре. Вчера президент республики Александр Лукашенко на встрече с первым вице-премьером РФ Игорем Шуваловым заявил, что Белоруссия при создании ТС готова пойти на уступки по двум-трем проблемным вопросам. «Единственное, чего бы мы хотели, чтобы все было прилично и чтобы любые наши отношения были основаны на равноправии и уважении. Если мы такое увидим, мы пойдем на любые компромиссы, любые уступки, даже если они на какой-то период будут для нас трудноватыми и чувствительными», – сказал г-н Лукашенко, подчеркнув, что если он будет видеть притеснения интересов Белоруссии, то на уступки пойти не сможет.

В целом Таможенный союз выгоден Минску даже с пошлинами на нефть, поскольку у него появляется возможность беспошлинно поставлять в Россию различные товары собственного производства, продукцию сельского хозяйства, в частности молочную, которая пользуется у нас спросом. Стоит отметить и белорусских автодилеров, которые с начала года завезли в страну нескольких десятков тысяч автомобилей, чтобы после 1 июля поставить их в Россию без уплаты пошлин. Правда, если помнить договор с Казахстаном, это у них вряд ли получится. Для Астаны же Таможенный союз представляет немалый интерес, например, возможностью свободного транзита своих грузов на Запад.

Единственный из тройки, чьи экономические выгоды не столь очевидны, – это РФ. «Белоруссия производит больше конечного товара для экспорта в Россию, чем мы для экспорта туда. То же самое получается и с Казахстаном, – заметил г-н Портанский. – Для нас главный выигрыш – политический». По словам эксперта, Москве гораздо выгоднее вступить в ВТО, чем объединяться с Астаной и Минском. «На сегодняшний день 88% нашей внешней торговли приходится на страны – члены ВТО, и только около 12% – на долю Таможенного союза, – пояснил он. – Исходя из этого, наш приоритет должен заключаться в присоединении вначале к ВТО, а потом уже в создании союза с нашими соседями».

А вот г-н Затулин считает, что экономическая выгода все же есть, правда, для этого желательно, чтобы ТС состоял все же из трех государств, а еще лучше – из четырех. «Мы постепенно получаем новый общий рынок. В рамках того количества населения, которое живет в России, мы явно не самодостаточны, а в случае объединения с Казахстаном, Белоруссией и Украиной мы получаем единицу, которая может быть самодостаточной и в рамках которой можно развивать отрасли промышленности, ориентированные на внутренний спрос», – пояснил депутат.

Чем закончится процесс создания ТС пока неясно. Москва и Астана однозначно готовы к объединению, а у Минска есть месяц, чтобы успеть стать третьим в этом списке.


В КАЗАХСТАНЕ ПОТРЕБИТЕЛИ ПРИКИДЫВАЮТ НОВЫЕ ЦЕНЫ
Большинство казахстанцев пока не разделяют оптимизма властей по поводу вступления в силу с 1 июля Таможенного союза, люди готовятся к росту цен сначала на импортные, а потом и на отечественные товары и уже прикидывают масштабы грядущих подорожаний. «Цены поднимутся – это однозначно, – уверена главный менеджер службы распределения компании «Конфеты Караганды» Лариса Кондакова. – К примеру, сейчас для фабрики завозится импортный кондитерский жир. Нам его выгодно покупать за границей. Даже с учетом доставки и таможенного оформления сырье обходится дешевле, чем если бы мы брали его в России. Сейчас пошлина на импортный жир – 5%, а скоро будет – 15. Это повышение для кондитеров существенное, поэтому нам придется покупать российское сырье, которое дороже». Так что потребитель в любом случае это почувствует.
Грядущее повышение пошлин пугает не только кондитеров, но и всех казахстанских предпринимателей. Они боятся, что подорожает сырье, а вслед за ним и готовый товар. А только из патриотизма люди не станут покупать дорогую отечественную продукцию. Предпочтут более дешевые российские или белорусские товары. Возьмем, к примеру, мебель. Ее на казахстанских фабриках не производят, а собирают из импортных комплектующих. Если пошлины на них повысятся с 5 до 15%, то вырастет и конечная цена готового гарнитура или шкафа-купе. И мебель made in Kazakhstan попросту не выдержит конкуренции с российской или белорусской. «В России и Белоруссии производство развито, у нас нет, – комментирует «НИ» ситуацию вице-президент Независимой ассоциации предпринимателей Казахстана Тимур Назханов. – Если подорожают комплектующие, которые мы импортируем для внутреннего производства, то и конечный продукт станет дороже на 15–20%. Поэтому для Казахстана в Таможенном союзе нет выгоды». Ожидается, что подорожает и одежда. Высокие таможенные ставки защитят потребителей от потока китайского и турецкого ширпотреба, но большинство граждан, особенно не богатых, такой защите явно не рады. Зато бытовая техника может стать дешевле. Своих пылесосов, электроплит, утюгов и фенов в Казахстане не делают, и цены на них должны упасть вслед за таможенными пошлинами. А вот стоимость импортных холодильников, стиральных машин, телевизоров и компьютеров, вполне вероятно, останется прежней. Роста пошлин на них не предвидится.
Анвар РАИМОВ, Алма-Ата

В БЕЛОРУССИИ ЦЕНЫ НА МАШИНЫ УЖЕ НАЧАЛИ РАСТИ
Отношение большинства белорусов к созданию Таможенного союза изначально было негативным. Этому в немалой степени способствовало и пятилетие российско-белорусских нефтегазово-молочных войн, и официальная пропаганда. У государственных телеканалов наряду с западными империалистами, стремящимися захватить власть в стране с помощью своих подручных из местной оппозиции, появилась и другая мишень – российские олигархи, которые угрожают белорусской независимости. В практическом плане население больше всего оказалось обеспокоенным перспективой введения единой пошлины на ввоз автомобилей. Озаботились и те, для кого перегон подержанных машин из Европы в Белоруссию, а потом в Россию стал неплохим бизнесом (а таких немало), и простые граждане, для которых повышенная пошлина означала, что купить бэушную иномарку станет гораздо дороже. На местном рынке даже началась паника. С начала года в пограничных пунктах Брестской и Гродненской областей образовались очереди из дилеров, которые до 1 июля хотят перегнать в страну как можно больше машин. Одновременно на рынке цены начали судорожно расти. Ситуацией попробовала воспользоваться оппозиция – партия Белорусского народного фронта начала кампанию по сбору подписей за проведение референдума о выходе из ТС. Правда, местный ЦИК эту инициативу зарубил, за что официальный Минск был обвинен оппозиционерами в «обслуживании имперских амбиций Москвы».
Алесь ПАЦУК, Минск

Опубликовано в номере «НИ» от 2 июня 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: