Главная / Газета 29 Октября 2009 г. 00:00 / Экономика

Бег по кругу

Обещанный выход из кризиса может оказаться очередным мыльным пузырем

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ

Период спада позади, российская экономика начала выходить из кризиса, заявляют с самых высоких трибун. Оптимистичные высказывания подтверждаются официальной статистикой, которая говорит, что за последние несколько месяцев ситуация улучшилась. Кажется, можно расслабиться и подождать полгода-год, пока все станет как прежде. Только есть одно «но». Многие известные в мире экономисты предупреждают, что нас ждут новые потрясения, что ничего принципиально не изменилось. Как до кризиса наше благополучие было отчасти дутым, так и сейчас растут новые мыльные пузыри, которые в какой-то момент могут лопнуть.

Благополучие российской экономики опять держится на нефтяных костылях.<br>Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
Благополучие российской экономики опять держится на нефтяных костылях.
Фото: ВЛАДИМИР МАШАТИН
shadow
На днях глава Федеральной резервной системы (ФРС) США Бен Бернанке заявил, что необходимо принять меры, которые предотвратят нарастание дисбаланса в мировой экономической системе по мере ослабления кризиса и ликвидации его последствий. Он напомнил, что разбалансировка международных финансов и экономики в целом стала одной из причин нынешних неурядиц и что выход из них создает риски возникновения мыльных пузырей на рынках различных активов. Схожую мысль высказал и знаменитый экономист, предсказавший нынешний кризис, Нуриэль Рубини, заявивший, что рынки «зашли слишком далеко, обогнав реальную экономику».

Разница в темпах восстановления финансового и реального секторов экономики наблюдается во многих странах, и наша не исключение. Например, отечественный фондовый рынок уже вернулся к уровню начала кризиса. С февраля, когда был зафиксирован рекордный минимум, он вырос в 2,7 раза. В то же время реальная экономика все еще далека от докризисных показателей. Здесь также наметилось улучшение – по данным Росстата, рост промпроизводства в сентябре к августу составил 5,1%, но о полной уверенности в стабильном росте говорить пока рано. К тому же промышленность все еще в глубоком минусе. В январе-сентябре промпроизводство упало к аналогичному периоду 2008 года на 13,5%. По официальному прогнозу правительства, по итогам текущего года сокращение составит 11,4%. Не так много, чтобы отчаиваться, но и мало, чтобы радоваться.

По словам руководителя направления реального сектора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимира Сальникова, несмотря на рост последних месяцев, от полного восстановления реальной экономики мы еще далеки. «Мы сейчас вышли на уровень второго квартала 2006 года, – сообщил он «НИ». – Какое-то время, еще квартал или чуть больше, мы будем восстанавливаться благодаря исчерпанию запасов, то есть восстановлению нормального объема продаж и притоку доходов от экспорта». Еще одним плюсом для отечественной промышленности, по словам эксперта, стало то, что население, поверив, что ситуация начала улучшаться, принялось тратить деньги, которые до этого придерживало. Однако если кредитование реального сектора не восстановится, полноценно подняться не получится ни у кого – ни у экономики, ни у граждан. «Если не улучшить кардинально эту ситуацию, то уже к концу года мы тормознем, и в следующем году будет что-то среднее между стагнацией и слабым ростом», – заметил г-н Сальников.

Пока же, по его словам, главным двигателем отечественной промышленности является улучшение мировой экономической конъюнктуры, а именно рост цен на нефть и другие сырьевые товары. Сейчас баррель «черного золота» торгуется близко к 80 долларам. Уже звучат прогнозы, что в следующем году дойдет и до 100 «зеленых». Однако именно рынок нефтяных фьючерсов и имеют в виду в первую очередь мировые экономисты, говоря о надувающихся мыльных пузырях. Даже представители ОПЕК, заинтересованные в том, чтобы нефть покупали подороже, заявили, что нынешний ценовой бум на сырьевых рынках – результат спекуляций, а цена явно завышена. Спекулянты играют на ожиданиях скорого восстановления мировой экономики, а они могут и не сбыться.

Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин считает: возникло опасное представление о том, что в России с ростом цен на нефть все опять будет хорошо. «Так думают и русские, и иностранцы, а это неправильно, – сказал он «НИ». – В России никакие позитивные сдвиги, которые сделали бы экономику более устойчивой, не происходили, и кризис в этом отношении ничего не изменил». Ученый убежден: сейчас мы испытываем те же явления, которые обусловливали наш рост в последние 10 лет. «Этот рост был не совсем здоровым, поскольку был связан с повышением цен на нефть, которое генерировалось на мировых рынках дешевыми деньгами, – пояснил он. – Сейчас положение таково, что деньги ищут выгодных вложений. Иностранные инвесторы стараются заработать на нашем рынке, одновременно создавая иллюзию, что и мы можем заработать. А потом все это опадет, и мы опять можем оказаться в неприятном положении. Я пока не вижу никаких обнадеживающих устойчивых признаков».

Любые, даже самые красивые пузыри лопаются.
shadow А научный руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин считает, что и наметившиеся улучшения в мировой экономике – временное явление. «С прошлой осени по эту весну все развитые страны вливали в свои экономики огромное количество денег. Везде, кроме Китая, эти деньги не использовались на модернизацию реального сектора. Они не создавали новые производства, которые могут самостоятельно работать и самостоятельно получать прибыль, – пояснил он «НИ». – Эти деньги шли в финансовый сектор – в банки, на фондовый рынок, на валютный, на рынки фьючерсов. И поскольку современный ВВП учитывает финансовые рынки наравне с реальной экономикой, он вырос, но не столько за счет улучшений в реальном секторе, сколько за счет сектора спекулятивного». По словам экономиста, поддержка, которая оказывалась с прошлой осени, не создала новых конкурентоспособных субъектов экономики, а потому лишь смягчила ситуацию, но не исправила ее. «Голодного кормишь – он живет, перестаешь кормить – он умирает. Но как не умел зарабатывать, так и не умеет», – пояснил эксперт.

А спекулятивные игры тем временем набирают обороты. Вчера британская Financial Times написала, что рынок так называемых «мусорных» облигаций – бумаг, выпущенных компаниями с самыми низкими кредитными рейтингами, – переживает в Европе настоящий бум. Дело в том, что из-за рекордно низких процентных ставок доходы по инвестициям тоже упали. А «мусорные» бумаги способны принести инвесторам доход вдвое выше традиционных вложений. Рейтинговое агентство Standard & Poor’s уже предупредило: бегство инвесторов на рынок бросовых облигаций чревато неблагоприятными последствиями.

Перспективы наступить на те же грабли беспокоят всех, в том числе пионеров нынешнего кризиса – США. На этой неделе там был представлен законопроект, дающий администрации существенные полномочия регулировать финансовый сектор и даже закрывать компании, угрожающие экономической стабильности. Документ уже получил одобрение президента Барака Обамы, который отметил, что «финансовая система не может эффективно работать, если финансовые структуры и инвесторы уверены в том, что правительство спасет их от последствий собственных неудач». Однако тех, кто играет по-крупному, остановить трудно. Ведь они пока в выигрыше. Последние несколько недель были наполнены позитивными отчетами крупнейших мировых инвестиционных компаний и банков о полученной прибыли, которую они уже начали делить. Так, крупнейшие финансовые компании США собираются по итогам года выплатить бонусы своим сотрудникам порядка 140 млрд. долларов. В докризисном 2007 году было на 10 млрд. меньше. Бонусы британских финансистов, по данным Центра экономических и деловых исследований (CEBR), в 2009 году вырастут на 50% относительно уровня 2008 года. В качестве оправдания и те и другие приводят данные о растущих доходах своих компаний.

Реальному же сектору не до бонусов. «Компании, которые озаботились реструктуризацией, повышением эффективности бизнеса, вряд ли будут использовать бонусы, – считает г-н Сальников. – Или они четко привяжут их выдачу к повышению эффективности, а не просто к тому, что вдруг деньги появились». Ученый уверен: без подъема реального сектора говорить о выходе из кризиса невозможно. «Все держится на реальном секторе. Именно там создается реальная стоимость, – пояснил он. – В финансовом она тоже создается, но только если появляется новый продукт или услуга, которая обладает потребительской стоимостью. Если этого не происходит, это спекуляции, что мы наблюдали и частично наблюдаем сейчас». По мнению эксперта, проблемы финансового сектора, которые привели к кризису, до сих пор не решены: «Сделаны только первые шаги по повышению прозрачности, ограничению прибыли, реальным оценкам риска. И главное – финансовый сектор должен реально продуцировать услугу, а не брать деньги непонятно за что».

Опубликовано в номере «НИ» от 29 октября 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: