Главная / Газета 27 Ноября 2009 г. 00:00 / Экономика

Щедрость от лукавого

На бумаге малые предприятия купаются в льготах, а на деле не получают ничего

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ

Правительство много и правильно говорит о необходимости поддерживать малый бизнес, особенно в условиях кризиса. Однако слов, даже если они имеют статус закона, значительно больше, чем дел. Пример тому – участие мелких предпринимателей в выполнении государственного заказа. Это распространенная мировая практика, которую наша страна взяла на вооружение, прописав в федеральном законе обязательную долю госзаказа, предназначенную небольшим компаниям. На бумаге она одна из самых больших в мире, на деле – хорошо, если десятая часть от обещанного.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
В условиях падения спроса со стороны населения на товары и услуги государственный заказ становится одной из главных антикризисных мер поддержки предпринимательского сектора. По словам заместителя министра экономического развития Анны Поповой, объем госзаказа в 2009 году составит 4 трлн. руб. с учетом оборонной отрасли. При этом объем государственных закупок у предприятий малого бизнеса составит 800 млрд. руб. Эта сумма значительно превосходит все остальные программы поддержки малого бизнеса, вместе взятые. Однако что из этого выйдет реально – большой вопрос.

На сегодняшний день право «малышей» участвовать в государственных и муниципальных заказах прописано в Федеральном законе №94, где сказано: и государство, и муниципалитеты обязаны размещать среди малых предприятий от 10 до 20% всего объема заказов. Однако в реальной жизни таких квот малый бизнес не видел никогда. По экспертным оценкам, доля стоимости государственных контрактов, заключенных с субъектами мелкого предпринимательства, не превышает в 2009 году 2%, а доля их участия – не больше 11%. «К сожалению, правоприменение у нас отличается от того, что закреплено в законодательном порядке. И если говорить об установленной квоте, то до недавнего времени ее мало кто соблюдал, – утверждает руководитель направления Национального института системных исследований проблем предпринимательства (НИСИПП) Алексей Шестоперов. – Тем более что до середины нынешнего года никаких санкций за это предусмотрено не было. И только теперь введена административная ответственность за несоблюдение квоты для малого бизнеса с внесением соответствующих поправок в Кодекс административных нарушений».

По словам Ирины Кузнецовой, директора Института управления закупками и продажами им. А.Б. Соловьева, наши квоты по госзаказу для малого бизнеса самые щедрые в мире. В большинстве стран эта доля составляет лишь 5–7%. Но при этом широта отечественных норм не подтверждается обязательностью их исполнения. «Когда в США в свое время малый бизнес недополучил 1,7% своего госзаказа, этот вопрос разбирался в конгрессе. У нас по результатам мониторинга вместо обещанных 20% выполняется всего 1,7%. Если смотреть по количеству закупок, их вроде бы много, но по цене это пшик, – сообщила «НИ» эксперт. – Нормы нельзя декларировать – если приняли, их надо выполнять, но пока этого незаметно».

По словам эксперта, несоблюдению норм отчасти помогает то, что проследить степень участия малого бизнеса в госзаказе практически невозможно. «Эта информация должна быть на специализированном федеральном сайте, но на самом деле, зайдя на сайт, узнать, насколько в процесс вовлечен малый бизнес, нельзя. Только 14 сайтов в субъектах Федерации (20%) дают полную информацию о том, как малый бизнес участвует в госзакупках. На 54% вообще нет никакой информации. Есть форма статистического наблюдения, но и из нее определить степень вовлеченности малого бизнеса тоже нельзя. Откуда мы узнаем, участвует он или нет? – задается вопросом эксперт. – У нас нет механизма отслеживания, как выполняется обязанность заказчика. Нормы есть, но они существовали и раньше и при этом ни разу не были доведены до исполнения. Я боюсь, что и сейчас это окажется чистой воды профанацией».

Алексей Шестоперов выделяет еще одну проблему, мешающую увидеть реальную картину участия малого бизнеса в госзакупках. В рамках отечественной системы статистического учета не совсем понятно, как считать эту самую квоту. От общего объема заказов или, может, от объема заказов по перечню товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд? Кроме того, в бюджетном законодательстве есть такое понятие, как закупки, осуществляемые без заключения государственного или муниципального контракта, на суммы до 100 тыс. руб. «Складывать все это – не складывать? А ведь таких контрактов даже больше, чем каких-либо других на муниципальном уровне», – сетует эксперт.

В свою очередь, по словам г-на Шестоперова, заказчик зачастую не знает, действительно ли в конкурсе участвуют малые предприятия. В данный момент у нас используется декларативная форма: компания заявляет, что она – малая, заполняя документ на своем фирменном бланке. И в законе о размещении заказов не прописаны полномочия чиновников по проверке достоверности этого заявления. Мало того, неясно, какими конкретными документами необходимо подтверждать, что компания является малым предприятием. Поэтому, по сути, любая компания может принять участие в конкурсе и получить заказ, «съев» чужую квоту.

Опубликовано в номере «НИ» от 27 ноября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: