Главная / Газета 10 Августа 2009 г. 00:00 / Экономика

«Это и есть рост без развития»

США не знают, где взять денег, а мы – как правильно их потратить

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ

Через два месяца федеральный долг США может достичь верхнего предела, установленного американским законодательском, сообщил в конце прошлой недели министр финансов Тимоти Гайтнер. Если это произойдет, правительство впервые может оказаться в состоянии технического дефолта, не выплатив деньги по долгам. У России другая проблема: есть финансовые запасы на черный день, но нет экономики, которая могла бы эффективно зарабатывать деньги в будущем.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
Решать проблему запредельного долга США собираются довольно просто – минфин уже направил в конгресс официальный запрос на увеличение законодательного предела федерального долга, который сейчас составляет 12,1 трлн. долларов. По словам г-на Гайтнера, этот показатель может быть достигнут уже в середине октября этого года – общий объем национального долга уже почти 11,7 трлн. К концу года сумма должна серьезно увеличиться, поскольку придется занимать деньги для покрытия дефицита федерального бюджета, который, по оценкам конгресса, в этом году достигнет 1,8 трлн. долл. Законодатели, скорее всего, удовлетворят просьбу минфина, поскольку невыплата средств держателям гособлигаций нанесет сильнейший удар по кредитному рейтингу Америки.

Россия в этом смысле чувствует себя довольно комфортно. На начало этого года общий (внутренний плюс внешний) объем госдолга РФ составлял 2,692 трлн. руб., или 6,7% ВВП. По итогам первого квартала этого года внешний госдолг страны снизился на 2,7% – до 39,5 млрд. долларов. Впрочем, скоро он начнет расти, поскольку резервного фонда, из которого покрывается огромный дефицит бюджета-2009, на 2010 год уже не хватит, и правительству придется впервые за последнее десятилетие занимать деньги на Западе. В следующем году Минфин планирует выпустить еврооблигации на сумму 613,6 млрд. руб., а еще 11,5 млрд. занять у международных организаций, возможно у Всемирного банка.

Заместитель директора Института экономики РАН Дмитрий Сорокин считает, что объем госдолга находится в пределах допустимого. «С точки зрения всех критериев у нас очень маленький внешний долг, – сообщил он «НИ». – Поэтому совершенно спокойно можно идти на увеличение заимствования, тем более располагая третьими в мире золотовалютными резервами». По словам экономиста, куда большую проблему представляют внешние долги отечественных корпораций. «В отличие от государственного, корпоративный дефолт у отдельных наших компаний, особенно ориентированных на экспорт, действительно возможен, – считает ученый. – Упал спрос на их продукцию, а значит, упали и их доходы. Плюс из-за падения фондового рынка уменьшились залоги из ценных бумаг. Теперь требуется довнесение залога, а за счет чего, непонятно». Корпоративные долги вызвали много шума осенью и зимой прошлого года из-за опасений, что не расплатившиеся с кредиторами стратегические корпорации перейдут под контроль зарубежных инвесторов. Однако западные банки уже пошли на переговоры по реструктуризации задолженности, понимая, что рано или поздно спрос на сырьевые товары восстановится.

Основная проблема России не деньги – они пока есть, а их эффективное использование, считает британская Financial Times, написавшая в пятницу, что РФ может ожидать длительная стагнация. По ее мнению, в нашей стране слишком велика роль государства в экономике, в результате чего значительная часть средств, направляемых на антикризисные меры, расходуется исходя из политических соображений. Главная забота властей, по мнению издания, минимизация безработицы и обеспечение экономической стабильности – стабилизация курса рубля, поддержка банковской системы. При этом мало внимания уделяется вопросу реструктуризации экономики. Правительство убеждает банки не требовать закрытия предприятий в моногородах, где остановка завода приведет к резкому росту безработицы, и предоставляет должникам гарантии из своих средств. Сейчас предприятия спасены, но в будущем у них возникнут проблемы с выживанием, считают британские аналитики.

«Стагнация у нас и так идет, причем она была даже в годы так называемого бурного роста, – считает Дмитрий Сорокин. – В 2000 году доля производственного оборудования со сроком службы свыше 20 лет в нашей промышленности составляла примерно 37%, а к концу периода роста, в 2008 году – уже более 50%. Это называется рост без развития, и это не имеет никакого отношения к мировому кризису. Наша экономика продолжает терять технологическую базу, в результате с каждым годом все больше увеличивая свою сырьевую зависимость». По словам эксперта, настоящий резервный фонд – это не деньги, вложенные в ценные бумаги и золото, а эффективно работающая материальная база производства и современные технологии. К сожалению, такого резервного фонда мы себе так и не создали.

Опубликовано в номере «НИ» от 10 августа 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: