Главная / Газета 25 Июня 2009 г. 00:00 / Экономика

Нежданно-негаданно

Почему российский бизнес оказался не готов к кризису

МИХАИЛ КАЛМАЦКИЙ

Каждая третья российская компания была плохо подготовлена к кризису, свидетельствуют опубликованные вчера результаты опроса, проведенного PricewaterhouseCoopers. В нем приняли участие руководители около 40 крупнейших компаний. По их мнению, мы крайне слабо готовы эффективно работать в условиях кризиса. Независимые экономисты объясняют это слишком малым опытом отечественного бизнеса, возрожденного после советских времен, и чрезмерной верой в официальные прогнозы властей, которые уверяли, что мировой кризис обойдет нас стороной.

МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
МИХАИЛ ЗЛАТКОВСКИЙ, «НИ»
shadow
Большая часть респондентов, а именно – 65% поставили готовности отечественного бизнеса к кризису оценку «тройку». Остальные 35% достались оценке «плохо». Высший балл не получил ни единого процента. Правда, когда речь зашла о собственном бизнесе, оценки руководителей компаний стали чуть лучше: 22% – «плохо», 60% – «средне» и 17% – «хорошо». Партнер PricewaterhouseCoopers Анастасия Осипова, считает, что лучше остальных подготовленными к кризису оказались компании, обладавшие дополнительными резервами и умеющие адаптироваться к новым условиям. «Важно, чтобы в компании система управления эффективностью деятельности обладала гибкостью и ее можно было адаптировать к быстро меняющимся условиям рынка», – заметила эксперт.

Вице-президент Национального института системных исследований проблем предпринимательства Владимир Буев считает выставленные оценки абсолютно справедливыми. «Наши исследования также показывают, что долгосрочного или даже среднесрочного планирования у нас, как правило, не было, – сообщил он «НИ». – В начале двухтысячных, когда общая экономическая конъюнктура улучшалась, горизонт планирования составлял полгода-год. Поэтому кризис оказался для большей части бизнеса неожиданным. Психологически народ уже привык, что идет рост. Большие резервы, накопленные Россией, позволяли власти говорить, что кризис нас не коснется. Может быть, это и убаюкивало бизнес. Даже когда кризис уже пришел в августе-сентябре прошлого года, не все верили, что это серьезно».

Заместитель директора Центра развития Валерий Миронов также считает, что мы излишне доверились прогнозам властей. «У нас мало независимых аналитических структур, которые предсказывают, в том числе и кризисы, – сообщил он «НИ». – Мы имеем либо частные структуры, которые не заинтересованы предсказывать кризис, дабы не отпугнуть клиентов, либо государственные, которые не хотели этого делать по другим обстоятельствам». По словам экономиста, по уровню стратегических навыков менеджмента и стратегии управления мы в мире далеко не первые. «Для этого нужны школы, передача опыта, – пояснил он. – Например, инженерные кадры у нас есть, и передача опыта шла, а бизнеса у нас не было. Он возник заново. А предпринимательские навыки – это искусство».

Теперь многое зависит от того, как отечественный бизнес будет действовать дальше. По данным опроса PwC, 62% бизнесменов считают, что в условиях кризиса показатели управления эффективностью компании надо скорректировать. Однако каждый третий нужды в этом не видит. Недавнее исследование международной сети аудиторских, налоговых и консультационных фирм КPMG дает еще менее оптимистичные результаты: в списке из 22 крупнейших экономик, представляющих Европу, Азию и Северную Америку, Россия оказалась третьей с конца по готовности бизнеса поменять стратегию в течение ближайших десяти лет. Только 23% представителей наших деловых кругов стремятся к радикальным изменениям. Для сравнения: у тройки лидеров – Японии, Сингапура и Индии – этот показатель составляет 87, 84 и 72% соответственно. Зато наши предприниматели активнее остальных рассчитывают на государственную поддержку, в том числе финансовую.

Валерий Миронов объясняет это излишней активностью государства. «Оно само бросилось помогать с первых минут, потому что имело деньги и боялось потерять доверие населения, – пояснил он. – Где-то оно переусердствовало, дало слишком много денег и подогрело и без того существующие еще с советских времен иждивенческие настроения. Также этому способствовал большой объем золотовалютных резервов, третий в мире, который и так хотели поделить еще до кризиса, а тут появился лишний повод». По словам экономиста, больше всего шансов на господдержку имели большие компании, меньше всего – малые. «Малый бизнес по инвестициям упал в первом квартале этого года на 35%, хотя крупный – всего на 5%».

«Малый и средний бизнес поддержки от государства и не ждет, – считает Владимир Буев. – Крупный – да. Он ведь у нас условно частный: либо в госсобственности, либо «акционерки», которые фактически тоже управляются государством. Какая там может быть стратегия?» Надежды крупного бизнеса на господдержку он объясняет тем, что его проблемы могут вызвать социальный резонанс. «У нас много градообразующих предприятий, чей менеджмент понимает: сокращение работников вызовет социальную напряженность. Понятно, что государство этого не допустит, учитывая, что деньги в стране есть. Отсюда такие иждивенческие настроения со стороны крупного российского бизнеса», – подытожил эксперт.

Опубликовано в номере «НИ» от 25 июня 2009 г.


Актуально


Регионы


Новости дня

Наверх
Читайте наши новости в соцсетях!

Подписаться на новости: