Главная / Газета 1 Февраля 2010 г. 00:00 / Экономика

Ошибки накопления

Правительство жалеет, что слишком мало откладывало в стабфонд

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ

Российские власти совершили ошибку в последние годы, пустив в оборот дополнительные доходы от продажи нефти и газа, заявил в субботу вице-премьер министр финансов Алексей Кудрин. По его словам, это привело к укреплению национальной валюты и росту инфляции. Независимые эксперты согласны: правительство совершило немало просчетов, но главное, что надо было делать, – это строить рыночную экономику.

Ошибкой властей, по мнению министра финансов, стала не политика по ослаблению потока нефтяных денег в экономику, а недостаточность усилий в этом направлении. «Мы начинали тратить, не важно, на что, и это создавало большое укрепление рубля и инфляцию, – заявил он. – Причем мы даже сдерживали это, накапливали стабфонд. Оказывается, что мало сдерживали, надо было больше. Это первая ошибка. Укрепление и инфляция – это последствия наших действий по использованию нефтегазовых ресурсов».

Напомним, что стабилизационный фонд был создан в 2004 году, и в него зачислялись доходы от нефти сверх цены отсечения, которая первоначально составляла 20 долларов за баррель, а потом была увеличена до 27. Позже стабфонд был разделен на две части – резервный фонд и фонд национального благосостояния, пик наполнения которых пришелся на март прошлого года, когда суммарно в обоих фондах скопилось свыше 7,8 трлн. руб. Сейчас эта сумма значительно меньше, поскольку средства резервного фонда пошли на покрытие дефицита федерального бюджета прошлого и этого года.

Заместитель директора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин считает, что с точки зрения проводимой властями политики стерилизации денежной массы стабфонд надо было наполнять, возможно, активнее, чем это делалось. Однако, по словам ученого, сама эта политика для развития экономики была, увы, неверной. «Вкладывание средств в стабилизационный фонд привело к тому, что наши собственные предприятия испытывали недостаток в ресурсах для обновления производства, для диверсификации, создания того, что мы называем инновационной экономикой, – сообщил он «НИ». – В результате мы сохраняли прежнюю сырьевую структуру экономики, которая и обрушилась с наступлением кризиса. Минэкономразвития признало, что сырьевая зависимость привела к тому, что наша экономика в 2009 году рухнула больше, чем экономики других стран G20».

По словам экономиста, получилось так, что, накопив огромные резервы, мы вместе с тем создали ситуацию, когда российские предприятия, нуждающиеся в кредитах, получали не собственные деньги, а занимали их за рубежом. А потом, с приходом кризиса, мы стали спасать эти предприятия, вбрасывая деньги из того же резервного фонда. «Почему у наших банков не хватало средств, и они вынуждены были занимать за рубежом? Потому что мы свои собственные деньги «держали и не пущали», хотя уровень монетизации нашей экономики все равно в 2–3 раза меньше, чем развитых, – сетует эксперт. – С одной стороны, мы гордились тем, что у нас третьи в мире золотовалютные резервы, плюс еще колоссальный резервный фонд, но в то же время экономика испытывала нехватку денег». В результате, по словам эксперта, главная задача – диверсификация экономики, так и не была решена.

А вот научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин считает, что стабилизационный фонд следовало пополнять еще активнее. «Задача стабфонда заключалась в том, чтобы стерилизовать излишние деньги и не допустить повышения инфляции, и эту задачу он выполнил не в полной мере, – сообщил «НИ» эксперт. – Было ясно, что он накапливается недостаточно, потому что инфляция продолжала держаться на уровне 12%, и вся экономика была крайне неустойчива».

По словам ученого, деньги нельзя было направлять в экономику, потому что ее обновление в тот момент все равно тормозилось низкой деловой активностью. «Наши главные проблемы – низкая деловая активность, неравная конкуренция и извращенные условия для работы бизнеса. В таких условиях, сколько денег ни бросай – не поможет, зато будет расти инфляция, а средства растащат, – пояснил эксперт. – Если бы власти создали условия для бизнеса, чтобы он не боялся, чтобы все работало в рамках закона, создали независимый суд и прочее, тогда другое дело. Тогда можно было бы эти деньги тратить. Но оказалось, что люди просто берут деньги и, не умея их тратить эффективно, припрятывают, вывозят за границу».

По словам г-на Ясина, наша главная задача – строительство институтов рыночной экономики. А если без отладки этих институтов кинуть в экономику большое количество денег, результат будет отрицательным. В то же время высокий уровень предпринимательской активности способен обратить в плюс даже не самые, казалось бы, удачные финансовые решения. «Были ситуации, когда китайцы, у которых еще не было валютных резервов и прочего, просто печатали деньги и давали их на инвестиции. И это приводило к положительным результатам, – привел пример эксперт. – Потому что был дух, порыв. Реформы шли, люди чувствовали большую свободу, независимость, и они приносили пользу экономике».

Опубликовано в номере «НИ» от 1 февраля 2010 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: