Главная / Газета 1 Марта 2010 г. 00:00 / Экономика

Радио. И точка!

Зачем нас вынуждают платить более миллиарда рублей за «привет» из прошлого

АНЖЕЛА ДРУЖИНИНА

С сегодняшнего дня абонентская плата за радиоточку в Москве увеличивается с 34,22 до 40,12 руб. для физических лиц и с 29 до 34 руб. (без НДС) для организаций. Граждане, впрочем, могут отказаться от проводного радио, правда, не бесплатно, а за 60 руб. А вот руководителей всех столичных компаний правительство города своим постановлением № 255-РП обязало установить у себя радиоточки «в количестве, достаточном для оповещения всех находящихся в помещении сотрудников и других лиц».

Сегодня молодежь воспринимает радио как музейный экспонат.<br>Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
Сегодня молодежь воспринимает радио как музейный экспонат.
Фото: АНАТОЛИЙ МОРКОВКИН
shadow
И стоить это будет 150 руб. каждой организации. На модернизацию радиосети столичные власти намерены до 2015 года направить гигантскую сумму в 1,75 млрд. руб. А защитники прав потребителей продолжают настаивать: радиоточка и плата за нее – навязанная услуга. Кстати, в других регионах России без нее успешно обходятся.

Городские власти обратились к московскому отделению МЧС и «Московской городской радиотрансляционной сети» (МГРС) с предложением проводить ежеквартальный мониторинг наличия радиоточек. За их отсутствие Госпожарнадзор будет применять к нарушителям административные взыскания вплоть до закрытия предприятия через суд за несоответствие требованиям пожарной безопасности.

Москвичи, особенно те, кто занимается своим бизнесом, на форумах подняли шум. «Крайне интересно, с каких это пор инспекторы по пожарной безопасности выписывают штрафы за нарушение в области связи? Это что же получается: сегодня пришел пожарный, не нашел радиоточки – выписал штраф и подал в суд. На следующий день пришел участковый врач, не нашел огнетушителя – выписал штраф и подал в суд...» – рассуждает один представитель малого бизнеса. «Сейчас даже неинтересно, на каких условиях МГРС удалось пробить постановление, интересно другое – когда в последний раз по городской радиосети передавалось какое-либо оповещение? Подозреваю, что году эдак в 1941-м…» – поддерживает его другой москвич. «Вот нам и нанотехнологии в виде проводного радио! Нет чтобы современную систему пожарной безопасности в каждый дом…» – иронизирует третий.

Впрочем, в других регионах страны отношение к радиоточкам куда менее трепетное. «Необходимо учесть, что проводное вещание является устаревшей технологией, имеет низкий диапазон воспроизводимых частот и очень сильную зависимость от погодных явлений, – читаем на сайте правительства Чувашии. – Эфирное вещание более эффективно с точки зрения оповещения населения в случаях чрезвычайных ситуаций. Ведь мы с вами понимаем, что в случаях стихийных бедствий, будь то ураган или паводок, в первую очередь пострадают проводные линии связи… Одной из главных проблем проводного вещания остается совместная подвеска с линиями электропередачи, которая после акционирования стоит достаточно остро. Линии изнашиваются, опоры разрушаются, а восстанавливать сооружения и энергетикам, и связистам приходится раздельно. Для того чтобы обеспечить проводным радио нескольких жителей деревни, необходимо затратить огромные финансовые средства».

Это в Чувашии. А столица стоит на своем. Глава Управления информации и корпоративных коммуникаций МГРС Ефрем Козлов сообщил «НИ»: «Радиоточка – единственное средство массовой информации, которое работает в условиях отключения электроэнергии и обеспечивает доведение информации непосредственно в зонах, прилегающих к очагу природной или техногенной катастрофы.

Поэтому перед тем, как принимать какое-то решение (имеется в виду отключение радиоточки), надо четко взвесить все «за» и «против». На одной чаше весов – возможность быть оповещенным о чрезвычайной ситуации и спасти жизнь себе и своим близким, с другой стороны – 40 руб. 12 коп.».

Далее г-н Козлов разъясняет: «Если физические лица сами вправе принять такое решение, то юридические лица обязаны иметь радиоточки. Если угроза жизни и здоровью для человека кажутся несущественными, то он вправе отказаться от радиоточки, обратившись либо в ФГУП МГРС, либо в районный ГУ ИС (если он оплачивает коммунальные услуги по единому платежному документу). Подключение и восстановление радиоточки бесплатно, отключение радиоточки – 60 руб. (фактически компенсация стоимости проезда мастера к месту отключения и обратно)».

Как бы то ни было, возникает вопрос, почему за проводное радио надо платить именно столько, сколько нам говорят, насколько прозрачно тарифообразование? На него г-н Козлов отвечает категорично: «Законность применения данного тарифа подтверждена решениями судов двух инстанций. Что касается увеличения тарифа, то оно связано с повышением тарифов естественных монополий (электричество, коммунальные услуги) и общим уровнем инфляции. Если говорить о его экономической обоснованности, то абонентская плата не намного превышает расходы на содержание сети, которая состоит из 7 тыс. км кабельных линий, 410 станционных объектов, 168 тыс. стоек, размещенных на крышах почти всех зданий в Москве. При этом следует обратить внимание, что за трансляцию государственных программ и за обслуживание системы оповещения МГРС не получает никаких средств. Прибыль же предприятия, возникающая за счет выполнения работ для государственных и частных заказчиков, направляется в проекты развития – «цифровизация» сети и «социальная розетка».

В МГРС утверждают, что проводное радио в столице слушают 2,7 млн. абонентов, 1,5 млн. в Санкт-Петербурге, а всего по России – 10,1 млн. По данным агентства КОМКОН, специализирующегося на исследованиях потребительского рынка, постоянная еженедельная аудитория проводного радио составляет 1 млн. 856 тыс. человек, проводные радиоприемники есть у 30% москвичей. Но это отнюдь не значит, что все 30% слушают «радио на кухне». По оценкам независимых экспертов, таких любителей оказалось всего 1,8 млн. Между тем выручка МГРС за 2008 год – более 1 млрд. руб. (при тогдашней абонентской плате для физических лиц 25, 96 руб.).

Особая тема – где купить проводной приемник. Ни в одном из известных сетевых магазинов электроники или гипермаркетов их нет. «НИ» опросили немногочисленных продавцов «трехпрограммников» (в том числе торгующих через Интернет), и все они подтвердили: приемники «Россия», «Нейва» и «Вестник» ценой от 750 до 1,6 тыс. покупают бабушки, у которых вышли из строя «советские аппараты». Цена напрямую зависит от дополнительных «опций». Производители стараются – пристраивают к динамику часы, будильник, таймер и даже температурный датчик! В духе времени, так сказать… Правда, в здании самой МГРС можно купить одно- и трехпрограммные приемники за смешные 150–550 руб.

Но не всем же они нужны, и не все хотят платить за услугу, которой не пользуются. В обществе защиты прав потребителей (ОЗПП) «Общественный контроль» «НИ» показали письма москвичей, которые убеждены: радиоточку как услугу им навязывают, поэтому плата «за отключение» незаконна. «Я сужусь с ГУ ИС (и МГРС) по поводу исключения графы «радио» из счетов ЕПД. Суд первой инстанции проигран – судья мотивировал решение законодательством 1997 года, кассация в Мосгорсуде также проиграна. Там слушать вообще не стали – оборвали на полуслове… Но есть желание бороться дальше»,– Ефимов А.Г., депутат районного собрания. «Я давно страдаю от неработающей радиоточки. Дважды посылал заявление об отказе по почте – никакого ответа. Ваша инициатива – единственная надежда спастись от жуликов», – Максименко Ю.Ф., пенсионер, инвалид 2-й группы. И по поводу того, что радиоточка – «единственное средство массовой информации…», кстати, тоже есть претензии: «Я вхожу в те 2%, которые слушают радио. От услуги отказываться не хочу. Но есть моменты, которые меня не устраивают. С 14 до 15 часов радио стабильно отключают и после 00.00 оно тоже не работает. Скажите, пожалуйста, предусмотрена какая-либо форма договора с условиями радиовещания?»,– Марина К.

Старший юрист ГК «Крикунов и партнеры» Олег Зайцев на это отвечает: «Договор на оказание услуг связи проводного радиовещания считается заключенным с даты внесения абонентом платы за предоставление доступа к сети (п.п.14 Правил оказания услуг связи проводного радиовещания). Если гражданин ни разу не вносил плату, то соответствующий договор не считается заключенным и, соответственно, у оператора нет оснований требовать оплаты (п.28 данных Правил). Если договор был заключен, абонент может в любое время расторгнуть его при условии оплаты фактически понесенных оператором связи расходов по оказанию услуг связи (п.28). Согласно Закону «О защите прав потребителей» потребитель вправе отказаться от исполнения договора об оказании услуг в любое время при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов, связанных с исполнением обязательств по данному договору».

Тем не менее в январе Мосгорсуд отказал «Общественному контролю» в иске о навязанной платной услуге за отключение радиоточки, мотивируя тем, что 60 руб. – это и есть «фактически понесенные оператором расходы», которые следует оплачивать отдельно. «Мы надежды не теряем, – заявил «НИ» юрист ОЗПП Дмитрий Лесняк, – готовим надзорную жалобу в президиум Мосгорсуда. Есть еще Верховный суд. Если откажут все – пойдем в Конституционный суд, чтобы нам растолковали вопрос существования прав на свободу договора и существование данной практики. Сегодня суд либо не видит, либо не хочет видеть очевидное, путая понятия «абонентская плата» и «расходы оператора». Раз МГТРС предприятие коммерческое, то все свои расходы оно включает в тариф. Поэтому требовать оплаты за «дополнительную услугу» не может. Тем более что по закону потребитель имеет право отказаться от всех ненужных ему услуг».

Ведущий юрист Института экономики города Дмитрий Гордеев также считает, что закон в данном случае на стороне абонентов и ОЗПП, но для пущей убедительности им следует обратиться в ФАС и за разъяснениями о взимании платы за отключение от сети, и за раскрытием «формулы» нового тарифа. Тогда все встанет на свои места. Относительно постановления столичного правительства, обязывающего компании устанавливать проводное радио, юристы считают, что это тоже епархия ФАС – речь идет, по сути, о принуждении к заключению договора с определенным оператором связи. Что до вопроса управления чрезвычайными ситуациями, то он относится не к муниципальному, а к федеральному законодательству. Так что пока в деле о радиоточках точку ставить рано.

Опубликовано в номере «НИ» от 1 марта 2010 г.


Актуально


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: