Главная / Газета 22 Декабря 2009 г. 00:00 / Экономика

«Этот закон может стать дубиной»

Госдума вспомнила про законопроект об инсайде

ЕВГЕНИЯ ЗУБЧЕНКО

Как заверил вчера председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Владислав Резник, нижняя палата парламента может завершить работу над законопроектом об использовании инсайдерской информации в течение первых трех месяцев 2010 года. Многострадальный документ обсуждается уже больше пяти лет, тем не менее независимые аналитики сомневаются, что он будет принят в ближайшее время. Уж очень большие деньги и интересы он затрагивает. Одно дело поймать на взятке управдома, другое – доказать, что конфиденциальную информацию «слил» за солидное вознаграждение высокий чиновник или топ-менеджер.

Обсуждать законопроект начали еще шесть лет назад, при этом никто не сомневался в том, что он стране нужен. Один вариант был отклонен Думой, ему на смену пришел другой, его тоже долго обсуждали и перерабатывали. Наконец, в конце прошлого года очередная версия документа вновь поступила в здание на Охотном Ряду. Однако и она вызвала много споров, касающихся как определения базовых понятий, так и круга лиц, причастных к распространению и использованию инсайдерской информации. Напомним, под инсайдом понимается нелегальное использование какой-либо конфиденциальной информации, зная которую можно получить дополнительные прибыли при сделках, особенно на фондовых рынках. Тот, кому такая информация недоступна (а их большинство), сильно теряет, поскольку играет в неравных с инсайдером условиях. Тот же, кто заранее знает больше, естественно, на коне. Инсайд очень хорошо оплачивается, поскольку «сведениями не для всех» обладают, как правило, не рядовые, а высокопоставленные сотрудники компаний, либо чиновники, которые держат руку на их пульсе.

Владислав Резник отметил, что у парламентариев при работе над законопроектом наибольшую обеспокоенность вызвали используемые термины и их трактовка. По их мнению, в документе, над которым они трудятся, чрезмерно расширен круг лиц, отнесенных к инсайдерам и вторичным инсайдерам. «По сути, в этот круг попали все, включая технический персонал той или иной организации, – рассказал депутат. – Инсайдером могло быть признано даже то лицо, которое и не подозревало бы, что является носителем инсайдерской информации».

Отдельное внимание законотворцы уделяют вопросу ответственности СМИ. «По существу, было предложено закрепить, что случаи, когда средства массовой информации распространяли недостоверные сведения, но при этом не знали, что данные сведения ложные, а также случаи, когда они дословно воспроизвели фрагменты публичных высказываний, заявлений или сообщений граждан и юридических лиц, не будут считаться неправомерным использованием инсайдерской информацией или манипулированием рынком. В законопроекте правительства (текст первого чтения) – считались», – пояснил г-н Резник. Также, по словам депутата, не будет считаться неправомерным использованием инсайда публикация или передача в эфир такой информации в СМИ. Кроме того, как рассказал законодатель, не прекращаются попытки при обсуждении законопроекта расширить доступ к банковской тайне и размыть само это понятие.

Г-н Резник отметил: предусмотренные сейчас в Уголовном кодексе санкции за нарушение законодательства о рынке ценных бумаг вместе с законопроектом об инсайде могут дать регулирующему органу мощное оружие – лишать свободы за неправомерное использование инсайда. «Но закон не должен стать «бритвой в руках сумасшедшего»! – предупредил он. – Это значит, что он должен быть таким, чтобы у всех было его однозначное понимание и трактовка. Любое сомнение должно стать поводом задуматься, обсудить и доработать».

Из этих пояснений можно сделать вывод, что парламентарии опасаются перегнуть палку. Однако и «недогнуть» ее тоже опасно. Речь ведь идет не о бытовой коррупции на уровне участкового врача, управдома или гаишника, а «высших сферах» бизнеса и государства. Это, похоже, депутатам и мешает. «Законопроект носит ярко выраженный антикоррупционный характер, – пояснил «НИ» заместитель председателя Комитета Госдумы по финансовому рынку Юрий Зеленский. – Вы же понимаете, что инсайдерство – это бизнес, который приносит большие деньги тем, кто имеет доступ к такой информации. Поэтому документ так трудно проходил. Но аналогичных законопроектов много».

Аналитики полагают, что вряд ли думцы сумеют принять документ в озвученные ими вчера сроки. «Основная проблема этого законопроекта заключается в формулировках, – рассказал «НИ» руководитель инвестиционного подразделения крупного финансового холдинга Дмитрий Серебренников. – Законодатели затрудняются даже определить, кто такие инсайдеры. Допустим, вас приглашает высокопоставленный чиновник на эксклюзивное интервью и сообщает какую-то важную информацию. Вы вышли и рассказали об этом. Вы инсайдер или нет? В этом и проблема: не описаны четко процедуры. Закон принимается в общем виде, а черти кроются в нюансах. В России, когда закон прописан не четко, он вместо того, чтобы стоять на страже справедливости, становится дубиной в руках тех людей, которые начинают им пользоваться. Например, чиновников. Будете вы неугодны, не так осветите события в какой-то компании – и вам грозит тюрьма. Здесь очень много тонких моментов, которые нужно определить предельно четко, а этому могут препятствовать оппоненты документа».


НА ЗАПАДЕ ЗА ИНСАЙД ДАЮТ РЕАЛЬНЫЕ СРОКИ
За использование инсайда в развитых странах не щадят даже «сильных мира сего». Так, в октябре 2006 года в США к 24 годам тюрьмы был приговорен 52-летний бывший исполнительный директор энергетической компании Enron Джеффри Скиллинг. Он был признан виновным в мошенничестве, торговле инсайдерской информацией и предоставлении ложных сведений аудиторам. В декабре суд отправил его в тюрьму, правда, не строгого, а облегченного режима – без решеток, колючей проволоки и вышек. В марте 2005 года французский апелляционный суд оставил в силе приговор трехлетней давности, вынесенный известнейшему международному финансисту Джорджу Соросу. Его оштрафовали на 2,2 млн. евро за использование инсайда в ходе приватизации французского банка Societe Generale. В 1986 году известному биржевому игроку Айвену Боски пришлось пойти на мировое соглашение с инвесторами и заплатить им 100 млн. долларов. Если бы он этого не сделал, ему бы угрожало тюремное заключение на срок до пяти лет. В 1987 году к двум годам тюрьмы был приговорен Деннис Ливайн за получение прибыли от использования инсайдерской информации в размере 12 млн. долларов.

Опубликовано в номере «НИ» от 22 декабря 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: