Главная / Газета 27 Апреля 2010 г. 00:00 / Экономика

Согласья нет

Даже в глобальный экономический кризис национальные интересы государств оказались выше общемировых

На встрече в Вашингтоне министры финансов и главы центральных банков стран «большой двадцатки» в очередной раз не смогли прийти к единому мнению по вопросу введения налога на банки и реформе МВФ. Они, по сути, продемонстрировали, что каждая страна предпоч

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ

Хотя нынешний экономический кризис и носит глобальный характер, его масштаб и формы в каждой отдельно взятой стране имеют свои особенности. А значит, и единого рецепта лечения болезни нет. А посему представители «большой двадцатки» предложили странам самим решать, как и что делать для борьбы с кризисом. «Мы признаем, что в таких условиях требуется проведение отдельной политики в каждой отдельной стране», – говорится в итоговом коммюнике. В частности, это касается ответа на вопрос, сворачивать ли антикризисные меры сейчас или подождать до лучших времен. Впрочем, общие рекомендации, касающиеся стабилизации финансовой системы и цен, а также решения проблемы безработицы, подходят большинству государств.

Все еще в стадии обсуждения находится один из самых принципиальных вопросов контроля финансовых рынков, который призван предотвратить излишне рискованное поведение финансовых организаций. Известно, что не все страны поддерживают эту идею. Еще одним предметом для споров стало обсуждение вопроса о перераспределении квот в Международном валютном фонде (МВФ) и Всемирном банке (ВБ). Напомним, ранее лидеры стран G20 договорились, что не менее 3% в капитале ВБ и не менее 5% в МВФ будет перераспределено в пользу развивающихся стран. Россия, по словам министра финансов Алексея Кудрина, отстояла свою долю во ВБ размером 2,77%, хотя изначально предполагалось, что часть ее мы потеряем. А вот крупнейшим европейским державам – Германии, Великобритании, Франции пришлось потесниться.

Не договорилась «двадцатка» и по вопросу введения глобального налога на финансовые организации, сообщил г-н Кудрин. Напомним, что одной из целей этого налога является создание резервного фонда, с помощью которого можно было бы поддерживать финансовые организации в случае нового кризиса. МВФ предложил облагать налогом обязательства банков (кроме депозитов), прибыль и суммы, идущие на выплату вознаграждений. Эту идею активно поддерживают США, потратившие на спасение своих банков 3,6% ВВП, а также Великобритания, израсходовавшая на те же цели 5,4% ВВП. Против выступают страны БРИК, в том числе и Россия, а также Канада. По словам главы Минфина РФ, пока позиция G20 заключается в следующем: кто хочет вводить это налог, пусть и сам у себя вводит.

По словам профессора факультета мировой экономики и мировой политики ГУ-ВШЭ Максима Братерского, Россия хоть и продолжает участвовать во всех форматах «двадцатки», но наш энтузиазм по поводу эффективности этой организации сильно угас. «Мы считаем ее полезной как место, где можно заявить свою повестку дня, можно о чем-то поговорить с партнерами в 3–4-стороннем формате, – заметил эксперт. – Мы принимаем к сведению, что там делается, но никакого института глобального финансового управления пока явно не складывается. Это то, что каждый хочет делать сам, и никакая организация не заставит американцев, англичан или немцев подчинять свои национальные интересы некоему мировому сообществу».

Тем не менее, по словам эксперта, G20 продолжит свое существование, поскольку альтернативы у этой организации все равно нет, «большая восьмерка» в последнее время начала сдавать позиции. Но по мере того как мировая экономика будет выходить из кризиса, и «двадцатка» будет представляться все менее приоритетной. «Что касается кризиса, то еще на ранней стадии выяснилось: хотя все одинаково понимают, что кризис – это плохо и надо выходить из него вместе, каждый стал бороться исключительно за себя, – заметил г-н Братерский. – Практически все представители G20 поклялись, что не будут заниматься протекционизмом, и Россия чуть ли не активнее всех этим занялась. Не стану этого осуждать, ведь остальные вели себя не лучше, но пока никакого братства и бескорыстия не наблюдается. Страны кооперируются по минимуму и только там, где им необходимо, на серьезные уступки никто не идет».

Наглядной демонстрацией приоритета национальных интересов служат события вокруг оказания помощи Греции, являющейся членом ЕС, который в отличие от G20 представляет собой не собрание крупных экономик из разных частей света, а реальный союз государств с единым экономическим пространством. Так вот, когда вопрос о выделении Афинам 30 млрд. евро другими странами Евросоюза был уже, казалось бы, решен, возникли осложнения. Германия потребовала от греков дополнительных гарантий, прежде всего по сокращению дефицита бюджета. По данным соцопросов, большая часть немцев выступает против оказания Греции материальной поддержки.

«Греки создали некий прецедент, а Германия, которая раньше платила почти за все, устала это делать, – пояснил Максим Братерский. – К тому же были опубликованы некоторые детали, в частности, вывод греческих долгов за рамки бюджета. Это в общем-то жульничество, и немецкие политики не видят причин, почему отсутствие дисциплины в Греции должен оплачивать их налогоплательщик. Начинают учитываться национальные интересы. Думаю, греческий вопрос будет решен, но отныне такого рода помощь уже не будет считаться автоматической, а станет сопровождаться определенными условиями», – заключил эксперт.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 апреля 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: