Главная / Газета 17 Марта 2010 г. 00:00 / Экономика

Сила – в слабости

Быстрое укрепление рубля может затормозить выход России из кризиса

МИХАИЛ КРЮЧКОВ, ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

Вчера замминистра экономразвития Андрей Клепач заявил, что рубль с точки зрения экономики не должен укрепляться так сильно, как он это делает сейчас. По его словам, курс национальной валюты считается нормальным, когда он растет не быстрее, чем производительность труда. Проблема излишне сильного рубля, судя по всему, волнует чиновника не на шутку. По крайней мере, на публичное обсуждение он выносил ее дважды за последние двое суток.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
Озабоченность проводимой ЦБ РФ политикой свободного курсообразования Андрей Клепач выразил сначала в минувшее воскресенье, выступая на Российском экономическом форуме в Швейцарии. По его оценке, то, что в ближайшие год-два рубль будет, по сути, предоставлен самому себе, приведет к тому, что наша национальная валюта в уже вполне обозримом будущем (через два-три года) укрепится еще на 20%. Нетрудно подсчитать, что в этом случае за доллар будут давать около 24,5 руб. Правда, при условии, что соотношение европейской и американской валют останется к тому времени примерно таким же, как сейчас.

В своих прогнозах г-н Клепач, надо сказать, не одинок. Аналитики Bank of America – Merrill Lynch тоже считают, что курс доллара в России уже довольно скоро может «просесть» ниже 24 руб. К лету 2010 года они предрекают 26,69 руб. за единицу американской валюты. Потом ожидается примерно полугодовая пауза, а дальше начнется триумфальное шествие рубля. Через год, то есть к марту 2011-го, доллар должен стоить не более 25,51 руб., в июне – 24,82, в сентябре – 24,37, а 2012 год мы имеем шанс встретить, платя за каждый «зеленый» примерно 23,9 руб.

Замминистра экономразвития убежден, что ничего хорошего от этого наша экономика не получит. И с этим трудно не согласиться. Известно, что сильный рубль невыгоден экспортерам, поскольку их валютные поступления обесцениваются. Импорт, напротив, становится более привлекательным бизнесом, и страна, таким образом, рискует еще больше сесть на иглу ввозимых из-за рубежа товаров. Но это полбеды. Сильный рубль – это отличная приманка для спекулятивного капитала, который вновь может хлынуть в Россию. А поскольку он спекулятивный, то не лечит экономику, а лишь создает иллюзию ее восстановления, надувая пузыри, которые лопаются при первом же дуновении неблагоприятных конъюнктурных и прочих, в том числе и спекулятивных (опять же) ветров. Иными словами, такой капитал уходит так же быстро, как и приходит.

Чтобы избежать этих рисков г-н Клепач считает целесообразным увеличить валютные интервенции Центробанка, которые бы сдерживали укрепление национальной валюты. Реальный эффективный курс рубля, за первые два месяца 2010 года укрепившийся на 5%, уже сейчас, по его оценке, «превысил предкризисный уровень». «Поэтому никакого зонтика, который у нас был в результате девальвации 2008 года – начала 2009 года, уже нет», – предупредил замминистра в Швейцарии. Вчера же, уже в Москве, он подчеркнул: курс нашей национальной валюты должен расти не быстрее, чем повышается в стране производительность труда. При таких условиях укрепление рубля будет экономически обоснованно, пока же оно вредно.

Вместе с тем нельзя не учитывать, что наши финансовые власти рассматривают укрепление рубля еще и как один из эффективных способов борьбы с инфляцией. Сдерживание роста цен, по их мнению, стимулирует сбережения граждан, инвестиции, оживляет кредитный рынок. Недаром ведь ЦБ последовательно снижает ставку рефинансирования, прозрачно намекая, что продолжит делать это и впредь благодаря замедлению инфляции. Правда, с тем, что это благотворно влияет на накопления населения и на условия кредитования, можно поспорить. Что, кстати, многие серьезные экономисты и делают, отмечая, что кредитные портфели банков худеют из месяца в месяц, а вклады физлиц растут только в пределах весьма неплохо обеспеченных материально категорий. Тем не менее снижение инфляции остается для ЦБ «священной коровой», за которую Банк России отвечает перед Богом и Кремлем. Так что понять его можно. Между тем независимые экономисты скорее разделяют опасения Минэкономразвития, чем поддерживают неизменность политики Центробанка.

«Проблема действительно есть, – заявил «НИ» ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Дмитрий Белоусов. – Сейчас, после того, как у нас более-менее стали рассасываться проблемы в сфере кредитования, но еще не успели восстановиться внутренние рынки (в частности, потребительский рынок только-только начинает оживать), быстрое укрепление рубля опять вызывает столь же быстрый рост импорта. Это означает, что восстановительный рост экономики будет очень слабым. В таком режиме быстро выйти из кризиса у нас не получится, мало того, возникает очень серьезный вопрос: сможем ли мы вообще развиваться в посткризисный период приличными темпами?»

Эксперт института «Центр развития» Сергей Пухов, хоть и оценивает ситуацию менее драматично, тоже не видит ничего хорошего в том, что наша национальная валюта так активно крепчает. «Нельзя однозначно сказать, насколько сейчас переоценен рубль, все зависит от критериев оценки. Вместе с тем дальнейшее его укрепление объективно не способствует росту экономики, – пояснил «НИ» специалист. – Большая часть российской продукции на внешних рынках не так конкурентоспособна, как, скажем, китайская. У нас и затраты выше, и нет еще тех технологий, которые уже привлекли китайцы. Дальнейшее укрепление рубля еще больше ухудшает нашу конкурентоспособность. То же самое с импортом: при растущих издержках в России наши производители просто не в состоянии конкурировать с ввозимой продукцией».

Вместе с тем, подчеркивает г-н Пухов, есть и оборотная сторона медали. «Сильный рубль способствует притоку капитала, отнюдь не только спекулятивного. А Россия нуждается в обновлении производственных средств и привлечении новых технологий. Поэтому говорить однозначно, плохо или хорошо укрепление рубля само по себе, нельзя. Намного важнее, чтобы не было сильных колебаний и резких изменений курса, потому что непредсказуемость политики денежных властей гораздо хуже, чем уровень валютного курса, каким бы он ни был низким или высоким», – отметил аналитик. Так что от резких движений в любую сторону, убежден он, лучше воздержаться.

Опубликовано в номере «НИ» от 17 марта 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: